Ремесло узбекских деревообделочников

Ремесло узбекских деревообделочников

 

Первым орудием производства для человека служила обработанная палка, превратившаяся впоследствии в крупную отрасль ремесла. Ремесло узбекских деревообделочников (дуродгорлик или йунигчилик), которое пользуется большим спросом по сей день, тесно связано со строительным ремеслом. Деревообделочники — это ремесленники, изготавливающие сельхозорудия, мастера по производству арб (телег), лодок, деревянных остовов каркасных зданий, дверей и окон, подпорок и столбов. Самостоятельными отраслями этого ремесла считались токарное дело (чархчилик), производство сит (элакчи), столярное дело и резьба. Сельскохозяйственными орудиями широкого потребления служили чигирь (чигир, чархпалак), борона и соха, ярмо (буйинтирик), запруда (буват) для регулирования воды в арыках, желоб (нова), маслобойка (жувоз), рисорушка (обжувоз), ступа с пестом (кели, суки) для толчения неочищенного зерна и риса, черенки для лопат, кетменя и топора (теша), седло и хомут. Производством последних, а также массовым производством люлек для младенцев (бешик) и сит (элак) занимались эгарчи — это считалось самостоятельным ремеслом. К нему примыкали также мастера, изготовлявшие веретена и ткацкие станки (чарх, дукон). Существовали отдельные мастера, производившие детские деревянные игрушки — арбы, свистульки, куклы и т.д.
Производством высокохудожественных изделий отличается резьба по дереву (накдош, уймакорлик). Резьбой украшали бытовые предметы из дерева, в частности, различные подставки, шкатулки, сундучки, столики (хон-тахта), тумбочки и др. Глубоким многоплановым резным орнаментом покрывались также различные архитектурные конструкции и детали — колонны и столбы, створки дверей и ворот, карнизы и потолки, консоли и ступы столбов. Богатым растительным и геометрическим орнаментом украшали не только строительные детали домов, но и транспортные средства (арбы, лодки), а также различные бытовые предметы.
Основным материалом для резчиков по дереву служили карагачи, пирамидальные тополя, орех, арча, платан, тутовник и другие деревья местной породы. Применялись различные стили орнаментальной резьбы. Так, «бовдоди уйма» представляет собой разные геометрические композиции, оживляющие изделие трехкратной выемкой и глубокой игрой светотени. Знаменитый плоскорельефный стиль ислами выделялся непрерывно вьющимися и сплетающимися побегами, цветами, стеблями с бутонами, листьями, образующими сложные композиции в рамках традиционных медальонов и красочной каймы. Мастера-резчики широко использовали стиль «парга-ры»: с помощью циркуля и линейки на заготовку сначала наносят геометрическую сетку из кругов, квадратов и треугольников, по которой уже наносится тонкий, как кружево, узор. Все эти традиционные виды узбекской резьбы по дереву сохранились по сей день и успешно развиваются.
В Средней Азии были известны такие изделия узбекских деревообделочников, как красочно оформленные полки (жавон), сундуки и коробочки (кути), низкие столики (хонтахта) и стульчики (курси), разнообразная посуда и т.д. Эти изделия в большом количестве производились в Ташкенте, Самарканде, Ургуте и других городах. В Бухаре — конские седла и хомуты, в Хорезме — местная арба частично украшались тонко вырезанными орнаментами.
Следует особо остановиться на хорезмской арбе, о которой упоминают древнекитайские источники. Напоминающие их образцы встречаются также на археологических памятниках, настенных изображениях и рисунках. Традиционная хорезмская арба, широко используемая до начала XX века, отличается от других подобных средств передвижения других районов Узбекистана как по форме, так и по технике изготовления ее отдельных частей. Она значительно меньших размеров, чем, например, кокандская или ташкентская арба, при этом меньше не только диаметр колес, но и та часть, которая составляет основу арбы, называемую кукрак (грудь), ободья которой сделаны не из гнутого дерева, как у ташкентской арбы, а склеены и сбиты гвоздями с широкими шляпками, служащими своего рода шинами. Хорезмский арбакеш (возчик) располагается на передке (бусага или зангги), тогда как в других районах Узбекистана возчик сидит в седле запряженной лошади. Хорезмская арба отличается от других узбекских арб еще и тем, что на ее передок (зангги) наносится резной орнамент, аналогичный по форме и названию верхней части деревянных колонн или балок над воротами хаули (усадеб).
Если на изготовление одной ташкентской арбы у мастера с помощником уходило 14-17 дней, то для хорезмской арбы требовалось в два раза больше рабочих дней, что свидетельствовало о сложности ее изготовления.

рулетка csgo

Мастерских у производителей арб не было, они работали преимущественно на дому заказчика, который обеспечивал мастера сырьем и питанием. Основными инструментами, как и у других деревообделочников (йунигчи), служили пилы (ерги) различных размеров, универсальная теша, заменявшая в течение столетий ряд столярных и плотничьих инструментов, также различных размеров. Теша представляла собой род топора в виде мотыги, лезвие которого было насажено перпендикулярно к ручке, выполняющего, кроме того, функции стамески и рубанка. Использовали также обыкновенный топор (болта), клещи (омбир), различные стамески (качав), рубанок (ранда), ножовку (даст арра), скобель с колодкой (урок ранда), различных типов долота (искана), деревянный молот (олчин тукмок) и др. Станок (тиз) для сгибания ободьев колес состоял из толстой, укрепленной одним концом на стойке и вкопанной другим концом в землю опоры при помощи специальных колец. Другой станок (сим дукон), состоящий из двух прогонов и перекладин, использовался для отделки ступиц. Ступицы и ободья изготавливали из твердых пород деревьев — карагача, гужу ма и т.д. Резчики по дереву изготавливали различные шаблоны и образцы орнаментов.

Особое место в узбекском ремесле конца XIX — начала XX в. занимало изготовление лодок различных размеров. Судя по археологическим данным, эта отрасль ремесла появилась еще в эпоху бронзы. Крупным центром каючного промысла считался Хорезм. Именно на памятнике античного Хорезма, обнаруженном на буграх Беш-тюбе в 20 км к югу от Нукуса, найдено изображение парусного судна с двумя схематичными человеческими фигурами. Почти неограниченной монополией на производство местных каюков и все каючное хозяйство на Амударье вплоть до октябрьского переворота обладали хорезмские мастера.
По сведениям первоисточников, в конце XIX в. по Амударье плавало 330 больших и средних судов и несколько сот малых каюков. По грузоподъемности местные суда делились на два типа: большие — грузоподъемностью от 500 до 3000 пудов, средние — от 100 до 500 пудов. Лодку длиною около пяти сажен и шириной около двух изготавливали за ,40 дней. По словам мастеров-ка-ючников, срок службы судов дальнего плавания составлял 4-5 лет, по истечении которого необходимо было пополнить их число новыми, что свидетельствует о степени развития каючного промысла. Центрами судопроизводства в это время считались, главным образом, хорезмские города Питнак, Ханки и Гурлан.
К деревообделочным ремеслам относятся токарное (харротчилик), связанное с производством необходимых деталей для ткацких станков, веретен, колыбелей (бе-шик), жувоз, чикир, скалки и других бытовых предметов, часть которых покрывалась красивым орнаментом. Гребенщики (тарокчи), входящие в цех токарей (хар-рот), хотя и имели свои торговые ряды на базарах, в кварталах и махаллях, относились к самостоятельному виду ремесла. Так, например, в Ташкенте и Хиве была махалля элакчи, в Бухаре — харратон, в Самарканде -зингарон и т.д. В некоторых районах даже кишлаки получали названия отдельных отраслей ремесла.
Уникальной специальностью, относящейся к деревообделочному производству, является изготовление музыкальных инструментов, также известное с глубокой древности. На живописных росписях многих античных и средневековых памятников, на неповторимых миниатюрах изображены праздничные торжества с участием танцоров и музыкантов. Мастера этого тонкого искусства изготавливали музыкальные инструменты: струнные (думбира) — дутор, ситор, гижжак, танбур, афганский рубаб, духовые — карнай, сурнай, ударные — дойра, но-гора. Сырьем для большинства музыкальных инструментов служили местные «поющие» породы деревьев, такие, как шелковица (тутовник). Из них изготавливали популярные струнные инструменты, которые богато украшались инкрустацией из перламутра, кости, металлическими накладками, тонкой узорной резьбой.
Строительное дело тоже считалось самостоятельным видом ремесла, но с ним были тесно связаны дурадгары (плотники), йунигчи, каменщики (гишкор) и другие мастера. Поэтому внутри этого ремесла было четкое разделение труда. В разных местах мастера-строители назывались по-разному: во многих местах они известны под названием гилкор (укладчики кирпича), в Ташкенте и Ферганской долине — сувокчи (штукатуры) и редко -меъмор (архитектор) или бинокор (строитель). Все они были прекрасными знатоками своего дела. Широкий размах строительство принимало в столице и больших городах, где больше, чем в других ремеслах, применяли наемный труд поденщиков (мардикор, гулликчи).
В строительном деле особо выделялись несколько специальностей: укладчики кирпича (гишт терадиган-лар) и пахсы (пахса урадиганлар или пахсакаш), гумбаз тиклайдиганлар (гумбазчи) и синч уй курувчи-чубкари, каркасники (йигирик). Древние традиции и высокое архитектурное мастерство демонстрировали специалисты по строительству крупных зданий — мечетей, медресе и дворцовых зданий, занимавшиеся также реставрацией старых архитектурных памятников.
Особым почетом пользовались штукатуры (шувакчи) и искусные мастера резьбы и лепки по алебастру (ганч-кор уста). Последние владели не только тонким искусством резьбы по ганчу, но и изготавливали оконные решетки, паркет или нерила с ажурными узорами из гипса. Найденные в Варахше алебастровые скульптуры и настенные украшения, красочно вырезанные панели из древнего Афрасиаба и резные находки из дворца Топраккалы свидетельствуют о многовековой традиции искусства резьбы по ганчу (ганчкорлик). До сих пор нас восхищают уникальные резные алебастровые решетки и другие ажурные изделия ганчкоров с растительным и геометрическим орнаментом, изготовленные на больших алебастровых плитах и в нишах, на стенах и потолках ханских дворцов Хивы (Таш-хаули, Куня-Арк), в Нур-лавае и некоторых медресе и мечетей.

Орнаменты изделий из ганча были такими же, как и на деревянных резных предметах. Инструментами для мастеров служили специальные ножички различных форм и размеров — шугиргадон, мункар, марфели и т.д., изготовленные местными кузнецами. Сырье добывали на месте специалисты, именуемые в Хорезме ганжчи (добытчик алебастра).
Наиболее сложной и трудоемкой работой, требующей большого терпения и высокого искусства, была резьба но мрамору, мастера которой составляли один цех с резчиками по дереву. Они изготавливали, главным образом, орнаментированные мраморные базы или колонны, плоские блюда с орнаментом и надписью по краям, маленькие ступы с пестом для размельчения, мраморные чайники, котлы (казан) и кувшины (шакаша) для молока и т.д., о чем свидетельствуют хранящиеся в музеях бытовые предметы из мрамора.
Таким образом, деревообделочное производство было многопрофильным. Являясь одним из видов строительного ремесла, оно имело самое непосредственное отношение к созданию больших и малых архитектурных ансамблей с множеством художественных деталей, имеющих большую ценность. Это и величественные здания, и жилые дома, и транспортные средства, и различная утварь, и орудия труда и бытовые предметы широкого потребления в традиционном хозяйстве.
Развитие производительных сил в новейшее время стало важным фактором дальнейшего совершенствования описанных выше видов ремесла, особенно прикладного искусства. В последние годы, после обретения республикой независимости, в Узбекистане стали придавать большое значение традиционным видам ремесла, часто проводятся различные выставки произведений прикладного искусства, поощряются талантливые ремесленники.

 

Поиск по сайту

Статьи