Материальная культура

Материальная культура

 

Материальная культура каждого народа определяется местом его проживания, жилищем и домашней обстановкой, одеждой и украшениями, пищей и утварью. По утверждению этнографов, материальная культура, формирующаяся на протяжении многих веков и тысячелетий под влиянием определенных природно-географических условий, является выражением национальной психологии и духовности той или иной этнической общности. Так, например, типология жилищ, материал, из которого они строятся, и их конструктивные особенности, внутренняя планировка, принципы отопления и установки очага, домашняя обстановка и ее расположение позволяют определить не только особенности национальной культуры отдельных этнических групп, но и степень их духовного развития.
В Узбекистане города и селения появляются в начале 1-го тысячелетия до н. э. В священном писании зороастрийцев «Авеста», древних согдийских и персидских надписях, письменных источниках времен Александра Македонского сообщается о том, что здесь в древности было много городов и селений, крепостей и дворцов. Заслуживают внимания археологические находки, обнаруженные в этих памятниках, —настенная живопись с изображением бытовых сцен, одежды и украшений, домашней утвари и других предметов материальной культуры.
В конце 1-го тысячелетия до н. э. на территории Узбекистана, относящейся к Согдиане, Маргиане, Фергане и Чачу, наряду с городами были укрепленные замки аристократии, окруженные отдельными хуторами земледельцев. Такие постройки часто встречаются в Каршинском оазисе, вокруг Самарканда и в Хорезме. В период Кушанского государства была весьма развита городская культура, составной частью которой являлись ремесло и торговля. К этому времени относятся такие замечательные памятники, как Афрасиаб, Старый Термез, особенно Айртам и Халчаян, Карши и Хорезм (Топраккала и Ба-заркала), с уникальными, с точки зрения градостроительного искусства, городскими крепостями, дворцами и замками в округе. Так, например, трехметровые стены Халчаяна с трех сторон были оштукатурены алебастром, а их верхняя часть была украшена величавыми скульптурными изображениями. На густо-красном фоне стен белой краской нанесены красивые завитки, лепестки, гроздья винограда, несколько мужских фигур. Помещенные на белой панельной части стены скульптурные изображения раскрашены красной и черной минеральными красками. Особенно поражает обнаруженный у южной стены скульптурный женский образ: веселое лицо, обрамленное шлемом, из-под которого выступают густые пряди волос.

Раскопки Каратепа в старом Термезе позволили открыть не только архитектурную планировку буддийского храма, но и обнаружить в нем образцы скульптурного искусства, декоративные детали зданий, изготовленные из мергелевой извести, напоминающей мрамор, части алебастровой скульптуры, каменные навесы, изображения листьев и лотоса, настенные керамические надписи, являющиеся ярким свидетельством уникальной материальной культуры наших древних предков. Найденные и исследованные при раскопках хорезмских городищ Топраккала, Аязкала, Джанбаскала и их окрестностей замки и дворцы, многочисленные селения и курганы, крепости Кофиркала в Зарафшанской долине и Авултепа в долине Кашкадарьи также повествуют о существовании в регионе высокой городской культуры, созданной древними предками узбекского народа.
Несомненно, местоположение жилищ того или иного этноса непосредственно связано с селением (кишлаком) и городом, поскольку принципы и типология их строительства взаимно дополняют друг друга. Однако по характеру местоположения сельские поселения (кишлаки) могут различаться. Так, например, раньше поселения вокруг городов назывались рабат. В них в основном проживали ремесленники и частично — земледельцы. От них несколько отличались маловодные богарные кишлаки. В прошлом хуторов типа курганов, рассчитанных на большие патриархальные семьи, было много в Хорезме. Рабаты, хотя и располагались вокруг крепостных стен городов, имели дополнительные оборонительные сооружения. Например, в Маргилане, занимавшем 2163 га и окруженном стенами, находились не только жилые дома рабатов, но и садово-огородные и даже пахотные участки земли. Самарканд и его ремесленные и дехканские хозяйства были окружены стеной длиной около 40 км. В кишлаках вокруг Карши и Бухары проживали также дехкане и ремесленники. Во многих загородных кишлаках в летние жаркие дни четыре-пять месяцев проживало немало городских семей, занимавшихся дополнительно земледелием, чтобы пополнить свой семейный бюджет. Богатые же семьи имели вокруг городов большие территории, занятые садами и виноградниками, дававшими большие урожаи.
Некоторые селения, ставшие крупными ремесленными и торговыми центрами, обрели облик городов. Жилые кварталы, разделившись на отдельные взаимосвязанные махалли, были окружены хорошо возделанными садами и огородами. Одним из таких кишлаков был Ур-гут, где проживали узбеки и таджики. Они занимались не только ткачеством, набойкой тканей и другими ремеслами, но и возделывали садовые и овощные культуры, на богарных землях засевали пшеницу, ячмень и табак. В Ургуте раз в неделю был большой базар, куда, помимо местного населения, съезжались жители ближних и дальних селений. Здесь реализовывались продукты местных ремесленников, зерно и скот.
Широкое распространение получило совмещение сельскохозяйственного производства с ремесленным, особенно домашним промыслом. Не только в таких крупных селениях, как Ургут, но и в средних и малых кишлаках были свои кустарные промыслы. Так, в кишлаке Вобкент Бухарской области на продажу производили полосатую ткань, в Гиждуване — гончарные изделия, в кишлаке Читгаран — цветастую ткань. Своими гончарными изделиями славился кишлак Риштан, а шелковой тканью — кишлак Дургадик в Хорезме. Благосостояние населения таких кишлаков было более значительным, чем маловодных богарных поселений. До недавнего времени бывшие кочевые и полукочевые узбеки жили в стенных маловодных районах в примитивных глинобитных хижинах, вокруг которых не было ни растений, ни деревьев. Воду, добываемую из колодцев или родников, использовали как для питья и полива небольших делянок, так и для пойки скота. До недавнего времени такие способы добывания воды были известны у родо-племенных групп узбеков, которые умело использовали дождевые воды в специально построенных закрытых водоемах — сардоба. Подобные поселения можно встретить иногда вокруг Самарканда, в горных и предгорных кишлаках Джизака, Заамина и других околопустынных районах.
В начале прошлого столетия в Хорезме были в основном усадьбы-хаули хуторского типа, построенные из пахсы, с высокими стенами, угловыми башнями (кунги-ра) и большими воротами (дарвоза). В этих усадьбах имелось несколько жилых .помещений, в которых размещалась большая патриархальная или неразделенная семья, имеющая общее хозяйство, скотный двор и хозяйственные постройки. Хутора располагались на определенном расстоянии друг от друга, а их посевные земли поочередно орошались одним арыком. Похожие на хорезмские усадьбы имелись в Самаркандской области, вокруг Бухары, встречались также в Фергане.
Узбекские кишлаки представляли собой традиционные соседские общины, возглавляемые амином или аксакалом. В Туркестанском крае несколько кишлаков составляли одну волость, во главе которой стоял назначенный мингбаши. В конце XIX — начале XX в. центром волости считался один из крупных кишлаков, где находились медресе и большая Джу-ма-мечеть. Большие кишлаки, так же, как и города, разделялись на махалли (гузар, каум), объединенные вокруг одной мечети. В Хорезме такие поселения назывались «мачит кауми».

До конца XIX столетия многие кишлаки были в определенной степени замкнутыми, большинство жителей которых, кроме своего базара или ближайших городов, ничего не знали, то есть дальше своего кишлака не выезжали. Даже некоторые ремесленники, производившие разнообразные изделия, свои продукты реализовывали через торговцев-оптовиков, не выезжая за пределы родного селения.
Современные узбекские кишлаки, сохраняя традиционный образ жизни, реликты соседской и сельской общины в виде махаллинских обычаев и традиций, регулируемых общественным мнением и законами естественного права, являются весьма современными, благоустроенными селениями городского типа, электрифицированными и газифицированными. Они обсажены декоративными деревьями, тополями и цветами, нередко фасады домов украшают виноградные лозы, иногда — орнаментированные или резные ворота. Улицы прямые, асфальтированные, вдоль арыков — деревья. Центральная часть кишлаков застроена административными зданиями, дворцами культуры, школами и торговыми заведениями современного типа. И лишь в горных и предгорных районах иногда встречаются кишлаки старого типа.

 

 

Вы еще не бывали в Санкт-Петербурге? Вам можно позавидовать, ведь вас ждет встреча со сказкой!Чтобы ваш отдых прошел в комфортных условиях не забудьте заранее заказать гостиницу в Санкт- Петербурга. Мы можем предложить вам множество достойных вариантов, оптимальным с точки зрения цена-качество. Вы не разочаруетесь!

 

Поиск по сайту

Статьи