Психотерапия в Средние века

В Средние века особенности развития цивилизации в разных странах наложили отпечаток и на народную психотерапию. В арабских странах Х-ХII века были периодом расцвета культуры, благотворно повлиявшей и на развитие народной психотерапии.

В Средние века особенности развития цивилизации в разных странах наложили отпечаток и на народную психотерапию. В арабских странах Х-ХII века были периодом расцвета культуры, благотворно повлиявшей и на развитие народной психотерапии.

Знаменитые писатели и поэты, творившие в эту блестящую эпоху — Саади, Рази, Низами, Хафиз, Омар Хайям и другие, творчески переработали многие фольклорные произведения психотерапевтического содержания (притчи, житейские истории, сказки), придав им более увлекательную, интересную форму. К примеру, Низами в одном из своих четверостиший описал известный совет “народной психотерапии” по преодолению чувства обиды, для восстановления душевного равновесия:

“Сердце бедное в тревоге, чем взволновано оно?

Оскорбленья и обиды испытать ему дано.

Убиваешься напрасно, друг, не надо тосковать,

Все проходит в бренном мире, вечно жить не суждено”.

В замечательном памятнике арабского фольклора “Тысяча и одна ночь” содержится много сказок, повествующих о способах психотерапевтической помощи, применяемых в народной психотерапии. Рассказы о том, как умная Шахерезада исцеляла психически больного властелина, служили одновременно источником народного познания путей самоулучшения эмоционального состояния, психотерапевтической помощи себе и другим и лечения неврозов и психосоматики.

Европейские страны. На особенности формирования народной психотерапии в восточно-европейских странах, прежде всего Руси, значительное влияние оказало монголо-татарское иго, тормозившее экономическое и культурное развитие народа на протяжении двух с половиной столетий.

Из средств народной психотерапии более всего были распространены формы психотерапевтического самовоздействия с помощью заклинаний и заговоров — словесных форм, имеющих, по суеверным представлениям, магическую силу. Заговоры применялись, прежде всего, с лечебной целью. Так, при зубной боли следовало произнести: “У Адамовых детей ни зубы, ни губы не болели, ни кости не мозжевали, отныне до веку веков не будут болеть. Аминь”. Повторялись заклинания 3-5 раз в течение дня и сопровождались круговыми движениями у щеки, где болел зуб.

Использовали заговоры и в качестве психологического оружия, имевшего двойное назначение — для защиты от вредоносного влияния “дурного глаза” (сглаза) и для наведения на врага порчи, чтобы вызвать у него болезнь, несчастье и истощение физических возможностей как при навязчивой мастурбации. Для поднятия боевого духа воинов часто применялись заговоры-обереги, предохранявшие на войне “против супостата, от мечей и стрел”. Широкое использование заговоров для гетеро-аутосуггестивного воздействия во многом определялось терпимым отношением православной церкви к народным традициям, связанным с проявлением язычества. “Русское православие – не только благополучно соседствовало с язычеством, но и старалось до поры не замечать, как прекрасно уживались языческие поверья с верой во Христа.

Погибли великие языческие мифы, но сохранились обряды и приметы, без которых немыслимо было сосуществование с природой. Сохранились даже празднества и ритуалы, удачно совместившиеся с христианством”. В суровую эпоху монголо-татарского владычества родились и былины — песни о богатырях, защитниках родины. Совершаемые ими подвиги вселяли веру о возможности победы над врагом. Особой популярностью пользовались былины о трех богатырях — Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше Поповиче.

 

Поиск по сайту

Статьи