Коллективизм и индивидуализм в Греции

К сожалению, тематика борьбы двух начал – коллективистского и индивидуалистского – в той среде и культуре, которая обычно осмысливается исключительно как индивидуалистическая – в среде той античной политической элиты, которая вплоть до наступления эпохи кризиса полиса была именно аристократической, до настоящего времени является не раскрытой.

К сожалению, тематика борьбы двух начал – коллективистского и индивидуалистского – в той среде и культуре, которая обычно осмысливается исключительно как индивидуалистическая – в среде той античной политической элиты, которая вплоть до наступления эпохи кризиса полиса была именно аристократической, до настоящего времени является не раскрытой.

 

Без этого, с нашей точки зрения, невозможно правильно понять ни механизма становления античной демократии, ни специфику ее политической культуры. Скажем больше: представление об античной демократии как о неком противостоянии аристократической элиты как индивидуалистического начала и демоса как коллективистского начала, на наш взгляд, является не совсем корректной научной абстракцией, так как невозможно представить в принципе, чтобы все аристократы были обязательно ярые индивидуалисты, а вот все представители демоса – последовательные коллективисты.

 

Представляется, что изучая политическую культуру античной демократии, необходимо рассмотреть двуединую борьбу коллективизма и индивидуализма, в том числе (и особенно) внутри каждого слоя античных обществ. То есть индивидуалистические тенденции внутри коллективистской среды демоса и коллективистские – внутри индивидуалистической среды аристократии. Эта задача воспринимается нами как научно актуальная и будет реализована в нашем исследовании. При этом, если мы говорим о становлении конкретно афинской демократии, то нельзя не отметить, что афинский институт остракизма как раз является прекрасным подтверждением наличия тех коллективистских тенденций внутри полисной аристократии, которые были нужны для самосохранения античной аристократической элиты в целом в условиях усиления роли демоса и социальной конфликтности в формирующейся гражданской общине.

 

Того самого самосохранения, которое уже было проявлено афинской аристократией, когда в 640 году до н.э. аристократическое сообщество на время выслало из Афин род Алкмеонидов за то святотатство при устранении тирании Килона, которое, казалось бы, было объективно выгодно всей аристократической корпорации в целом, но которое при этом задевало религиозные чувства всего общества. Эта принципиальная готовность аристократического сообщества жертвовать теми своими отдельными членами, которые угрожают своим поведением существованию социальной группы в целом, отмеченная нами еще для VII в. до н.э. и формально оформленная только в V в. до н.э. в виде остракизма, с нашей точки зрения, является примером такого явного самоограничения и самоконтроля, которые, судя по всему, не только стали традицией в формирующейся демократической политической культуре, но и в значительной мере обусловили само ее становление.

www.vipusb.ru — флешка браслет для Вас.

 

Поиск по сайту

Статьи