Флорентийцы гордятся Понте Веккио

Флорентийцы гордятся Понте Веккио, считая его одной из главных достопримечательностей города.

Флорентийцы гордятся Понте Веккио, считая его одной из главных достопримечательностей города. Поэтому, когда в августе 1944 года немецко-фашистские войска, оккупировавшие Флоренцию, сделали попытку взорвать мост, жители организовали решительное сопротивление. Вскоре город освободили партизаны, и мост был спасен. По Понте Веккио перебираемся на левый берег. Здесь — Палаццо Питти с его прекрасными художественными собраниями, упоминавшаяся выше площадь Микеланджело и две церкви — дель Кармине и Сан Спирите В первой — фрески Мазаччо, вторая, построенная Брунеллески, считается одной из красивейших во Флоренции. Величественный Палаццо Питти — пример архитектуры флорентийского Возрождения.

 

Гармония пропорций в сочетании с простотой отделки рустом составляют его красоту. За дворцом раскинулся разбитый Амманнати сад Боболи, украшенный скульптурами, гротами и фонтанами. Дворец, построенный в середине XV века, был расширен и перестроен Амман-нати, после того как от семейства Питти перешел во владение герцогов Медичи. Тогда же по приказу Козимо I был построен крытый переход, соединивший дворцы Уффици и Питти, лежащие на разных берегах Арно, так что из одного в другой можно было попасть, не выходя на улицу. Этот переход в большей своей части сохранился и сейчас, он хорошо виден с моста алле Грацие: крытая черепицей галерея, ответвляясь от Уффици, тянется несколько сот метров вдоль правого берега, затем по второму этажу Понте Веккио и выводит на левый берег. Во время войны часть галереи, расположенная по левому берегу до дворца Питти, была разрушена.

 

Гордость галереи Питти составляют полотна великих мастеров Высокого Возрождения: здесь тринадцать картин Рафаэля, двенадцать — Тициана, восемь — Тинторетто. Если в Ватикане Рафаэль раскрывается как мастер монументальной живописи, то здесь, в галерее Питти, познаешь его как «мастера мадонн» и портретиста, а также как художника, гораздо более богатого по колориту, чем он ранее представлялся. Мадонн писали многие мастера Возрождения, но никто не достигал такой тонкости в трактовке образа женщины-матери, как Рафаэль. Это становится очевидным, когда сравниваешь два шедевра галереи Питти — «Мадонну Грандука» (1504—1505 годы) и «Мадонну делла Седиа» (1514—1518 годы). В первом произведении юная Мария изображена погруженной в свой внутренний мир, бесконечно далекий от окружающего, сдержанное проявление материнского чувства передает мягкий жест ее рук, бережно держащих младенца. По сравнению с этим возвышенным и поэтичным образом «Мадонна делла Седиа» кажется совсем земной и, может быть, даже несколько обыденной.

 

Но весь облик ее исполнен истинно-человеческого достоинства и спокойного благородства. У мадонны красивое лицо итальянской крестьянки, она прижимает к себе сына, стремясь уберечь его от невзгод. Молодая женщина изображена не в традиционном наряде мадонн, а в платье, какое носили современницы художника, голову ее покрывает полосатый шарф. Б музее сосредоточены великолепные портреты кисти Тициана — среди них портрет его друга писателя-публициста Пьетро Аретино и портрет Ипполито Риминальди, которые принадлежат к лучшим созданиям великого венецианского художника. Рафаэль-портретист холоднее, рассудочнее Тициана; в галерее Питти выделяется «Портрет кардинала Ингирами», выполненный им в крепкой реалистической манере. Среди картин художников других стран запоминается очень эффектная вещь ван Дейка — портрет кардинала Бентивольо в огненно-красном одеянии.

 

Интересная деталь: эскиз к этому портрету был недавно открыт в Эрмитаже при помощи рентгена под слоем красок на одной из картин ван Дейка, изображающей портрет неизвестного мужчины. Несколько слов об экспозиции. Она перегружена и хаотична. Картины висят вперемешку, например, Андреа дель Сарто и рядом Веласкес; Гверчино и ван Дейк и т. д. Интерьеры большинства залов сохраняют помпезный стиль дворцового убранства XIX столетия — стены затянуты малиновым штофом и украшены лепной позолотой: до 1859 года дворец Питти являлся резиденцией великих герцогов Тосканских.

 

…Наше пребывание во Флоренции закончилось поездкой во Фьезоле, городок, расположенный близ Флоренции. Белое шоссе на протяжении всех шести километров, отделяющих Фьезоле от Флоренции, подымается вверх — по склону крутого холма. Вокруг дороги, насколько видит глаз, расстилаются покрытые роскошной растительностью холмистые дали. По мере того как машина одолевает подъем, взору открывается панорама лежащей в низине Флоренции, перерезанной серебряной лентой Арно. Экскурсовод едва успевает давать объяснения: «Вот на той возвышенности Леонардо да Винчи испытывал свой летательный аппарат… В том доме с башней жил Анатоль Франс. Среди этих холмов любил гулять Данте; Боккаччо воспел их в поэме «Фьезоланские нимфы»…

 

За поворотом в окружении темных кипарисов и серебристых олив — вилла Медичи, сейчас частное владение, закрыта для посетителей. Во Фьезоле в доминиканском монастыре долгие годы жил художник фра Анджелико, он украсил стены монастырских помещений фресками…» Мы вспоминаем, что одна из них — «Мадонна со святыми» — находится в Эрмитаже. Наш путь заканчивается на площади Фьезоле, где стоит белое здание старинного монастыря, а в центре памятник: два всадника — Гарибальди и Виктор-Эммануил, запечатленные в момент встречи. Поблизости вход на территорию античного театра, раскопанного в конце прошлого века, и Музей памятников античного искусства.

 

отель в центре СПб

 

Поиск по сайту

Статьи