Санта Марна дель Фьоре

Подобно большинству средневековых соборов, Санта Марна дель Фьоре строился веками.

Подобно большинству средневековых соборов, Санта Марна дель Фьоре строился веками. Его постройку начал в 90-х годах XIII столетия Арнольфо ди Камбиа, в 1420—1434 годах Брунеллески возвел купол; фасад же облицевали только в XIX веке. Внутри собора стоит незаконченная «Пьета» — одна из трех, созданных Микеланджело в последние годы жизни, когда в обстановке наступившей реакции он был охвачен глубоким пессимизмом. Он хотел, чтобы эта группа была поставлена на его могиле. Скульптура состоит из четырех фигур: мертвого Христа, мадонны, Марии Магдалины и Никодима, в чертах которого можно уловить некоторое сходство с автором. Смятение чувств, беспокойство, отчаяние, тоскливая покорность — такой запоминается эта «Пьета».

 

Привлекает внимание ржаво-желтый цвет мрамора. Вазари между прочим сообщает, что из-за большой примеси наждака мрамор оказался слишком твердым, и Микеланджело не только бросил работу, но и разбил скульптуру. Ее реставрировали ученики, они же, по-видимому, доделали фигуру Магдалины. К достопримечательностям собора относятся две монументальные фрески, расположенные рядом высоко на стене слева от входа. Никак не связанные с простирающейся вокруг огромной, пустой плоскостью стены, они напоминают взметнувшиеся вверх штандарты. Обе фрески почти монохромны — одна выдержана в зеленых, другая в лиловато-коричневых тонах.

 

Эти изображения представляют собой конные портреты двух известных в свое время кондотьеров Никколо да Толентино и Джованни Хоквуда и играли роль монументов, увековечивающих память полководцев. Портрет Никколо да Толентино, командовавшего в 1333 году флорентийскими войсками, исполнил в 1456 году Андреа дель Кастаньо; портрет Хоквуда — в 1436 году Паоло Учелло. Вазари дает красочное описание фрески Учелло: «В церкви Санта Мариа дель Фьоре для увековечивания памяти Джованни Акуто, англичанина, полководца флорентийцев, умершего в 1393 году, он написал веронской зеленью коня, прекраснейшей стати и необыкновенной величины, на котором изображена фигура упомянутого полководца, писанная той же краской, в раме, высотою в десять локтей; …Паоло изобразил в перспективном виде большую гробницу, как бы указывающую, что тело находится внутри нее, а над ней поместили изображение этого самого полководца в вооружении и верхом на коне.

 

Это произведение считалось в свое время, как считается еще и по сей день, превосходнейшим образцом такого рода искусства». Выйдя из собора, останавливаемся перед баптистерием — небольшим, грузным как бы вырастающим прямо из земли зданием восьмиугольной формы. Внешнее убранство его, как и Сан Миньято, составляет инкрустация цветным мрамором, расположенным простым и четким геометрическим узором по беломраморному фону. В Сан Джованни ведут три входа, их двери с бронзовыми рельефами на сюжеты библейских легенд принадлежат к лучшим созданиям флорентийской пластики. Одни двери, украшенные двадцатью восемью рельефами, сделаны еще в XIV веке скульптором Андреа Пизано, современником Джотто и Данте, автором рельефов соборной колокольни. Другие две выполнил столетие спустя флорентиец Лоренцо Гиберти, отдавший этой работе большую часть своей жизни. Особенно прославлены обращенные к собору восточные двери с десятью сочными живописными рельефами золоченой бронзы в обрамлении великолепного орнамента из листьев, плодов, животных и птиц. Над ЭТИМИ дверьми, по выражению Микеланджело, «достойными быть вратами рая», Гиберти трудился более четверти века — с 1425 по 1452 год.

 

Поиск по сайту

Статьи