БОЛОНЬЯ

Мы в Болонье, главном городе области Эмилия-Романья, которая принадлежит к числу наиболее развитых сельскохозяйственных районов страны; Эмилию-Романью недаром называют фруктовым садом Италии.

Мы в Болонье, главном городе области Эмилия-Романья, которая принадлежит к числу наиболее развитых сельскохозяйственных районов страны; Эмилию-Романью недаром называют фруктовым садом Италии. Болонья, насчитывающая около 400 тысяч жителей, расположена между Римини и Пьяченцой на древнеримской дороге Виа Эмилиа, в месте ее пересечения рекою Рено — притоком По. Рено протекает в северо-западной части города, она некрасива — мелководна, узка и не вносит заметного акцента в городской пейзаж. На старых монетах и медалях встречаются надписи: «Bologna dotta» (Болонья ученая). Теперь город часто называют «Красной Болоньей», а область— «Красной Эмилией», так как здесь велико влияние коммунистической партии, а мэр Болоньи — коммунист.

 

Во вторую мировую войну горожане и крестьяне «Красной Эмилии» шли в авангарде движения Сопротивления. В центре города на стене Палаццо Коммунале, нынешнего муниципалитета Болоньи, мемориальные доски с именами героев-болонцев, павших в борьбе с фашизмом за независимость своей родины. Наш гид, молодой инженер, был участником VI Всемирного фестиваля молодежи в Москве, и воспоминание о том, что он видел в столице СССР, самое яркое в его двадцатишестилетней жизни. Он довольно хорошо владеет русским языком и старается не только показать достопримечательности своего города, но и помочь нам понять его свободолюбивый дух. — Сейчас, после войны, — говорит он, — наша Болонья стала одним из важнейших очагов демократического движения, одним из активнейших центров борьбы итальянского народа за мир. Кто-то из нас спрашивает: — А вы сами? — Я член Коммунистической партии Италии, — говорит наш спутник, и все мы, как бы снова знакомясь, жмем ему руку. Наш новый знакомый ведет нас в знаменитый Болонский университет — старейший среди университетов Европы, основанный еще в 1058 году и уже в XII веке являвшийся одним из важнейших центров европейского просвещения. Болонья во многом обязана своей славой университету, в частности с ним связана деятельность Луиджи Гальвани, памятник которому украшает одну из городских площадей. Под сводами старинного палаццо нас встретили его хозяева — болонские студенты.

 

Это в основном молодежь из зажиточных итальянских семей. Но атмосфера «Красной Эмилии» чувствуется и здесь: во взглядах, улыбках, вопросах, на которые едва успеваем отвечать. Новые знакомые расспрашивают о жизни советских студентов. О прогрессивных настроениях лучшей части болонской интеллигенции свидетельствует такой факт. Как раз в те дни в Болонье полиция предприняла разгон рабочих демонстраций; в связи с этим некоторые ученые подписали протест, текст которого был отпечатан и расклеен на улицах города. Перед белыми, испещренными убористым шрифтом листами толпились болонцы, читая гневные строки. В Болонье отчетливо ощущается деловой ритм жизни трудового города, его улицы менее наводнены туристами, чем улицы Венеции или Флоренции. Внешне Болонья менее привлекательна, чем другие итальянские города, где нам удалось побывать. Общий колорит ее красновато-бурый, так как большая часть зданий построена из кирпича. Город показался шумным, пыльным, почти лишенным зелени и очень жарким. Даже аркады, тянущиеся почти бесконечной цепью вдоль улиц, обрамляя первые этажи домов, не спасают от зноя. Недавно на одном из наиболее оживленных перекрестков в центре Болоньи был сооружен подземный переход. В жару его прохлада — рай для утомленного туриста. И здесь есть что посмотреть: в подземных галереях размещаются магазины и нечто вроде своеобразного музея — строители перехода обнаружили на значительной глубине остатки древнеримской мостовой и мозаику времени императора Августа.

 

Они и выставлены там, где были найдены, в одной из подземных галерей, за стеклом. Эти древние останки напоминают о том, что Болонья — один из древнейших городов страны; этруски называли ее Фельзина, древние римляне — Бонониа. Характерной особенностью архитектурного облика города являются его башни; говорят, что их здесь больше ста. Отсюда слышанное нами название «Bologna turrita» (Болонья многобашенная). Наиболее знамениты две «падающие» башни XII века — Азинелли и Гаризенда. Они стоят рядом (по преданию, их выстроили две соперничавшие аристократические фамилии) на крохотной площади, к которой ведет широкая улица. Уже издалека видна замыкающая уличную перспективу стройная Азинелли высотой почти девяносто три метра. Башня эта имеет наклон на метр с четвертью. Ее соседка, сорокавосьмиметровая приземистая Гаризенда, наклонилась более чем на три метра и, кажется, вот-вот готова рухнуть. От падающих башен по Виа Риццоли можно выйти на обширную площадь Пьяцца Маджоре. Площадь обрамляют величавые фасады зданий XV века: Палаццо Коммунале и Палаццо Подеста.

 

Но ее торжественной доминантой является грандиозный незавершенный (только нижний ярус облицован мрамором, верх же выложен кирпичом) фасад Сан Петронио — самой большой церкви Болоньи и одной из самых больших во всей Италии. Эта базилика, заложенная в самом конце XIV века, строилась долго, до середины XVII столетия, но так и не была закончена, хотя в конкурсе на проект отделки фасада приняли участие такие крупные зодчие, как Балдассаре Перуцци, Дж. Виньола и Андреа Палладио. В 1425—1428 годах Джакопо делла Кверча, скульптор из Сиены, украсил центральный портал рельефами. Известно, что эти мраморные рельефы на мотивы библейских легенд о сотворении мира принадлежат к лучшим образцам итальянской пластики домикеландже-ловского периода. Но, к сожалению, почти невозможно рассмотреть невооруженным глазом все детали этих маленьких, довольно высоко расположенных (они помещены над дверью и на пилястрах, обрамляющих портал), почти черных от времени медальонов. Изображения оставляют лишь общее впечатление благородной красоты и подлинной, несмотря на малые размеры, монументальности. К Пьяцца Маджоре примыкает небольшая площадь, посреди которой весело играют струи знаменитого фонтана «Нептун». Его скульптура выполнена Джованни да Болонья, виднейшим представителем итальянского маньеризма. Довольно ясное представление о творческой индивидуальности этого мастера мы имели по бронзовым статуэткам Эрмитажа. Здесь, в Болонье, он предстал перед нами как монументалист.

 

Представляющий собой сплав меди с тем или иным веществом оловом браж Цветной металл в Алматы. | Крупный производитель предлагает купить неметаллическую стеклопластиковую арматуру по низкой цене.

 

Поиск по сайту

Статьи