Революция 1848 года

Революция 1848 года. В Риме провозглашена республика, республика в Венеции, республика в Тоскане. По призыву папы Пия IX католические государства — Франция, Австрия, Испания — организуют интервенцию, чтобы подавить революционное движение.

Революция 1848 года. В Риме провозглашена республика, республика в Венеции, республика в Тоскане. По призыву папы Пия IX католические государства — Франция, Австрия, Испания — организуют интервенцию, чтобы подавить революционное движение. 3 июля 1849 года пал Рим. Гарибальди, сражавшийся против войск интервентов, решил со своим четырехтысячным отрядом идти на помощь Венеции, где еще держались республиканцы. Переход был неимоверно тяжелым. Анита, как всегда, следовала за мужем, хотя была беременна и ее несли на руках. Она умерла в дороге. В лесу под Равенной и сейчас можно видеть шалаш, где скрывался в те дни Гарибальди. Близ местечка Сан Альберто сохранился дом, куда принесли умирающую Аниту, и комната, в которой она скончалась.

 

 В Сан Альберто мы поехали по особому приглашению. Члены крестьянского сельскохозяйственного кооператива, случайно узнав о том, что группа советских туристов находится в Равенне, послали за нами гонца, который «перехватил» нас по дороге. В большом чисто убранном прохладном сарае, выполняющем назначение клуба, за столами, уставленными кувшинами душистого местного вина, состоялась наша встреча с итальянскими крестьянами. Здесь было многолюдно. Нас окружали пожилые люди с натруженными мускулистыми руками, многие из них в последнюю войну были партизанами, широкоплечие коренастые юноши, тонкие стройные девушки, женщины с детьми на руках. — Amico, amico!.. — это слово бесконечно повторялось. На лицах крестьян радость, смешанная с любопытством. «Русские, настоящие русские, из Москвы приехали к нам в гости!» Вначале мы слушали переводчика, а потом разделились на маленькие группки и объяснялись кто как мог — больше жестами, чем словами. Женщины обнимают и целуют нас. Фотографируемся на память, школьники дарят нам цветы, мы им — маленькие подарки и значки. Быстро промелькнул вечер. И вот уже гостеприимный дом остался далеко позади, но теплое чувство симпатии к его хозяевам сохраняется в наших сердцах.

 

Посещение Падуи не входило в первоначальный план нашего путешествия. Мы выкроили время на эту поездку для того, чтобы посмотреть фрески Джотто — одного из величайших художников прошлого, прозванного «отцом итальянской живописи», Джотто, о котором много знали, но не видали его подлинников, так как их нет в наших музеях. Прошлое Падуи не столь богато событиями, как прошлое Равенны. Однако статуи великих людей, украшающие площадь Виктора-Эммануила, убедили нас в том, что и падуанцам есть чем гордиться. Большая заслуга в этом принадлежит Падуанскому университету, основанному в 1222 году. В эпоху Возрождения он являлся одним из крупнейших в Европе очагов светской культуры, рассадником материалистических идей и свободомыслия. Особенно значительных успехов по тому времени достигли в нем медицина и новые философские течения, носившие в основном материалистический характер. Атеистические тенденции падуанских ученых получили такой размах, что богословы поспешили принять контрмеры. В 1512 году Латеранский собор осудил философскую ересь падуанцев (аверроизм, александризм, учение о двойственной истине), а философ Помпонацци подвергся суровым преследованиям. Примечателен факт, что на протяжении восемнадцати лет в университете преподавал математику Галилео Галилей.

 

В стенах университета получили образование Коперник, Торквато Tacco, Вильям Гарвей. 5 ноября 1512 года перед коллегией маститых ученых предстал, как сообщают документы падуанского архива, «некий весьма ученый, но бедный юноша, пришедший сюда из дальних стран, просить представить степень доктора медицины бесплатно». Это был выдающийся белорусский гуманист и первопечатник Георгий Скорина. Вопрос был решен голосованием в пользу соискателя, отвечавшего на экзамене «похвально и безупречно». Близ Падуи, в селении Арква, прошли последние годы жизни великого Петрарки — поэта и гуманиста, который на заре Возрождения, когда феодальные предрассудки и власть церкви были еще очень сильны, утверждал, что «кровь всегда одного цвета. Но если одна светлее другой, это создает не благородство, а телесное здоровье. Истинно благородный человек не рождается с великой душой, но сам себя делает таковым великолепными своими делами».

 

В эпоху Возрождения падуанская школа живописи, крупнейшим представителем которой был художник Андреа Мантенья, оказала значительное влияние на характер искусства ряда северных городов Италии. Многое сделали в Падуе приезжие мастера: флорентийцы Андреа Кастаньо, Филиппо Липпи, Паоло Учелло, Донателло, а также венецианцы Джа-копо Джентпле, Джованни Беллини и Тициан. Мы отправились осматривать город, предводительствуемые гидом, который в начале экскурсии поспешил заявить, что Падуя испокон веков славилась «своим святым», своим университетом, фресками Джотто и росписями церкви Эремитани. Нам хотелось скорее идти смотреть Джотто, но экскурсия почему-то началась с базилики дель Санто. В этой большой церкви похоронен католический святой Антоний Падуанский, и «достопримечательность» эта привлекает в Падую немало паломников.

 

Поиск по сайту

Статьи