Арка Августа и мост Тиберия

Арка Августа (27 год до н. э.) и мост Тиберия (14—21 года н. э.), кстати сказать, функционирующий и сейчас, напоминают о том, что Римини — в древности Ариминий — был главной морской гаванью римского флота на Адриатике. Неподалеку отсюда возвращавшийся из похода Юлий Цезарь перешел Рубикон.

Арка Августа (27 год до н. э.) и мост Тиберия (14—21 года н. э.), кстати сказать, функционирующий и сейчас, напоминают о том, что Римини — в древности Ариминий — был главной морской гаванью римского флота на Адриатике. Неподалеку отсюда возвращавшийся из похода Юлий Цезарь перешел Рубикон, нарушив таким образом закон, по которому как проконсул имел право возглавлять войска только за пределами Италии. Он рвался к власти. «Jacta alea est» (жребий брошен) — с этими словами началась переправа римских войск через реку, бывшую границей между Италией и Цизальпинской Галлией. Наши попытки отыскать эту речку закончились полной неудачей. Никто не смог указать, где она. Возможно, виною тому слабое знание итальянского языка и нас просто не понимали, а может быть, итальянский Рубикон, сыграв свою историческую роль, высох и исчез с лица земли, подобно русской Калке.

Вернемся к храму Малатеста. Внутри он весь сверкает белоснежным мрамором, обработанным с поразительным разнообразием и фантазией, — здесь сто рельефов, пятьсот эмблем, двадцать статуй и три надгробия. Фигуры мифологических персонажей переплетаются с растительным орнаментом и изображением плодов и животных. В этом несколько наивном, но радостном, овеянном духом античности восприятии мира узнаешь «почерк» мастеров Возрождения. Творцами этой мраморной симфонии, видимо, были скульпторы Агостино Дуччо и Маттео де Пасти. Названия и оформления шести капелл храма также напоминают скорее о языческом, чем о христианском культе. Справа от входа расположена капелла Сиджисмондо, капелла Изотты и капелла Планет; слева — капелла Сивилл, капелла Детских игр и капелла Свободных искусств. В первых двух стоят мраморные саркофаги Сиджисмондо и Изотты. Над саркофагом Изотты, который несут фигуры слонов (слон в качестве эмблемы Малатесты, как и упоминавшийся выше вензель, многократно повторяется в убранстве храма), помещена совершенно языческая надпись: Divae Isottae Sacrum (Божественной Изотты святилище).

Надпись эта в свое время навлекла на Малатесту обвинение в святотатстве, а затем на протяжении XV—XIX веков была предметом споров между учеными по поводу смысла ее истолкования. В маленькой ризнице, смежной с капеллой Сиджисмондо, над дверью помещена фреска прославленного мастера раннего Возрождения Пьеро делла Франчески. Он изображает коленопреклоненного Малатесту перед его покровителем св. Сиджисмондо. Портрет властителя Римини очень хорош. Фигура в переливах узорчатой одежды рисуется на фоне светло-оливковой воздушной дали. Справа в медальоне изображение замка. Этот замок стоит в центре современного Римини, над тяжелыми крепостными воротами фамильный герб Малатеста — изображение грифона на щитке. По средам на площади перед замком устраиваются ярмарки, и тогда площадь оглашается звонкими голосами торговцев, зазывающих покупателей приобретать товары, залежавшиеся на полках магазинов. Мы обошли вокруг замка, внутрь попасть не смогли, он сильно разрушен и поэтому закрыт для посетителей. Наш экскурсовод, вздохнув, заметила, что суммы, отпускаемые на поддержание памятников старины, невелики и на реставрацию замка их не хватает. На главной площади города — площади Кавура — стоит большое здание театра XIX века, но облик ее определяют здания XIII столетия — Палаццо Подеста и Палаццо Синьории. В центре площади — мраморный фонтан, как уверяют жители, собранный Леонардо да Винчи из античных обломков. Однако этому трудно верить; хотя Леонардо в период службы у Чезаре Борджиа и посетил Римини, но был там недолго, проездом.

Если ко всему сказанному добавить несколько старинных церквей с живописью XV—XVII столетий, ратушу, увенчанную башней с часами 1500 года, развалины античного амфитеатра да несколько узких средневековых улиц — то облик старого Римини перед вами. Современный Римини — курорт, известный своим прекрасным песчаным пляжем, простирающимся более чем на двадцать пять километров вдоль берега Адриатического моря. Море и мягкий климат привлекают сюда тысячи отдыхающих. Пользуясь проспектами, мы подсчитали, что в маленьком Римини шестьдесят девять отелей и двести двадцать семь пансионатов. На всем протяжении пляжа стоят крошечные домики-кабины, их аккуратные ряды отделяют один участок пляжа от другого; каждый участок — частная собственность хозяина отеля или пансионата. У самой воды расположилась флотилия разноцветных тентов. Пляж отделяется от курортного городка широкой асфальтовой лентой шоссе, по которому нескончаемой вереницей движутся автобусы и автомобили самых различных марок. Наш отель — типичный образец современного зодчества; простые архитектурные формы без всяких излишеств, множество веранд, мраморные полы. Фасады отелей раскрашены в яркие цвета — красный сочетается с синим, желтый с оранжевым, плюс зеленые жалюзи, и это создает жизнерадостное впечатление и хорошо гармонирует с колоритом южной природы.

Еще сохранившиеся кое-где виллы и особняки начала нашего столетия кажутся бесконечно старомодными. Характеру архитектуры новых зданий соответствует и меблировка: мебель легкая, современных форм, она не загромождает комнат, оставляя много простора для воздуха и света. То там, то здесь у входа в отели висят объявления: «Здесь говорят по-немецки», «У нас венская кухня». Римини — известный курорт, посещаемый преимущественно немцами из Федеративной республики и австрийцами. Магазины, не в пример римским, торгуют до десяти-один-надцати часов вечера без выходных дней — хозяева наверстывают упущенные за зиму возможности. В мае курорт только начинает пробуждаться от зимней спячки, отели почти пустуют. Однако на улицах уже встречаешь отдыхающих: мужчин в трусах, женщин в купальных костюмах, не обращая внимания на местных жителей, они невозмутимо шествуют по улицам, направляясь на пляж. В Римини, как и всюду, завязываются короткие знакомства. Узнав, что мы из Советского Союза, собеседники забрасывают нас вопросами. Однажды, когда мы ожидали машину для поездки на очередную экскурсию, кто-то из нас предложил спеть. Мы начали с «Подмосковных вечеров», и сразу же окружавшио нас итальянцы дружно подхватили песню. «Если б знали вы, как мне дороги…»—увлеченно пел импровизированный хор по-русски и по-итальянски.

мраморная крошка

 

Поиск по сайту

Статьи