Сикстинская капелла

Как сообщает древнеримский писатель Плиний, Пракситель одновременно изваял две статуи — одну, как было принято, в одеждах, другую — обнаженную. Он первым решился представить богиню нагой. Жители Коса, которым принадлежало право выбора, купили статую в одежде.

Как сообщает древнеримский писатель Плиний, Пракситель одновременно изваял две статуи — одну, как было принято, в одеждах, другую — обнаженную. Он первым решился представить богиню нагой. Жители Коса, которым принадлежало право выбора, купили статую в одежде. Отвергнутую ими приобрели книдяне, и эта статуя прославилась на весь античный мир: многие специально отправлялись на Книд, чтобы увидеть это замечательное создание мастера. Впоследствии Афродиту Книдскую хотел купить царь Никомед, обещая простить книдянам весь огромный числящийся за их государством долг. Но они не пожелали с ней расстаться, и не напрасно — ведь великий Пракситель этой статуей создал славу острову Книду.

 

В пятнадцати залах Ватиканской пинакотеки (ее здание стоит особняком в саду) размещается небольшая, но ценная коллекция живописи. Только здесь можно составить представление о творчестве Мелоццо да Форли — большого мастера монументально-декоративного искусства XV столетия. В одном из залов выставлена фреска, написанная Мелоццо по случаю основания ватиканской библиотеки, и фрагменты росписи церкви Санти Апостоли в Риме, разрушенной в XVIII веке; на уцелевших кусках этой фрески изображены ангелы, играющие на музыкальных инструментах, и головы апостолов. Миловидные, очень светские ангелы грациозно касаются пальцами струн; апостолы устремили суровые взоры в небеса, их простые, но значительные лица напоминают лица итальянских крестьян. Расположенная высоко в апсиде роспись предназначалась для обозрения ее снизу, и художник сумел разрешить эту трудную для своего времени задачу, придав фигурам нужный ракурс. Выступая в роли историографа, Мелоццо да Форли запечатлел окруженного кардиналами папу Сикста IV в тот момент, когда он поручает ватиканскую библиотеку заботам ученого-гуманиста Платины. Выразительные портреты участников этой сцены даны на фоне грандиозных, уходящих вдаль аркад.

 

Мастерство их исполнения заставляет думать, что Рафаэль, создавший архитектурную перспективу «Афинской школы», имел в лице Мелоццо да Форли достойного предшественника. Фрески запоминаются красотой сиреневых, оливковых, пурпурных тонов. В одном из залов хранится «Святой Иероним» Леонардо да Винчи — единственное в Риме произведение гениального мастера. Это далеко не завершенная вещь воспринимается как мастерский этюд обнаженной фигуры в сложном движении. В зале, обозначенном номером восьмым, — картины Рафаэля: «Коронование богоматери», «Мадонна Фолиньо» и «Преображение», законченное уже после смерти художника его учеником Джулио Романо. Среди произведений итальянского искусства XVII века останавливает внимание исполненное глубокого драматизма «Положение во гроб» кисти Караваджо, которое принадлежит к числу наиболее известных и характерных работ этого мастера. Через залы античного музея можно пройти в ту часть дворца, где находится Сикстинская капелла и станцы Рафаэля. Сикстинская капелла — высокое прямоугольное в плане помещение (40X13 метров), где и теперь происходят богослужения, а в дни избрания папы собирается конклав кардиналов, — была выстроена в XV веке для папы Сикста IV, отсюда и ее название. В 80-х годах XV века известные флорентийские и умбрийские мастера — Боттичелли, Гирландайо, Пинтуриккио, Перуджино, Синьорелли, Козимо Росселли — украсили стены капеллы фресками на сюжеты Ветхого и Нового заветов (циклы «Жизнь Моисея» и «Жизнь Иисуса»). В 1508 году папа Юлий II приказал Микеланджело расписать потолок капеллы.

 

Микеланджело неохотно взялся за это. Он считал себя только скульптором и говорил, что живопись не его дело. Однако в том же году 10 мая он приступил к работе и закончил ее 31 октября 1512 года. Это был поистине грандиозный труд — собственноручно, без чьей-либо помощи Микеланджело покрыл росписью поверхность площадью свыше пятисот квадратных метров. О росписях капеллы написаны целые тома, поэтому мы напомним только основные их элементы. В средней части плафона помещено девять композиций на сюжеты библейских мифов—«Отделение света от тьмы», «Сотворение солнца и луны» и т. д. Вокруг расположены фигуры сидящих на тронах пророков и сивилл. Потолок прекрасно освещен, и это дает возможность хорошо рассмотреть великолепные росписи, расположенные на двадцатишестиметровой высоте. Композиция Микеланджело воспринимается как гимн человеку, как прославление его духовного «я», неотделимого, согласно эстетическим представлениям эпохи Возрождения, от совершенной внешней оболочки. Нет ничего мистического ни в образе бога, ни в образах сивилл, пророков или других персонажей библейских легенд. Здесь созидают, действуют, страдают люди, но люди героического плана. Во фреске «Сотворение Адама» юный Адам с телом безупречных форм н лицом, говорящим о богатстве духовного мира, являет собой типичный для искусства Возрождения идеал гармонически развитого человека. Титаническая воля и творческая страсть раскрываются в образе бога, создающего светила и первого человека, отделяющего свет от тьмы. Характерное для Микеланджело господство человеческой фигуры над всем остальным ярко проявилось во фреске «Всемирный потоп» — одной из самых выразительных фресок цикла.

 

Почти не изображая разбушевавшейся стихии, художник акцентирует внимание зрителя на переживаниях людей, ставших жертвами ужасного бедствия. Сильными, страстными характерами наделил Микеланджело Буонарроти своих сивилл и пророков. И даже атлетически сложенные юноши, фигурам которых в общем композиционном замысле отведена чисто декоративная роль, являются носителями разнообразных и порою сложных чувств. Много лет спустя, после опустошительного разгрома Рима (1527 год) ландскнехтами Карла V и падения Флорентийской республики, в период краха идеалов Возрождения, Микеланджело написал на алтарной стене капеллы фреску «Страшный суд». По сравнению с легкими светлыми тонами росписей плафона, «Страшный суд» кажется темным. На огромной поверхности в двести квадратных метров, как бы охваченные зловещим вихрем, движутся бесчисленные обнаженные фигуры грешников и праведников. Отметая официальную традицию, мятежный духом художник дал необычную трактовку образа Христа — молодой, безбородый грозный судия, он единым мановением руки обрекает человечество на тяжкие страдания. Ужасом, тоскою, смятением и вместе с тем безграничной мощью веет от грандиозного творения Микеланджело, в котором воплощена трагедия гибели культуры Возрождения.

Здесь платье сетка.

 

Поиск по сайту

Статьи