Ватикан

На третий день нашего пребывания в Италии мы отправились на правый берег Тибра — в Ватикан. Перейдя мост св. Ангела (один из старейших мостов Рима, в основе своей — II век н. э.), останавливаемся перед внушительным сооружением цилиндрической формы, его венчает бронзовая фигура ангела с обнаженным мечом.

На третий день нашего пребывания в Италии мы отправились на правый берег Тибра — в Ватикан. Перейдя мост св. Ангела (один из старейших мостов Рима, в основе своей — II век н. э.), останавливаемся перед внушительным сооружением цилиндрической формы, его венчает бронзовая фигура ангела с обнаженным мечом. Это замок св. Ангола. Первоначально построенный как мавзолей императора Адриана, в средние века он был превращен в крепость. Замок св. Ангела долгое время являлся папской цитаделью, подземелья же его служили местом пыток и тюрьмою. Теперь это музей. Обогнув замок, выходим на прямую улицу Виа делла Кончилиационе, которая ведет к площади св. Петра—«парадному входу» в Ватикан.

 

Из замка св. Ангела в Ватикан можно также проникнуть по специальному коридору, проложенному еще в XIII веке одним из пап. По этому коридору в дни народных волнений, войн и иностранных нашествий папы спасались бегством из дворца, укрываясь за неприступными стенами крепости. Государство Ватикан занимает площадь в сорок четыре гектара, его население всего около тысячи человек. Ватикан выпускает свои марки (их охотно покупают туристы), чеканит свою монету, имеющую хождение по всей Италии. Наконец, Ватикан имеет свой банк «Banko di Santo Spirito» (Банк святого духа) и свое войско — швейцарскую гвардию. Наряженные в пестрые, желтые с синим, средневековые костюмы (на ватиканской фреске Рафаэля «Чудо в Больсене» изображены солдаты в подобных же нарядах) папские гвардейцы несут вахту у входов в Ватикан. Мы были в Риме дважды, в начале и в конце путешествия.

 

День нашего отъезда из Италии совпал с большим католическим праздником — днем св. Доминика, и мы стали невольными свидетелями религиозного ажиотажа. К собору, пересекая площадь, устремлялись люди. То тут, то там в толпе мелькали фигуры монахов и монахинь и выделялись белоснежные фигурки девочек в нейлоновых платьях, с вуалями на головах, спешивших к первому причастию. Все это двигалось, шумело, говорило на разных языках под мерный рокот фонтанов, аккомпанирующих человеческим голосам. В капеллах собора отправляли торжественную службу кардиналы. Дощечки, вывешенные на исповедальнях, извещали, что грехи будут отпускаться на английском, немецком, шведском, французском и испанском языках. Верующие останавливались перед «реликвиями» собора, припадали к ноге бронзовой статуи апостола Петра, палец которого стерт от многовековых прикосновений, и направлялись в подземелье к убранной живыми цветами могиле папы Пия XII (предшественника Иоанна XXIII), где застыл почетный караул. Никак не верилось, что это происходит в двадцатом веке — веке атома и космических кораблей! Грандиозный ансамбль площади, самой большой в Риме (340 X Х240 метров), создавался на протяжении многих лет.

 

Начало было положено папой Юлием II, лелеявшим честолюбивые замыслы объединить Италию под властью пап и в связи с этим развернувшим энергичную перестройку Рима как будущей столицы своей теократической державы. Когда-то на площади находился цирк Нерона, а с IV века — базилика, построенная принявшим христианство императором Константином на месте предполагаемой могилы апостола Петра. Старую базилику снесли и в 1506 году по приказу Юлия II приступили к постройке собора, призванного роскошью и размерами затмить все христианские церкви мира и прославить папский Рим. В сооружении собора св. Петра принимала участие целая плеяда известных зодчих. Начало положил Донато Браманте, ближайшим помощником которого был Бал-дассаре Перуцци, после смерти Браманте строительство возглавил Рафаэль, а после его смерти — Антонпо да Сангалло Младший. С 1546 года во главе строительства становится Микеланджело, который осуществил основную часть сооружения и создал купол, законченный уже после его смерти Джакомо делла Порта и Доменпко Фонтана. В 1607—1614 годах Карло Мадерно вносит некоторые изменения в постройку и возводит обращенный к площади фасад. И, наконец, в 1656—1665 годах Лоренцо Бернини обрамляет площадь открытой колоннадой. В XVI веке в центре площади был водружен обелиск, доставленный в Рпм из Египта еще при римском императоре Калигуле, а в XVII веке по ее краям поставили фонтаны.

 

Они очень эффектны: сверкающие на солнце снопы белой пены, взлетев вверх, с шумом обрушиваются в гранитные чаши бассейнов. Высота собора сто тридцать два с половиной метра. Главный фасад неудачно решен Мадерно. Так, если смотреть на собор с площади, то грузный портик почти заслоняет собой плавно возносящийся вверх купол, но его величавый силуэт отчетливо виден издалека. Вправо и влево от портика расходятся крылья колоннады Бернини — вначале под прямым углом к фасаду, затем, легко разомкнувшись, охватывают площадь гигантскими полукружиями. Колоннада имеет двести восемьдесят четыре пятнадцатиметровые колонны, над ними на балюстраде расставлены высеченные из камня сто шестьдесят две фигуры святых. Приподняв тяжелую кожаную завесу, входим внутрь собора. Он огромен и перегружен декором: мозаика, живопись, скульптура, лепка, позолота, бронза — все это собрано здесь в таком изобилии, что, пожалуй, поражает воображение, но полное отсутствие ансамбля исключает целостность восприятия.

 

Собор вмещает несколько десятков тысяч молящихся — ото самая большая церковь мира. И чтобы это знали посетители, отцы церкви (им нельзя отказать в остроумии) использовали принцип «наглядности»: вдоль главного нефа в пол вделаны бронзовые отметки с указанием длины самых крупных храмов мира. За последней отметкой остается еще свободное пространство, которое и убеждает в том, что центральный неф собора св. Петра длиной в сто восемьдесят семь метров (общая длина собора двести одиннадцать метров) превосходит нефы всех других церквей. В глубине собора под куполом над главным алтарем, где служит папа, возвышается бронзовый балдахин высотой двадцать девять метров, выполненный Лоренцо Бернини из бронзы античных стропил портика Пантеона. В соборе и в подземелье расставлены многочисленные мраморные и бронзовые надгробия пап: папы, восседающие на тронах в окружении полногрудых добродетелей; папы, коленопреклоненные на молитве; папы благословляющие; папы, возлежащие на смертном одре. Авторами надгробий являются такие прославленные мастера, как Антонио Поллайоло (надгробие Сикста IV), Бернини (Урбана VIII, Александра VII), Канова (Пия VI и Климента XIII), Торвальдсен (Пия VII), Тенерани (надгробие Пия VIII). Разочаровывает Бернини: здесь, в соборе, скульптор говорит напыщенным языком. И чем, как не уступкой дурному вкусу, можно назвать надгробие папы Александра VII, где позолоченный скелет, приподнимая край желтой мраморной мантии, патетически простирает к беломраморному папе руку с песочными часами?

 

Поиск по сайту

Статьи