Сенека, воспитатель Нерона

Мы долго стояли перед гробницей Сенеки, воспитателя Нерона, философа, покончившего самоубийством по приказу своего царственного питомца… Параллельно Аппиевой дороге сравнительно недавно проложена комфортабельная магистраль Виа Кристофоро Коломбо. Она ведет от терм Каракаллы на территорию EUR (Esposizione Universale di Roma) и дальше в римскую гавань Остию.

Мы долго стояли перед гробницей Сенеки, воспитателя Нерона, философа, покончившего самоубийством по приказу своего царственного питомца… Параллельно Аппиевой дороге сравнительно недавно проложена комфортабельная магистраль Виа Кристофоро Коломбо. Она ведет от терм Каракаллы на территорию EUR (Esposizione Universale di Roma) и дальше в римскую гавань Остию. Грандиозный архитектурный ансамбль EUR предназначался для Всемирной выставки 1942 года. Этот мраморный город включает разнообразные сооружения — Палаццо Конгрессов, Дворец науки, обелиск Маркони, театр, церковь, спортивные площадки, а также искусственное озеро и одиннадцать гектаров леса. Другой современный комплекс — спортивный городок Форо Италико — расположен на северной окраине Рима.

 

Он был капитально перестроен и расширен к Олимпийским играм 1960 года. В характере спортивных сооружений Форо Италико отразился прогресс современной науки и техники. В этом плане интересен Малый дворец спорта (Palazzetto della Sport), одно из лучших созданий итальянского инженера Пьетро Луиджи Нерви, известного как автора экономичных покрытий сборной конструкции. Оригинальный купол Палаццетто диаметром шестьдесят метров составлен из тысячи шестисот двадцати ромбовидной формы армоцементных элементов; технически эффективное решение сочетается с эстетически выразительным внешним обликом здания. Бродя по городу, обращаешь внимание на то, как много в Риме площадей: одни — большие, составляющие основные ансамбли города: площадь св. Петра, площадь Венеции, площадь Дель Пополо; другие — маленькие, приютившиеся на перекрестках улиц, совсем тесные, но всегда украшенные фонтаном. Фонтаны — типичная деталь римского городского пейзажа, их много, они красивы и разнообразны. Пьяцца Барберини — фонтан «Тритон», Пьяцца Сан Бернардо — фонтан «Моисей», Пьяцца Маттео — фонтан «Черепахи»; на Квиринале перед дворцом президента республики — фонтан с античными фигурами «Укротители коней». Фонтаны украшают внутренние дворики великолепных палаццо и скромных домов. Наиболее знаменит фонтан Треви (1732—1751 годы, архитектор Никколо Сальви).

 

 Его скульптура органически сливается с архитектурой фасада старинного палаццо герцогов Поли. Центральная группа — Нептун на раковине, влекомой морскими конями, — выступает из стенной ниши. У ее подножия — изваяния обитателей морского царства, рифы и скалы, с которых с шумом ниспадают каскады воды. Справа и слева — аллегорические фигуры «Здоровье» и «Изобилие» и барельефы, которые воспроизводят историю источника, питающего водой фонтан. На одном из них девушка указывает истомленным жаждой римским воинам источник чистой воды, в память чего он назван «Aqua virgo» (Девичья вода). На другом — полководец Агриппа демонстрирует Октавиану Августу план акведука. Он был сооружен в 33 году до н. э. для того, чтобы провести воду Aqua virgo в термы Агриппы, следы которых можно видеть за Пантеоном и сегодня. Нет человека, который, приехав в Рим, не посетил бы фонтан Треви и но бросил бы монетку в его удивительно красивую цвета аквамарина воду. По традиции это должен сделать каждый, кто хочет побывать еще раз в Риме, поэтому на маленькой площади перед фонтаном всегда многолюдно и шумно.

 

Здесь состоялось наше мимолетное знакомство с Паулой и Веледой. Они не бросали монету в воду, не следили за тем, как блестящий кружок опускается на светлое дно бассейна, и поэтому выделялись в беззаботной толпе туристов. Разговорились. Оказалось, что девушки уже два года назад окончили финансово-экономический техникум и с тех пор заняты тщетными поисками работы. — По специальности? — Согласны на любую. В Италии работу легко потерять, а вот найти трудно. Особенно женщине, — отвечает, вздохнув, Веледа. Этот эпизод — только легкий штрих запечатлевшегося двойственного образа Италии, хотя обслуживающая нашу поездку буржуазная фирма, естественно, стремилась показать нам страну «без теней». Однако на протяжении всего путешествия нас не покидало ощущение двух Италии: одной — для туристов и другой — родины простых людей, которые, неся на своих плечах всю тяжесть капиталистического «процветания», не теряют мужества в борьбе за труд, хлеб и лучшую жизнь, обаятельных простых итальянцев, хорошо знакомых нам по картинам Ренато Гуттузо и лучшим произведениям итальянской прогрессивной кинематографии.

 

 Дружно бастуют промышленные предприятия. Их примеру следуют другие. Вот забастовали работники связи — и на почтовых отделениях скопились горы неотправленной корреспонденции; объявили забастовку регулировщики уличного движения — и столичный транспорт был парализован. На работу не вышли служащие муниципалитета — регистрация рождений, браков и смертей была приостановлена. Почти катастрофой явилась забастовка мусорщиков, когда Рим не убирался в течение сорока восьми часов и стал походить на огромную мусорную свалку.

 

Поиск по сайту

Статьи