Нападение на деревню

В другой раз нам неожиданно пришлось прервать занятия, потому что деревня подверглась вооруженному нападению. Из партизанского отряда здесь находилась в то время только «педагогическая группа», а войска наши были заняты в другом месте.

Была зима, и я помню, что спасли меня дети, которые довели меня через покрытые снегом поля до реки Янцзы, а там вместе с другими членами нашей группы я переправилась на лодке на один из островов, где мы были в безопасности. Никто из всей «педагогической группы» не умел грести, и Янцзы оказалась для нас почти такой же опасной, как враг.
Как то раз во время ночного перехода из одной деревни в другую мы натолкнулись на японский патруль. Нас было больше, чем их, но в основном это была студенческая молодежь, в том числе много девушек, и у нас не было оружия. У японцев же были пистолеты и винтовки.
Была ненастная погода. Японцы скрылись за высоким берегом небольшой реки, которую нам надо было перейти.
Положив зонты на плечи, вступили мы с замиранием сердца на мост. Наши фигуры с крепко прижатыми к плечу зонтами, которые издалека можно было принять за винтовки, очевидно, нагнали такой страх на японцев, что они, ввиду нашего численного превосходства, не решились открыть стрельбу. Если бы они стали стрелять, мы бы пропали.
Спустя два года после того как мы начали работать, в каждой деревне была школа, и все дети учились. Учителя днем преподавали в школе, а по вечерам с помощью детей обучали взрослых. Обучение было бесплатное; учителя получали небольшое жалованье, а кормили их крестьяне. Все же жили они неплохо.
Единственной старой традицией, полезной для нас, было чрезвычайно почтительное отношение крестьян к профессии учителя. В период Маньчжурской династии существовала еще система государственных экзаменов для чиновников: всякое повышение в чине было связано с проверкой классического образования чиновника; сдавая экзамен за экзаменом, он повышался в чине и достигал почета и богатства. Во времена Маньчжурской династии крестьянин знал, что отсутствие образования не позволит ему встать даже на нижнюю ступень лестницы. Почти болезненная жажда знаний никогда не угасала в сердцах наших крестьян.
Когда Новая 4-я армия защитила крестьян от японцев, она заслужила их благодарность; когда она дала крестьянам самоуправление, она пробудила в них гражданское чувство; а когда партизаны принесли в деревню всеобщее обязательное обучение, они окончательно завоевали сердца крестьян».
При исполнении своих обязанностей молодая девушка попала в плен к японцам, и они подвергли ее пыткам, чтобы добиться от нее сведений о численности и местонахождении партизан. Ей удалось бежать в Чунцин, где она жила на полулегальном положении. Я познакомился с ней как врач, когда она была больна в результате пережитого ею в японской тюрьме. Она принадлежала к числу тех многих воспитателей, учителей, ученых, инженеров, техников, писателей, работников искусства и культуры, которые откликнулись на призыв Мао Цзэ-дуна; она была одной из тех, кто был необходим «для выполнения огромной и тяжелой задачи — ликвидации национального и феодального гнета и построения независимого, свободного, демократического, единого и сильного Китая».
 

Поиск по сайту

Статьи