Кайфын снова освобожден

Заняв Кайфын, коммунисты повсюду развесили плакаты, призывавшие «все народные организации и организации всех партий объединиться для того, чтобы совместно создать местные органы власти»; другие плакаты обращались с призывом: «Защищайте национальную торговлю и национальную промышленность!»

Коммунисты гарантировали личную безопасность всем членам гоминдана, всем правительственным чиновникам и офицерам, сложившим оружие и прекратившим сопротивление. Эта гарантия не распространялась только на губернатора провинции Лю Моу-эня„ против которого было возбуждено преследование как против военного преступника.
20 июня коммунисты, заняв здание, где помещались правительственные учреждения, арестовали высших офицеров и чиновников, как, например, главного секретаря правительства и руководителя отдела просвещения. Представители командного состава коммунистической армии подвергли их допросу, а затем отпустили. Нам говорили потом, что им было поручено сообщить всем чиновникам, чтобы они вернулись на свои посты и продолжали выполнять свои обязанности.
Уходя из города, коммунисты взяли с собой все захваченное ими военное имущество и оружие; его было более чем достаточно для того, чтобы вооружить две полные дивизии. Перед уходом они выпустили воззвание, в котором говорилось, что они хотят избежать разрушения города и поэтому предлагают всем чиновникам, служащим и населению в будущем, в случае их возвращения, остаться на своих местах и продолжать работу.
Во время пребывания коммунистов в Кайфынс они «проявили большое великодушие и поразительную военную дисциплину».
Теперь Кайфын снова освобожден и быстро развивается как главный город коммунистической провинции Хэнань. Этот успех был бы невозможен, если бы Народно-освободительная армия в свой первый приход не завоевала доверия большинства населения.
Эта армия состоит из добровольцев. Никто из чиновников на гоминдановской территории не хотел поверить мне, что в Освобожденных районах нет принудительных наборов; им представлялось невозможным сформировать в Китае миллионные армии без рекрутских наборов, без насильственных мер, без связывания новобранцам рук за спиной. А я сам видел «мобилизационные собрания» в освобожденной северной части провинции Цзянсу в тот период, когда Чан Кай-ши начал свои «концентрированные атаки». Молодые, здоровые крестьяне массами вызвались пойти добровольцами. Единственный нажим, который, быть может, ощущали отдельные лица, это энтузиазм всех окружающих, воодушевление масс, побуждавшие немногих, менее решительных, отказаться от желания остаться дома и тем самым подвергнуться общему презрению. Большинство шло потому, что решило защищать свое собственное дело, и потому, что сами они достаточно пережили, чтобы понимать все значение борьбы. Некоторые шли потому, что не хотели «потерять свое лицо». Говоря словами молодого бойца с северного берега Янцзы, здесь у людей «была политика».
 

Поиск по сайту

Статьи