Коллективный труд

«Умеренная земельная реформа», проводившаяся в течение восьми лет войны с Японией, не ликвидировала полностью феодальных отношений в Освобожденных районах, но расстановка классовых сил в крестьянстве изменилась в пользу бедняков и середняков.

В результате создался имеющий большое значение класс «зажиточных крестьян нового типа», обогатившихся не путем феодальной эксплуатации, а благодаря земельной реформе новой демократии и своей собственной ударной работе в рядах «движения за увеличение продукции».
Часто отмечавшийся «индивидуализм» китайского крестьянина служил многим иностранцам и «образованным» китайцам доводом для доказательства того, что формы коллективного труда в новой демократии противоречат характеру населения. Но именно та форма, в какой реагировал крестьянин на превращение его в индивидуального собственника своего участка, лишает этот довод всякого основания.
Глыбы неперепаханной земли, разделявшие крохотные крестьянские участки, уступили место узким незасеянным полоскам. Они все еще служили границами личных крестьянских владений, но не мешали вспахивать сразу много мелких соседних полос, что и выполняли «бригады обмена трудом». Урожай каждого отдельного участка повышался потому, что все трудовое население деревни работало совместно там, где была наибольшая необходимость.
«Разве крестьянин не будет меньше стараться на поле соседа, чем на своем собственном?» — спросил один приезжий с гоминдановской территории.
«Но, если этот сосед пахал мое поле, как могу я сделать меньше для него?» — гласил ответ.
Прежде в Китае крестьянин мог стать известным лишь в том случае, если он занимался бандитизмом на дорогах и нагонял на проезжих такой страх, что молва о нем шла повсюду. Теперь же крестьянин У Мань-ю, бежавший в 1941 г. при приближении японской армии в Освобожденные районы, прославился как организатор первых бригад обмена трудом и как крестьянин, за несколько лет добившийся большой зажиточности новыми формами труда.
 

Поиск по сайту

Статьи