Аграрная политика

Вот что сказал Мао Цзэ-дун об этой фазе аграрной политики:
«В период войны с японскими захватчиками, в целях создания антияпонского единого фронта с гоминданом и сплочения всех сил, которые тогда еще могли бороться против японских захватчиков, наша партия, по собственной инициативе, заменила проводившуюся ею до войны с японскими захватчиками политику конфискации помещичьих земель и раздела их между крестьянами политикой снижения арендной платы и ссудного процента. Это было совершенно необходимо».

Новое изменение характера земельной реформы произошло во время гражданской войны против Освобожденных районов, начатой Чан Кай-ши после капитуляции Японии.
Проведение в жизнь земельной реформы во время войны с Японией было нелегкой задачей. Кроме сопротивления помещиков встречались трудности И со стороны самого крестьянства. Так, во многих деревнях страх перед феодалами настолько вошел в плоть и кровь, что крестьяне встретили с недоверием первых глашатаев новой демократии, появившихся в их деревне. Опыт многих поколений говорил им, что «армии приходят и уходят, а помещик всегда остается».
Однако если удавалось вызвать крестьян на беседу об условиях жизни в деревне, то уже после этого не представлялось трудным сделать понятной им аграрную политику новой демократии. После этого беднота соглашалась с доводами деревенских кадров партии. Но бывали и случаи, когда крестьяне, вы неся постановление о снижении арендной платы и ссудного процента, потом шли тайком к помещику и в ответ на его обещание не мстить им после войны соглашались платить и аренду и проценты в прежних размерах.
Только собственный опыт и активное участие крестьян в местных органах самоуправления убеждали их в том, что новая демократия пришла, чтобы остаться с ними, и что от них самих зависит не допустить возвращения прежних условий.
Но бывали затруднения и противоположного характера. Иногда нелегко было уговорить охваченных революционным порывом крестьян не заходить дальше, чем это допускала обстановка, определявшаяся национально-освободительной войной с Японией. Крестьяне, вспоминавшие о том, как всю жизнь, из года в год, они — и целые поколения до них — были лишены плодов своего труда, как над ними издевались и чинили им всякие насилия, часто склонны были окончательно свести счеты с помещиком, не ограничиваясь снижением арендной платы и ссудного процента.
Коммунисты отнюдь не считали эти требования необоснованными. Но в условиях национально-освободительной войны необходимо было убедить крестьян, что надо проявить известную сдержанность. Политические работники приводили примеры, когда в результате такого «левого» нажима помещики перебегали к японцам и становились, организаторами марионеточных войск, во главе которых, они иногда возвращались и жестоко мстили крестьянам.
Закрытые лавки и опустевшие мелкие предприятия в деревнях убедительно свидетельствовали о том, что в этих случаях помещику удавалось увести за собой большую часть зажиточных жителей деревни. Крестьяне все больше начинали понимать, что условия национально-освободительной войны кладут свой отпечаток на формы классовой борьбы.
 

Поиск по сайту

Статьи