Формирование нового штаба

Создалась угроза гражданской войны, которая, в связи с японской оккупацией, была куда опаснее, чем в период открытого разрыва с гоминданом в 1927 г.
Немедленно был сформирован новый штаб для Новой 4-й армии, и обе народные армии, 4-я и 8-я, были отныне подчинены одному общему главному командованию, находившемуся в Яньани.

До этого времени коммунистическая партия, верная принципу не подвергать опасности единый фронт против внешнего врага, отказывалась от всякой открытой критики правительства; но теперь она постаралась довести до сведения китайского народа и общественного мнения за границей подлинное положение вещей. Радиостанция Яньани, главного города коммунистических районов на северо-западе, подробно изложила события, связанные с «инцидентом», и разоблачила подлинные мотивы этой кровавой расправы. Вслед за тем она подвергла резкой критике существующие на гоминдановской территории порядки, проанализировала и заклеймила методы ведения войны центральным правительством.
Проявив большое мужество, бюро коммунистической партии на гоминдановской территории пробило брешь в гоминдановской цензуре; газета компартии, выходившая в Чунцине, с большим негодованием бросила обвинение реакционным генералам, совершившим кровавое преступление. Когда этот номер газеты был представлен цензору, в нем имелись лишь статьи безобидного содержания, против которых цензор ничего не мог возразить. Но после просмотра им контрольного экземпляра из набора была вынута длинная, незначительная по содержанию статья и заменена статьей с изложением «инцидента», в которой разоблачалась предательская стратегия разжигания гражданской войны, проводимая реакционной военной кликой. Представитель компартии в Чунцине Чжоу Энь-лай взял лично на себя ответственность за это дело, и правительство Чан Кай-ши не решилось тронуть его, ибо в противном случае оно открыто приняло бы на себя вину за раскол антияпонского фронта.
Продолжая критиковать политику правительства и предъявлять ему обвинения, компартия все же на первый план выдвигала задачу дальнейшего эффективного сотрудничества обеих партий, с конечной целью — добиться победы над Японией.
Аналогичные стремления независимого общественного мнения на собственной территории Чан Кай-ши и все более внушавшая уважение численность коммунистических армий явились самым действенным средством, препятствовавшим осуществлению планов тех гоминдановских генералов, которые предпочитали заслужить себе лавры в гражданской войне, а не в борьбе единым фронтом против Японии.
Коммунистическая партия разрешила трудную задачу: она предотвратила гражданскую войну и в то же время дала толчок к развертыванию широкой критики предательской политики реакции. С этого момента общественная совесть, пробужденная разумным и смелым образом действий компартии, больше уже не успокаивалась.
Раздававшиеся тогда отдельные громкие голоса разрослись в последние годы войны до хора, достаточно мощного, чтобы вынудить Чан Кай-ши, вопреки его желанию, маневрировать между уступками и псевдодемократическими признаниями, с одной стороны, и укреплением своей диктатуры с помощью террора — с другой. Тогда, во время «инцидента», коммунистическая партия открыла окно, через которое в гоминдановскую тюрьму народов проникла свежая струя правды. Эта свежая струя позднее сгустилась до атмосферы резкого осуждения и проклятия Чан Кай-ши большинством народа.
Симпатии, завоеванные в ту пору коммунистической партией на гоминдановской территории, были важным фактором для партизан в борьбе, на которую они мобили-зовывали народные массы за линией японского фронта. «Инцидент с Новой 4-й армией», при помощи которого Чан Кай-ши рассчитывал уничтожить половину ненавистных ему союзников, явился (несмотря на понесенные коммунистическими кадрами серьезные потери в лице смелых и подготовленных борцов) началом упадка его абсолютистского режима.
 

Поиск по сайту

Статьи