Приказ Хэ Ин-циня

Новая 4-я армия оперировала в низовьях реки Янцзы, далеко за линией японского фронта. Численность этой армии была первоначально установлена в 15 тысяч человек, но возросла за счет добровольцев до 100 тысяч человек. Как и повсюду, народные армии работали и сражались здесь, опираясь на активную помощь местного населения. Их ряды росли благодаря сотрудничеству с крестьянами.

Провинция, в которой они оперировали, имела особенно важное значение, ибо в ней расположены бывшая столица Китая Нанкин и огромный портовый город Шанхай. Данный район, треугольник Нанкин — Шанхай — Ханькоу, является самой плодородной и самой богатой местностью Китая и всегда входил в особую сферу влияния реакционнейших кругов гоминдана, вернее, был вотчиной телохранителей Чан Кай-ши, составлявших фашистское крыло гоминдана, возглавляемое братьями Чэнь — Чэнь Ли-фу и Чэнь Го-фу.
Эти круги с большим неудовольствием наблюдали за усилением авторитета партизан в районах, которые они, несмотря на японскую оккупацию, все еще считали своей личной сферой влияния. При японцах, сотрудничавших с реакционными помещиками, им по крайней мере обеспечивалась возможность угнетения крестьян и арендаторов. Поэтому они были обеспокоены ростом прогрессивных сил крестьянства в процессе все развертывавшегося движения сопротивления, и успешная борьба народа под руководством Новой 4-й армии против японских оккупационных войск только усиливала их беспокойство.
Следствием этого беспокойства был приказ, отданный гоминдановским военным министром Хэ Ин-цинем Новой 4-й армии — оставить свой район действий и отойти в район севернее старого русла реки Янцзы, в провинцию Аньхой и северную часть провинции Цзянсу.
Командование Новой 4-й армии опротестовало полученный приказ, так как результатом такого передвижения могло быть лишь то, что японцы вновь оккупировали бы оставленную ею территорию. Командование армии доказало на основании точной карты, что маршрут, предписанный приказом, вел через районы, где были расположены сильнейшие воинские части японцев, и что поэтому полученный приказ создает угрозу дальнейшему существованию армии.
Чжоу Энь-лай, находившийся в то время в Чунцине в качестве представителя коммунистической партии, связался с Чан Кай-ши и добился изменения маршрута, а также обещания, что районы, очищенные Новой 4-й армией, будут заняты партизанами.
Когда штабные части, в том числе самый штаб Новой 4-й армии, политические работники, вспомогательные санитарные части и их прикрытия двинулись в северном направлении по указанному маршруту, в одном ущелье они подверглись нападению 50 тысяч гоминдановских солдат, расположившихся на склонах ущелья и открывших оттуда концентрированный пулеметный огонь по двигавшейся колонне. Командующий народной армией был взят в плен, а начальник оперативного штаба пал под градом пуль. За исключением одной тысячи человек, которым удалось пробиться, все были убиты или взяты в плен.
На следующий день Чан Кай-ши заявил, что Новая 4-я армия воспротивилась его приказу и поэтому была уничтожена; она больше не существует.
В действительности же основные силы армии, 90 тысяч человек, перебрались через Янцзы еще до этого нападения. Их главный штаб и высшие офицеры погибли. Но так как партизанские войска обычно оперировали на больших пространствах отдельными, предоставленными самим себе частями, то радость Чан Кай-ши, сквозившая в его заявлении, оказалась преждевременной. Потеря штабных частей отнюдь не означала ликвидации армии. Я сам несколько лет спустя имел возможность восхищаться эффективными методами борьбы Новой 4-й армии в том самом районе, где она, по словам Чан Кай-ши, была уничтожена.
 

Поиск по сайту

Статьи