Положение крестьян

Для крестьян «феодализм» — не теоретическое понятие из области истории, а повседневная действительность. Она состоит из темных, безрадостных вечеров в глинобитной хижине, вечеров, проводимых без света, так как фитиль для коптилки слишком дорог.

Я видел семьи на севере Китая, которые холодной зимой проводили целый день в постели, прижавшись друг к другу, под ватным одеялом, потому что кормилец семьи, ушедший на работу, одел единственную в доме теплую вещь. Я видел крестьянские семьи, все члены которых были больны лейшманиозом («кала-азар», или «черной болезнью»). В одном лишь Северном Цзянсу эта болезнь ежегодно уносит свыше 80 тысяч жизней. Крестьяне определяют эту болезнь без помощи врача, так как хорошо знают ее признаки: вздувшийся живот, крайне расширенная селезенка, лихорадочное состояние и сильное малокровие. Заболевшие этой болезнью знают, что имеются спасительные инъекции, которые могут вернуть им здоровье, и им известно также, что если они не будут лечиться, го через два года их и их детей ждет верная смерть.
Я присутствовал на семейном совете в одной такой семье, где все — старики, родители и дети — страдали этой болезнью. Это страшное бедствие заставило всех членов семьи выложить все имеющиеся у них деньги на стол, но, когда их подсчитали, оказалось, что денег хватит только на курс лечения для одного человека. Тогда было принято тяжелое решение: все имеющиеся деньги использовать для лечения старшего сына, сохранившего работоспособность больше других. У детей и стариков оставалось мало надежды на излечение, и они вынуждены были, не получая врачебной помощи, ждать приближения смерти. А до того времени работавший член семьи должен был хоть как-нибудь кормить их.
Крестьянин в гоминдановских районах так беден потому, что значительную часть своего урожая он должен отдавать помещику: в менее плодородных местностях — до 60%, а в наиболее плодородных, как, например, в дельте реки Жемчужной (Сицзян) в Гуандуне,— до 80%.
Однако это тяжелое арендное бремя является не единственной причиной бедности крестьянина. Если после уплаты аренды у него еще в середине зимы кончается рис и ему нечего есть или если ко времени посева он остается без семян, он идет к помещику, чтобы одолжить у него рис или семена. И тогда помещик — хозяин земли, воспитанный в традициях феодального режима,— говорит ему:
«Еще Конфуций учил нас, что не следует отказывать в просьбе своему соседу, когда он в нужде. Разумеется, я одолжу тебе то, в чем ты нуждаешься. И поскольку твоя семья много веков работала на полях моей семьи, я посчитаю тебе не более 10% в месяц. Это значит, что через 10 месяцев — после ближайшего урожая — ты вернешь мне вдвое больше, чем я даю тебе взаймы сегодня»
Крестьянин низко кланяется, берет рис и уходит После сбора урожая он возвращает помещику столько, сколько одолжил у него, и сверх того столько, сколько он — по его расчетам — может выделить из оставшегося Когда наступает зима, он вынужден делать новый заем, пока, наконец, не приходит день, когда помещик зовет его к себе и снова цитирует Конфуция:
«Еще классики учили нас,— говорит он,— что не следует жестоко поступать с неисправным должником. Ты задолжал мне гораздо больше, чем стоит твой маленький участок земли. Но, поскольку твоя семья много веков работала на полях моей семьи, я хочу простить тебе всю сумму долга, сверх стоимости твоего собственного маленького поля, и удовлетвориться передачей мне твоего участка вместо уплаты наличными».
Тогда крестьянин собирает свои пожитки и уходит в чужие края. Так ростовщичество становится вторым источником бедности крестьян.

Публикации SCOPUS

 

Поиск по сайту

Статьи