Ценою народных жертв

После захвата Ханькоу японцами в 1938 г. Чунцин,. самый крупный город Сычуани, расположенный в глубине страны, на западе, стал военной столицей Китая.
За это время китайский народ дал бесчисленные доказательства своей стойкости и своей готовности к борьбе.

Университеты перекочевывали из крупных городов, расположенных на востоке, в глубь страны, совершая длинные, тяжелые переходы и унося с собой библиотеки, лабораторное оборудование и учебные пособия. Целые фабрики, разобранные на части, передвигались на плечах рабочих и кули по направлению к неоккупированным территориям. Интеллигенты, писатели, профессора и художники видели в Чунцине центр сопротивления и, охваченные патриотическим чувством, устремлялись туда, чтобы там работать.
Но всякий попавший в Чунцин в 1939 г. не мог не признать, что, с тех пор как началась война, в правительстве и гоминдане произошли серьезные политические перемены.
Либеральная буржуазия, игравшая в первые годы войны ведущую роль в деле мобилизации сил народа, утратила свое влияние; гоминдан опирался теперь исключительно на помещиков и на старую феодальную бюрократию. Интересы этих слоев определяли политику правительства.
Попав после длительного перехода в неоккупированные районы, буржуазия оказалась лишенной своего состояния и для развертывания заново своей деятельности вынуждена была обращаться за помощью к правительству. Университеты нуждались в помещениях, профессора — в своем жалованье, студенты — в рисовом пайке, выдававшемся в счет стипендий, а фабрики — в кредитах и правительственных заказах, чтобы снова развернуть производство.
Зато представители старой бюрократии принесли с собой в Чунцин свои феодальные привилегии, на которых держалась их власть. Эта феодальная бюрократия могла теперь еще сильнее эксплуатировать крестьян, так как она опиралась на армии, присвоившие себе в прифронтовых провинциях функции исполнительной власти, направленной против народа. Чем больше эта бюрократия укрепляла свое экономическое и политическое могущество с помощью полицейских и военных сил гоминдановской армии, тем сильнее расшатывался экономический фундамент буржуазии и падал ее политический удельный вес.
Китайская феодальная бюрократия без всяких колебаний использовала имевшиеся в ее распоряжении орудия власти. Аресты коммунистов, насильственное «выправление» общественного мнения в духе строго правительственной точки зрения, нахмуренный взгляд цензора при каждом проявлении либерального образа мыслей — вот чем ознаменовался этот этап войны с Японией.
 

Поиск по сайту

Статьи