Два лагеря

Поняв, что война против Японии стала неизбежной. Чан Кай-ши после своего освобождения заключил с коммунистами соглашение, которым обязался освободить политических заключенных — китайских патриотов и врагов Японии,— отказаться от своей политики передачи по частям национальной территории японцам и вести политику национального сопротивления. Коммунисты со своей стороны согласились отказаться от политики насильственной конфискации помещичьих земель и прекратить борьбу партии против правительства Чан Кай-ши, ведшуюся в условиях подполья на гоминдановской территории. 

Началу войны с Японией сопутствовал большой патриотический подъем, обеспечивший мобилизацию всех активных сил народа.
Чан Кай-ши обещал прекратить преследование прогрессивной интеллигенции и рабочих. Представителей коммунистов, в том числе Чжоу Энь-лая, пригласили работать в государственных организациях, предоставив им руководящие посты.
Антияпонская пропаганда и просветительная деятельность на гоминдановской территории были переданы в руки Го Мо-жо, крупного прогрессивного писателя, при-обревшего  известность переводом «Фауста» и своими историческими трудами. Группы патриотических студентов отправлялись в армии, где они делали доклады о великой оборонительной войне китайского народа, жили вместе с солдатами, организовывали для них театральные постановки, пели вместе с ними патриотические песни и писали для неграмотных письма к родным.
В коммунистических районах тоже произошли некоторые изменения. Были изменены названия:  «Советские районы» и «Красная Армия»; насильственная конфискация помещичьей земли была заменена иными методами земельной реформы.
Но, несмотря на этот достигнутый в 1937 г. «компромисс по устранению китайских противоречий», с самого начала существовали два метода ведения войны, две различные армии, две различные цели войны в двух отделенных друг от друга частях Китая. В ходе войны это противоречие все обострялось. 
«О затяжной войне»
В 1938 г. Мао Цзэ-дун опубликовал свою речь «О затяжной войне». Он говорил, что только в том случае, если война затянется и Китай использует это время для мобилизации всех сил народа и организации сопротивления в тылу врага, он будет в состоянии на последнем этапе перейти к решающему наступлению и добиться победы.
Формально между Чан Кай-ши и Мао Цзэ-дуном по этому вопросу расхождений не было. Любопытно, что в своей речи, произнесенной после потери Ханькоу (1938 г.), когда Чан Кай-ши заявил о своем решении продолжать сопротивление Японии, несмотря на потерю приморской полосы и всех крупных городов, он использовал ряд аргументов Мао Цзэ-дуна. Но на практике между обоими лагерями была целая пропасть.
Своим приказом «сопротивляться до последнего» Чан Кай-ши в начале войны бессмысленно жертвовал своими солдатами. В последующие же годы идея активного сопротивления находила выражение только в торжественных патриотических речах. Вместо организации сопротивления в тылу врага, в котором были бы мобилизованы все силы народа для «затяжной войны», Чан Кай-ши создал резервный район для отступления, где народная сила сопротивления была скована феодальным гнетом и наихудшие стремления господствующих классов находили для себя благодатную почву.
Гоминдановские армии активно участвовали лишь в двух больших сражениях: в боях за Шанхай и в сражении у Тайэрчжуаня (обе битвы происходили в первые два года войны).
В боях за Шанхай солдаты, исполненные духа сопротивления, героически сражались против японских войск, располагавших лучшим вооружением и техникой. Они несли огромные потери, стараясь в точности выполнить стратегически неправильный приказ Чан Кай-ши: «не отдавать ни пяди земли».
Чан Кай-ши знал, по-видимому, лишь два вида стратегии: фронтальное, стоящее больших жертв сопротивление, или же бездействие и поспешное отступление.

Доктор-Пульс, справка в бассейн купить.

 

Поиск по сайту

Статьи