Чан Кай-ши и Мао Цзэ-дун

После двадцати с лишним лет войны с иноземными захватчиками и гражданской войны Чан Кай-ши и Мао Цзэ-дун стояли друг против друга у реки Янцзы; Мао — человек, возглавивший крестьянское движение, и Чан — пошедший против него, чтобы вступить с ним в открытую борьбу.

Как отклик на предупреждение Мао Цзэ-дуна в 1927 г. звучат слова Чан Кай-ши, произнесенные им 1 марта 1948 г. на собрании «Центрального учебного корпуса гоминдана» по поводу понесенных гоминдановским Китаем военных поражений и всеразъедающей продажности в его армии:
«Посмотрите на наших противников! Когда они что-либо предпринимают, то делают это от всего сердца, прилагая всю свою энергию и проявляя величайшую серьезность. Если вы в корне не измените своего поведения и не станете работать по-иному, я вскоре стану военнопленным, а вы попадете под суд как военные преступники. Мы все станем «белыми эмигрантами».
Нападение Японии на Китай
Нелегко было решить вопрос, какова должна быть тактика коммунистической партии после контрреволюционного переворота Чан Кай-ши. Существовало три разных мнения.
Некоторые старые партийные работники сделали неверные выводы из того неоспоримого факта, что китай-
екая революция носила характер буржуазной революции. Они считали, что, несмотря на пролитые потоки крови, все же следует попытаться договориться с гоминданом и идущей у него на поводу буржуазией.
Другие считали, что надо попытаться подготовить восстание среди рабочих немногочисленных в Китае крупных портовых и промышленных городов.
Мао Цзэ-дун заявил, что революция, безусловно, носит буржуазный характер, но что буржуазия, ввиду занимаемой ею в настоящий момент реакционной позиции, не может рассматриваться как союзник пролетариата; что пролетариат, безусловно, является наиболее передовой революционной силой Китая и поэтому должен сохранить ведущую роль в китайской революции, но что он составляет лишь незначительную часть населения (рабочие составляли не более одного процента населения Китая), и поэтому в настоящий момент освобождение крестьянства является самой важной задачей. Еще неотчетливое, смутное стремление крестьян к освобождению от полуфеодальных оков обещает превратиться в огромный источник революционной силы и сделать крестьянство мощным союзником пролетариата.
Мао Цзэ-дун не стал дожидаться конца дискуссии. Он, Чжу Дэ и Чжоу Энь-лай — великое созвездие китайской революции — ушли в горы Хунани и Цзянси. В скором времени там возникли китайские «Советские районы», которые своим героическим сопротивлением пяти походам гоминдана раз и навсегда решили исход дискуссии в пользу Мао Цзэ-дуна.
В этот опаснейший для китайской революции момент Мао Цзэ-дун сумел ответить на проблемы, возникшие в связи с преступным поворотом Чан Кай-ши от антифеодального похода гоминдана к союзу с империалистами и китайской реакцией. Четким анализом обстановки и энергичными правильными действиями он показал себя подлинным вождем коммунистической партии и демократической революции. Благодаря этой энергии, а также благодаря единству революционного анализа и революционной практики на всех важных этапах истории Китая, он стал вождем всего китайского народа.
Когда Чан Кай-ши продолжил свой поход дальше на север, он был не в силах воспрепятствовать   тому,   что  группы революционных солдат, не пошедших на союз с реакцией, остались у него в тылу. Позднее, когда началась освободительная война против Японии, эти группы стали ядром партизанских отрядов,  боровшихся  с японцами.
 

Поиск по сайту

Статьи