О гражданской войне

В Китае говорили о гражданской войне и о 200 миллионах людей, живущих в Освобожденных районах Северного и Центрального Китая, в Маниле — о «Хукбала-хане», об участниках движения сопротивления на Филиппинах, ведших во время воины партизанскую борьбу против японских оккупантов и продолжающих ее и поныне против помещиков-феодалов и против возвращения на Филиппины американских империалистов.

В Индо-Китае говорили о Вьет-Наме, о новой демократической республике, население которой уже в течение многих лет ведет тяжелую борьбу против французских колониальных войск. В Джокьякарте (Батавия) говорили о борьбе против объединенных усилий голландцев и американцев, направленных к тому, чтобы силой вернуть Индонезийскую республику под голландское иго. В Индии, только что добившейся мнимой свободы английского доминиона, имели место серьезные столкновения.
Вторая мировая война, как никакое другое событие до нее, расшатала основы общественного строя Азии. Миллиард ее угнетенных жителей, целый миллиард людей сражается против феодализма и колониального господства. Буржуазия колониальной и полуколониальной Азии стоит между этими двумя фронтами — на «ничейной» земле. Она колеблется между двумя противоречивыми чувствами. С одной стороны, она хотела бы придерживаться своего стремления к национальной независимости, но с другой — она опасается, что рабочие в процессе борьбы за национальную независимость добьются своего участия в строительстве и права пользоваться продукцией современного производства; она боится, что борьба крестьян за землю «зайдет слишком далеко».
Часть азиатской буржуазии готова выступить вместе с иностранцами — а в случае необходимости также вместе с феодальными помещиками — против народных масс, решительно выступающих за уничтожение феодальных отношений. Другая часть понимает, что ее собственные интересы — индустриализация Азии и тем самым общий прогресс — могут быть осуществлены лишь в том случае, если будут уничтожены феодализм и иностранный империализм.
Освобождение рабочих и крестьян от их оков кажется буржуазии в колониальных и полуколониальных странах слишком опасной ценой за ее собственную свободу, скованную в настоящее время как империалистической опекой, так и экономической диктатурой феодальных помещиков. Колеблющаяся, неспособная к самостоятельной политике, буржуазия в Азии примыкает то к одному, то к другому лагерю и застывает, как парализованная, «посередине», когда исход борьбы кажется ей слишком неопределенным.
Среди же народных масс Азии не существует никакого сомнения насчет того, что они подвергаются двойному угнетению. Над ними тяготеет власть феодальных помещиков, на плечах которых сидят иностранные империалисты. Пережитки феодальной системы и колониальное господство оказывают друг другу взаимную поддержку. Народ понимает, что он может сбросить оба груза лишь одновременно.
 

Поиск по сайту

Статьи