О деятельности западноевропейского Бюро Коминтерна В Конце 1932- начале 1933 г.

Взволнованный и довольный тем, что Тельман его приглашает, Вайнер помчался в «Дом Карла Либкнехта». Тельман встретил его как старого товарища. Он решил использовать подпольщика из Латвии в качестве связного. «Слушай, дружок,— сказал он,— поезжай немедленно и отвези этот пакет одному товарищу. Конспирации учить тебя не буду, но все-таки будь осторожен…» На пакете было написано только одно слово: «Георгу». Адрес Тельман сообщил устно, повторил два раза, просил хорошо запомнить и рассказал, как туда ехать, обрисовал дом и наказал позвонить в квартиру два раза.

Уединенный деревянный дом. Звонок — на втором этаже. Двери открыла пожилая женщина: «Да, геноссе Георг дома…». Связной передал пакет, а хозяйка предложила гостю кофе и попросила подождать. Через несколько минут вышел сам Георг, радостно улыбаясь. Это был Георгий Димитров, с которым Вайнер познакомился год назад в Москве, в Международной ленинской школе при Коминтерне, где училось немало революционеров-подпольщиков.
Они узнали друг друга, обнялись, а потом вспомнили Москву, общих знакомых… Рассказывали о делах за истекший год. Димитров сказал Вайнеру, что теперь самая важная задача коммунистических партий — это создание единого фронта рабочего класса, всех антифашистов. «Над этим мы сейчас неустанно работаем»,— подчеркнул Димитров.
Димитров передал Вайнеру пакет для Тельмана — ответ на полученные только что материалы. Он просил сразу же поехать к Тельману .
Опытный конспиратор оглядывается при выходе: пет ли слежки… Но пнкого не видно, можно ехать спокойно. Тельман его снова встретил радостно, поблагодарил. Просил дать адрес, чтобы он мог его вызвать для дальнейших поручений.
Профессиональный революционер из Латвии в ближайшие три месяца несколько раз выполнял функции связного между Тельманом и Димитровым. Вождь германских коммунистов именно ему давал эти важные поручения потому, что хорошо знал о его конспиративном опыте и, кроме того, полагал, что за Вайнером еще не следят полицейские ищейки, так как оп недавно приехал в Берлин.
В то время ни Тельман, ни Димитров не могли предполагать, что всего через несколько месяцев германские фашисты, пришедшие к власти, инсценируют «Лейпцигский процесс, на котором Димитров будет главным обвиняемым, и что одним из обвинений, кроме поджога рейхстага, будет связь Димитрова с германской компартией.
Вполне понятно, что в переписке и при личных контактах между Тельманом и Димитровым в то тяжелое для Коммунистической партии Германии время обсуждались вопросы конкретных действий. Большую помощь германским коммунистам в их борьбе оказывало Западноевропейское бюро Коминтерна.
Как известно, Западноевропейское бюро Коминтерна было создано по решению Политсекретариата Исполнительного комитета Коминтерна в апреле 1927 г. и существовало до конца февраля 1933 г. Местом его пребывания был избран Берлин. Оно действовало нелегально. Первое время Западноевропейским бюро руководил Д. 3. Мануильский, а с марта 1929 г.— Георгий Димитров. Секретарем Бюро в течение всего времени его существования был немецкий коммунист Р. Гюптнер. В состав Бюро входили видные деятели коммунистического движения: Д. 3. Мануильский, П. Тольятти, О. Куусинен, В. Кнорин. В его работе участвовали также Ж. Дюкло, К. Готвальд и др. Поскольку Бюро находилось в Берлине, активное участие в его работе принимали деятели КПГ: Э. Тельман, В. Пик, В. Ульбрихт, Ф. Геккерт и др.
 
 

Поиск по сайту

Статьи