Экономическое планирование на послевоенный период

С весны 1944 г. экономическое планирование на послевоенный период осуществлялось еще на одном уровне — в рамках имперской группы промышленности. Финансируемый ею Институт промышленных исследований во главе с Людвигом Эрхардом разрабатывал многочисленные предложения по организации экономики в послевоенный период.

Первоначально это делалось с ориентацией на то, что войну быть может все же удастся выиграть или как минимум закончить вничью. В ходе стремительного продвижения Советской Армии теоретические разработки велись под лозунгом «Военная игра на макете проигранной войны». При участии почти всего руководства имперской группой промышленности были разработаны подробные документы для всех отраслей экономики, которые обсуждались в «узкой рабочей группе», возглавляемой заместителем председателя имперской группы промышленности Рудольфом Шталем (одновременно шефом концерна «Зальцдетфурт»).
В западногерманской литературе эти события, и прежде всего деятельность Людвига Урхарда, нередко преподносятся как сопротивление фашистскому режиму. Это неотъемлемая часть легенды, созданной вокруг имени Людвига Эрхарда, впоследствии министра экономики и федерального канцлера, провозглашенного «отцом экономического чуда» в западных зонах оккупации.
Документы свидетельствуют о том, что большинство материалов о заседаниях «узкой рабочей группы» под руководством Шталя передавалось для ознакомления Олендорфу, лично принимавшему участие в некоторых заседаниях. Это еще раз подтверждает, что шеф 3-го управления РСХА, а следовательно, и другие главари CС были прекрасно осведомлены о ходе этой работы и сотрудничали с элитой государственно-монополистического экономического аппарата. Поэтому неудивительно, что в конце войны Олендорф был назначен министром в так называемом правительство Денпца и предоставил Деницу еще функционировавший разведывательный аппарат СД. После роспуска и ареста «правительства Деница» между Олендорфом и одним из представителей верховной ставки Союзного экспедиционного корпуса в Европе состоялись переговоры. На них переговорах речь шла о том, что необходимо срочно противодействовать «изменению настроений» населения Германии, происходящему под воздействием «изощренное пропаганды Советской России», и не допустить «взрывоопасного развития события».
Политический лейтмотив этих переговоров отчетливо отражает содержание планов фашистов на послевоенный период. С одной стороны, предпринималось все, чтобы повысить военный потенциал вермахта и как можно дольше удерживать фронт на востоке. С др\\ той стороны, главари национал-социалистской партии и СС, а также руководство государственного и экономического аппарата стремились принять все меры, чтобы не допустить революционного взрыва.
С этой целью изучались уроки первой мировой войны. Имперская группа промышленности, экономические рабочие группы и отдельные концерны опирались в своих разработках в первую очередь на опыт Версальского договора (потери территорий и т. д.), особенно в связи с «драматическими процессами в мировой экономике, происходившими после окончания первой мировой войны вплоть до осуществления плана Дауэса в 1924 г.». 9 февраля 1944 г. эта проблема обсуждалась иа заседании совета «Дойче банк», проходившего под председательством федерального министра экономики Вальтера Функа, в котором приняли участие ведущие банкиры, в частности Герман Абс». Секретная записка «О переориентации металлургической промышленности на задачи мирной экономики» от 10 ноября 1944 г. содержит обширный раздел, в котором анализируется опыт, приобретенный после первой мировой войны .
Гнетущее чувство страха, обуревавшее министра вооружения Шпеера перед лицом стремительного наступления Советской Армии, разделялось его многочисленными «друзьями и знакомыми», с которыми он на рубеже 1944—1945 гг. неоднократно беседовал «о своем мрачном будущем». Этот страх был вызван прежде всего тем, что в отличие от 1918 г. значительная часть Германии должна была быть занята армией социалистической страны.

мебель ван китайские раковины

 

Поиск по сайту

Статьи