Выгоды фашистской Германии в результате заключения пакта

Выгоды, полученные фашистской Германией в результате заключения пакта о ненападении с Полыней, носили внешнеполитический, военно-стратегический и внутриполитический характер. Наиболее важным для лидеров нацистского рейха в обстановке, сложившейся в конце 1933 — начале 1934 г., было преодоление международной изоляции, перманентно усиливавшейся на протяжении всего первого года пребывания нацистов у власти.

От решения этой проблемы непосредственно зависел и целый ряд других, прежде всего возможность беспрепятственно осуществлять ускоренное перевооружение страны. Соглашение с Польшей не только выводило Германию из этой изоляции, но и, что самое главное, вырывало одно из центральных звеньев французской системы послеверсальских союзов. Тем самым одновременно был сделан первый шаг и на пути разрушения существовавшей системы международных отношений основывавшихся на институте Лиги наций. Их билатеризация представляла  собой   основной компонент  политики,  направленной на разъединение потенциальных противников будущего агрессора, что значительно уменьшало для «третьего рейха» «риск прохождения через внешнеполитически опасные зоны». «Профашистское правительство Польши было одним из первых, кто ухватился за этого троянского коня гитлеровской дипломатии о двустороннем соглашении»,— отмечается в  советской  публикации.  На  практике  это выглядело следующим образом: Польша все больше отдалялась от Франции, что дало основание министру иностранных дел Франции Л. Барту уже в начале марта 1934 г. характеризовать двусторонние отношения как «весьма плохие». Пакт не только возводил преграду между Польшей и Францией, но и затрагивал отношения Варшавы с Малой Антантой, которая по прежнему ориентировалась на сотрудничество с Парижем. Особенно это сказалось на взаимоотношениях Польши и Чехословакии. Отсутствие взаимопонимания, не говоря уже о сотрудничестве, между двумя наиболее сильными в то время в военном отношении государствами Восточной и Центральной Европы в значительной мере делало неэффективным весь механизм французской союзнической системы в этом регионе. Была внесена определенная неуверенность и в отношения между Прагой и Парижем, так как стало весьма проблематичным, поддержит ли Чехословакия военные действия Франции против Германии в случае ремилитаризации Рейнской зоны или агрессии в каком-либо другом районе Европы, если эти шаги не будут обеспечены содействием Польши на севере. В конечном счете новая расстановка сил на политической карте Европы в значительной степени поставила  возможность заключения Восточного пакта, направленного на коллективное обеспечение безопасности в Европе, в зависимость от позиции Польши. И Гитлер отнюдь не льстил полякам (хотя это и могло восприниматься как лесть), когда говорил Донскому в конце августа 1934 г., что «в создавшейся обстановке позиции Польши имеет решающее значение».
При этом фюрер в очередной раз и, как всегда небезуспешно, разыграл антисоветскую карту, запугивая поляков «усилением Советов», что было бы «не только в ущерб Германии, но и всей Европе» . И Германия добилась своего, получив заверения в том, что Польша не будет принимать участия в каких-либо акциях, направленных на создание системы коллективной безопасности на континенте, и, будучи «бастионом цивилизации на Востоке», как минимум заморозит отношения с СССР в различных сферах»\’. Так, используя антисоветизм правящей верхушки Полыни, нацисты крепче привязали ее политику к своей и сорвали попытки объединить усилия держав, противостоящих потенциальному агрессору.
 

Поиск по сайту

Статьи