Значение договора для развития международных отношений

Основное значение договора для развития международных отношений и всей обстановки в Европе определялось тем, что самим фактом заключения германо-польского пакта Польша решительно поставила себя вне усилий по созданию системы коллективной безопасности на континенте и тем самым в значительной степени способствовала укреплению позиций потенциального агрессора, приближая возникновение новой мировой войны.

Между тем первыми апологетами германо-польского соглашения стали именно представители польских правящих кругов. Воодушевленные «обходительным» отношением нацистских лидеров к их стране как к «равной», они всячески превозносили достигнутое соглашение. Выступая в сейме, Бек утверждал, что «договор является существенным вкладом в обеспечение европейского мира». Вторя v влиятельная польская газета «Польска збройна», захлебываясь восторга, писала: «Из недавнего „сезонного» государства Польша стала теперь великой державой. И теперь она держит в своих руках если не всю европейскую политику, то во всяком случае политику Центральной и Восточной Европы». Всем же, кто с недоверием отнесся к сближению Польши с фашистской Германией, предлагался  «для разъяснения» следующий набор «аргументов»: «Гитлер, убедившись в нашей силе, хочет вести с нами переговоры. Гитлер Предлагает мирное урегулирование с Польшей. У нас нет  выхода: или мир с Гитлером, или война с ним. Но мы не можем  начать войну в одиночку, так как Франция отказывает нам в поддержке и такое же положение занимает Англия».
Эти «доводы» должны были, по мнению польских политиков, убедить самых упорных скептиков в правильности „неполитического курса правительства. «Однако,— как отмечает В. Михутина,— такое афиширование при явных пробелах аргументации часто оказывало впечатление, обратное желаемому». Не будем пытаться измерить степень «ослепления» официальных кругов в Варшаве преимуществами заключенного пакта о ненападении, тем более что режим «санации» уже в силу своей структуры ориентировался на субъективное мнение престарелого рузского, а не на объективную информацию и заключения экспертов. Серьезные упущения в подготовке вооруженных сил — наглядное тому свидетельство. Польские правящие круги недооценили военный потенциал фашистской Германии, возможные  сроки его развертывания, что самым пагубным образом сказалось на подготовке экономики и вооруженных сил Польши к войне. К тому же в чисто политическом плане «Польша в перспективе могла только проиграть при любом пересмотре Версальского договора. Еще более пагубным было другое обстоятельство: вплоть no 1939 г., несмотря на то что за время, прошедшее с момента подписания германо-польского пакта, в европейских столицах должны были исчезнуть последние иллюзии относительно того, с какой целью нацистская Германия заключает те или иные соглашения. В Варшаве тем не менее по-прежнему уповали на верность Гитлера договорам. Хотя, как отмечал впоследствии министр иностранных дел Румынии Г. Гафеику, касаясь уроков германо-польских отношений, «мирные заверения», сделанные Гитлером, «связывали того, кто получал их, а не его самого».
Конечно, Пилсудский и его окружение стремились путем заключения пакта о ненападении с нацистскими лидерами к обеспечению безопасности Польши. Однако они не встали на путь участия в коллективном противодействии агрессии, а пытались направить экспансию «третьего рейха» в юго-восточном направлении. Результаты же сближения Польши с фашистской Германией были «точно такими, каких ожидал Адольф Гитлер» .
Таким образом, Польша вплоть до веспы 1939 г. объективно способствовала реализации важнейших внешнеполитических аамыс-лов нацистского руководства, побудивших его в 1934 г. пойти на заключение германо-польского пакта о ненападении. Кратковременные выгоды, полученные Польшей от соглашения (обеспечение безопасности западной границы, улучшение двусторонних отношений, прекращение экономической войны и, наконец, участие в разделе Чехословакии после Мюнхена), отнюдь не компенсировали фактического ухудшения международного положения страны, вызванного односторонней внешнеполитической ориентацией, напротив, оно делало последнюю значительно жестче, все больше превращая Польшу в «младшего партнера» «третьего рейха».
 

Поиск по сайту

Статьи