Дальнейшие шаги на пути сближения

Германо-польское сближение, разумеется, выходило за рамки отношений только между двумя странами. Оно, в частности, породило недоверие во Франции к ее восточному союзнику.

Гитлер, вбив этот клин, решил развить успех, и 24 ноября нацистская дипломатия начала зондаж во Франции относительно условий и форм наращивания германских вооружении и возможности регулирования этого процесса путем двустороннего соглашения. Это, в свою очередь, усилило недоверие Полыни к Франции, еще больше возросшее в связи со слухами о якобы предполагаемом заключении пакта о ненападении между Берлином и Парижем. Так нацистские лидеры стали пожинать первые плоды германо-польского сближения.
Однако дальнейшие шаги на этом пути вызвали немалые трудности, что в немалой степени было связано с известным усилением консервативной оппозиции политике Гитлера. Фюреру пришлось проявит к настойчивость, чтобы в какой-то мере нейтрализовать прочно сложившиеся стереотипы. Только в результате его личного вмешательства сдвинулись с «мертвой точки» германо-польские переговоры по экономическим вопросам, и кабинет министров Германии принял решения о значительных уступках Польше в этой сфере. После встречи с Липским Гитлер информировал министра иностранных дел фон Нейрата о своем намерении заключить с Польшей пакт о ненападении, а 16 ноября на заседании кабинета министром он выдвинул предложение о придании «договорной формы» германо-польским отношениям .
Фон Нейрат и особенно руководящий состав МИД, не будучи в состоянии воспрепятствовать осуществлению этого замысла, тем не менее стремились придать будущему германо-польскому соглашению более гибкую форму. 13 германском МИД был подготовлен документ, основные аргументы которого сводились к следующему: во-первых, германо-польский пакт о ненападении, даже не содержащий никаких намеков на территориальные проблемы, существовавшие между обеими сторонами, несомненно будет воспринят на международной арене «как отказ или по крайней мере смягчение прежней германской позиции в отношении польской границы»; во-вторых, Польша наверняка будет настаивать на включение в текст договора положений, так или иначе фиксирующих сохранение территориального статус-кво, что могло бы привести вообще к провалу переговоров; в-третьих, соглашение с Полыней даже в форме пакта О ненападении имело бы своим следствием «сильное ограничение политической свободы действий Германии», что крайне нежелательно.
Подобный подход, отражая взгляды германских консервативных кругов на «польскую проблему», в общем ориентировался на уровень традиционного поведения государства на международной арене. Нацисты же в своей внешней политике не собирались связывать себя подобного рода «условностями». Однако, предпринимая первые внешнеполитические шаги, лидеры «третьего рейха» должны были не только принимать во внимание возможную реакцию внешнего мира, но и учитывать, что консолидация режима еще не завершена. Видимо, поэтому Гитлер поздней осенью 1933 г. и принял точку зрения Нейрата и его аппарата в том, что касалось формы предстоящего соглашения с Польшей.
 

Поиск по сайту

Статьи