Предыстория заключения германо-польского пакта о ненападении

Предыстория заключения германо-польского пакта о ненападении распадается на несколько этапов. Основные стадии этого процесса позволяют уточнить степень заинтересованности каждой из сторон, его связь с развитием международной обстановки в Европе на протяжении столь богатого событиями 1933 г.

«Пробные шары» Гитлера в феврале-марте 1933 г. наряду с нарастающим напряжением в германо-польских отношениях и усиливающимся ослаблением международных позиций Польши побудили официальные круги Варшавы активизировать зондаж в Берлине, и притом на самом высоком уровне. Состоявшаяся 2 мая встреча рейхсканцлера с польским посланником А. Высоцким, в ходе которой нацистский лидер явно вышел за пределы намеченной германским МИД линии, произвела «неизгладимое» впечатление на высшее польское руководство. В частности, министр иностранных дел Век уже 7 мая заявил в интервью журналисту одной из французских газет: «Время „несчастной Полыни» миновало»
В свою очередь, Гитлер предпринимает ряд шагов, пытаясь убедить официальные круги Полыни и мировое общественное мнение в том, что «на Востоке возможно найти решение, которое удовлетворяло бы как- оправданным притязаниям Полыни, так и естественным правам Германии». О мнимом отказе правительства «третьего рейха» проводить «политику изменения границ за счет других народов» фюрер заявил в выступлении по радио в Кенигсберге 27 мая, накануне выборов в сенат Данцига
Тем не менее, несмотря на все усилия не только польской, по и германской стороны, в конце весны — начале лета 1933 г. вопрос о сближении между двумя странами все еще «дозревал». О сохраняющейся неудовлетворенности в Берлине положением дел свидетельствовали, в частности, слова, оброненные Гитлером в беседе с одним из видных германских дипломатов, Г. фон Дирксеном, в конце мая: «Если бы мы только смогли прийти к соглашению с Польшей! Пилсудский — единственный человек, с которым этого можно  достигнуть».
Стремление вырвать Польшу из профранцузского блока было настолько велико, что лидеры «третьего рейха» не останавливались даже перед явно авантюристическими демаршами. Так, принимая Высоцкого перед его отъездом из Берлина 13 июля, Гитлер сделал предложение о широком урегулировании двусторонних отношений путем обмена столь необходимого Германии «польского коридора» через Померанию на не принадлежащий рейху «коридор» через Литву. Это, разумеется, не могло не вызвать весьма положительной реакции у Пилсудского и его ближайшего окружения.
Однако специфика авторитарной диктатуры «санации» заключалась в том, что в Польше не была полностью разрушена система буржуазного парламентаризма, не была ликвидирована многопартийная система организации общества ,. И это, естественно, создана- определенные трудности для правящей верхушки в ходе реализации намеченного курса. При этом имели место события, которые не всегда удавалось поставить под контроль государственного аппарата. Так, бойкот немецких товаров в Польше как реакции на антиеврейскую политику нацистского режима принял такие масштабы, что к июню 1933 г. впервые со времени окончания мировой войны Германия перестала занимать первое место во внешнеторговом обороте Польши. Раздавалось немало здравомыслящих вопросов из среды не только левой, но и правой оппозиции и даже официальных кругов, которые предостерегали правящую верхушку от необдуманных действий, связанных со сближением с Германией . Однако подобные предостережения, как правило, вызывали лишь раздражение в руководстве «санациопного» режима, которое, псе больше склоняясь к широкому соглашению с «третьим рейхом», ожидало лишь поддержки своего курса.
 

Поиск по сайту

Статьи