Вопрос о господстве Австрийской империи над Северной Италией

«Главный аргумент, выдвигаемый во всех этих случаях,— писал он,— был всегда политического характера: Италия совершенно не в состоянии оставаться независимой; в Италии должны господствовать либо Германия, либо Франция; если бы сегодня австрийцы убрались из Италии, то завтра в долине Эча и у ворот Триеста появились бы французы, и вся южная граница Германии была бы обнажена перед „исконным врагом».

Поэтому Австрия от имени и в интересах всей Германии удерживает Ломбардию» .
Энгельс неустанно подчеркивал, что суть этой проблемы не сводится к узковоенным вопросам. «То, что пускающимися в политику генералами защищается, в конце концов, лишь как прекрасная военная позиция в руках Германии…— писал он,— является важнейшей составной частью определенной политической теории. Мы имеем в виду теорию так называемой „великой среднеевропейской державы», союзного государства, образованного из Австрии, Пруссии и остальной Германии под гегемонией Австрии… Эта „великая среднеевропейская держава» должна быть своего рода возрождением Священной Римской империи германской нации» .
Энгельс подвергает резкой критике эту реакционную теорию, зло иронизирует над ее расистскими предпосылками: «Судьба уже позаботилась о том, чтобы все это могло осуществиться. Романские народы быстро вырождаются: испанцы и итальянцы окончательно погибли; французы в данный момент также переживают распад. С другой стороны, славяне совершенно неспособны создать подлинное современное государство и они ходом всемирной истории предназначены к германизации… Таким образом, лишь германские народы сохраняют моральную силу и способность к историческому творчеству… Таким образом, у строгой германской добродетели и у юной „среднеевропейской державы» имеется абсолютно все, чтобы в течение короткого времени захватить мировое господство» .
Далее Энгельс замечает, что он не собирается заниматься обсуждением политической стороны этих «патриотических фантазий», считая, что скрывающаяся за этими разговорами тенденция к установлению немецкой гегемонии на Европейском континенте, облеченной в обветшалые одежды средневековой империи Оттонов, достаточно явна. Следует отметить, что и сейчас труды буржуазных историков пестрят ссылками на средневековых императоров, как на идеальный прообраз европейской интеграции. Именно поэтому исторические работы Ф. Энгельса, написанные 100 лет назад, касающиеся таких далеких на первых взгляд от нашего времени проблем, приобретают живейшую актуальность.
 

птс на авто из белоруссии по новым правилам!

 

Поиск по сайту

Статьи