Северная Бактрия в составе Кушанского государства

 

северная

 

Кушанское царство. Общая характеристика. Кушанское царство — одно из величайших государств античного времени. В I—начале III в. н.э., наряду с такими гигантами как Римская империя, Парфянское царство и государство Хань, оно властвовало над обширной территорией цивилизованного мира, занимая важнейшее положение между цивилизациями Запада и Дальнего Востока.
В пору своего могущества при царе Канишке в состав Ку-шанского царства входили большая часть полуострова Индостан, нынешний Пакистан и Афганистан, Южный Таджикистан и Узбекистан.
Создатели этого царства — юечжи — были выходцами из глубинки Центральной Азии, но сама кушанская государственность включала в себя черты государственного строя, административного управления, титулатуры, сословной иерархии, религии, материальной и духовной культуры разных народов, в том числе самих юечжей, эллинов, бактрийцев, народов Индостана.
Собственно это была полиэтническая государственность, в которой толерантность имела государственное значение.
Соседи, как свидетельствует «История Старшего Дома Хань», называли его кушанским, в то время как китайцы оставили за ним название «государство Больших Юечжей». Столицей государства был город Паталипутра (нынешний Пешавар), куда ее перенес царь Канишка, хотя не исключено, что при более ранних кушанских царях столичные города кушан располагались в других местах, в том числе и в Бактрах.
В истории кушанской государственности можно определить два важнейших периода, рубежом между которыми являлось время царствования Канишки. В первый ранний период во многих областях государственного устройства и в культуре еще сказывались черты эллинского влияния; во-второи — происходит, по-нидимому, решительный отказ от этих традиций и переход к новым веяниям, связанным с торжеством азиатских, в широком смысле, бактрийских и индийских традиций. В знаменитом теперь эдикте царя Канишки из Рабатака говорится: «И он (царь Канишка — Э.Р.) издал (выпустил) этот эдикт на греческом языке, а затем переложил его на арийский язык» (в данном случае, это бактрийский язык — Э.Р.).
То же самое демонстрируют и кушанские монеты — со времени Канишки греческие надписи на монетах и титулатура заменяются на бактрийские.
В этом разделе книги, наряду с общими для истории Кушанс-кого государства вопросами, в основном, охарактеризованы те данные, которые имеют отношение к территории современной Сур-хандарьинской области Узбекистана — части Северной Бактрии, связанные с распространением здесь кушанской государственности.
Возникновение Кушанского царства отражают две группы источников — краткие сведения древнекитайских хроник и нумизматические данные.
В «Истории династии Поздняя Хань» после описания юеч-жийского завоевания Бактрии говорится: «По прошествии с небольшим ста лет Гуйшуанский князь Киоцзюко покорил прочих четырех князей и объявил себя государем под названием Гуйшуанский. Он начал воевать с Аньси, покорил Гаофу, уничтожил Пуду и Гибинь и овладел землями их. Киоцзюко жил более 80 лет. По смерти его сын Янгаочжень получил престол, еще покорил Индию, управление которой вручил одному из полководцев. С сего времени Юечжи сделался богатейшим и сильнейшим Домом. Соседние государства называли его гуйшуанский государством, китайский Двор удержал прежнее его название: Большой Юечжи».

Лингвистически доказано, что имена Киоцзюко и Янгаочжень соответствуют именам Куджула Кадфиз и Вима Кадфиз, а Гуйшу-ан — китайская транскрипция термина «Кушан», известного по монетам и эпиграфическим памятникам.
Возникает вопрос: где — в Северо-Западной Индии, Кабулис-тане или Бактрии — происходило становление Кушанского царства.
Многие исследователи полагают, что Кушанское государство сформировалось в Бактрии и даже в Северной его части и уже при Куджуле Кадфизе (Кадфиз I) Гандхара, Кабулистан и Бакт-рия были объединены под его эгидой.
Содержание Рабатакской надписи и иная трактовка нумизматических данных позволяют по-иному взглянуть на самую раннюю стадию становления государства Кушан и последовательность включения в него тех или иных областей.
Монеты правителя, вошедшего в науку под именем Герай (иногда Санаб), явлϑΑ‘QϠнаиболее ранним свидетельством прихода к власти в первом Юечжийском, докушанском государстве, особой династии, создателем которой был юечжийский вождь по имени Кушан.
Единственными «свидетелями» этого исторического события являются пока монеты. Однако, до сих пор остаются дискуссионными хронология, ареал распространения и интерпретация легенды на этих монетах.
Они двух номиналов: тетрадрахмы, В. — 11—16 г, Д. — 28— 30 мм и оболы — 0,5—0,6 г. Изображения на монетах, как считалось раннее, якобы, одинаковые: портрет правителя вправо в диадеме, конный всадник, за его спиной парящая Ника с венцом. На оболах, об.с. — стоящая фигура «божества». До недавнего времени ученые полагали, что и легенда на тетрадрахмах, якобы, также идентична и состоит из четырех слов: TVPANOYNT02 HPAOY EANAB KOIIANOY.
Существуют разные переводы этой легенды на русский язык, основной из которых следующий: «Правящий Герай Санаб куша-нец» и «Властвующего (ябгу) кушана Санаба», где в обычной трактовке первое слово понималось как титул, второе — как личное имя (Герай), третье (Санаб) — личное имя или название области, а четвертое (Кушан) — обозначение племени или династии, данное в родительном падеже.

 

Купить саженцы деревьев и кустарников

Последующие находки этих монет, однако, убеждают в их далеко неполной идентичности. В частности, выявлены монеты, где на оборотной стороне отсутствует изображение парящей Ники, а портреты правителей значительно отличаются друг от друга. Наконец, теперь имеются тетрадрахмы, легенда на которых отличается от легенд на тетрадрахмах подобного типа. Это касается как общего содержания легенды, так и особенно третьего или четвертого слова 2ANAB, где на месте этого иранского слова, означающего, по В.А. Лившицу, усеченную форму от 2ANABAPA — отражающий врага, имеется греческое слово ANTEIX. Монеты с этим словом из коллекции Сеньора впервые опубликованы Дж. Криб-бом, а затем автором этой книги также из частной коллекции в Коканде3. Предположительно, оба этих термина, греческий и иранский, равнозначны по своему содержанию и передают эпитет правителя, чеканившего монеты, — отражающий врага, подобно эпитету при именах греко-бактрийских царей на их монетах:{PAGEBREAK}

AIKAOY — справедливый, TEOY — божественный, ANIKITOY — победоносный и т.д.
Все это привело к следующему пониманию данной легенды: первое ее слово — это греческий титул, второе — также титул, возможно, бактрийского или юечжийского происхождения; третье — эпитет, на более ранних монетах греческий ANTEIX, а на более поздних — иранский 2ANAB, и, наконец, четвертое слово легенды — личное имя правителя — Кушан. Вероятно, именно так — Кушан, а не «Герай» звали основателя новой юечжийской династии.
Впоследствии все цари Кушанского (Юечжийского) государства, сохраняя пиетет к основателю династии, помещали его имя на своих монетах, подобно тому, как правители Парфянского государства — выходцы из такой же кочевой среды парное — сохраняли в течение ряда столетий в легендах на монетах имя основателя парфянской династии Аршака.
Укажем и на другие весьма значительные параллели из области среднеазиатской нумизматики, подтверждающие наше толкование этой легенды. Сочетание двух титулов, но арамейского происхождения, встречается уже на монетах Хорезма I в. до н.э. — I в. н.э. — MR9Y MLK9 и позднее на монетах Бухархудатов — XWB K9W, что означает государь-царь. Полагаю, что в такой же интерпретации должны быть поняты и два первых слова в легенде на тетрадрахмах и оболах Кушана.
Второе обстоятельство. В легендах монет, чеканенных в древних государствах и владениях Средней Азии вплоть до III—IV вв. н.э., никогда не проставлялись этнические и династические наименования или названия владений, где чеканились монеты. На них имеются только титул + имя, изредка — почетное прозвище или эпитет либо просто имя, также имя основателя династии — на парфянских и, как теперь выясняется, на кушанских монетах. Имя основателя династии проставлено и на других монетах, в частности, согдийских — Гиркода или Уркода, чеканившихся на протяжении нескольких столетий, но в легендах, на монетах которых неизменно присутствует это имя.
Эфталиты — выходцы из Бактрии, создавшие в середине V в. н.э. два государства в Индии и Бактрии, — также помещали на своих монетах имя основателя династии, общего предка (патронима) Алхона или Алхана. Имя AJIXONO иногда в сочетании с титулом xôtjo появляется впервые на монетах, чеканенных в Бактрии, а затем регулярно, на протяжении более ста лет, проставляется в бактрииском написании на монетах всех эфталистких царей Индии— Тороманы, Михиракулы и др.
Все это позволяет предположить, что монеты Кушана («Ге-рая») принадлежали эмиссиям не одного, а нескольких правителей, традиционно не проставлявших своего имени (как на парфянских монетах), а помещавших только имя основателя династии — Кушана.
Видимо, наиболее ранними из них следует признать весьма редкие пока экземпляры (четыре монеты) с греческим эпитетом ANTEIX, легенда на которых еще греческая.
Следующую стадию в чеканке этих монет представляют экземпляры, на которых греческий эпитет заменен иранским 2ANAB.
Одну из завершающих стадий представляет монета, опубликованная Д.В. Бирюковым.
Эта тетрадрахма отличается от всех раннее известных экземпляров рядом существенных иконографических и эпиграфических признаков, как-то: превращением диадемы на голове правителя в обруч, наличием обреза и отсутствием фигуры Ники за спиной всадника, почти полностью искаженной легендой, где только первое слово более или менее схоже: TVPANOYNTOZ OAOY NOAION.

Д.В. Бирюков пришел к правильному, на наш взгляд, выводу о том, что данный экземпляр хронологически отделен от прототипа целым рядом промежуточных выпусков и что мы имеем здесь дело с традицией, которая складывалась на протяжении многих десятилетий. Он считает, что начало выпуска монет «Ге-рая» следует, видимо, отнести ко второй половине II в. до н.э. По его мнению, они заполняют промежуток между эмиссиями гре-ко-бактрийских царей и началом подражательной чеканки юеч-жей.
Не исключая столь раннюю дату возникновения чеканки монет с именем Кушана, я все же склоняюсь к несколько более позднему времени — концу II—началу I в. до н.э. и более продолжительному периоду их чеканки: с этого времени и вплоть до включения Бактрии в состав Кушанского (Юечжийского) царства при Виме Так [то], т.е. к одновременности выпуска этих монет с монетами иных юечжийских правителей — подражательной чеканки по образцу монет Гелиокла и Евкратида, а также, на завершающей стадии, с монетами Сападбиза и Фсейгахариса.
Эта монета, судя по ряду иконографических признаков, непосредственно примыкает к чекану Сотера Мегаса, т.е. Вимы Так [то]. Об этом свидетельствует, в частности, фигура конного всадника, головной убор и длинный развевающийся плащ (на месте богини Ники ранних выпусков).
Завершающую стадию выпуска монет группы Кушана представляют две крупные медные монеты из Британского музея: правитель вправо, конный всадник и парящая Ника. Изображение правителя далеко от прототипа, но легенда по кругу та же: TVRANOYNT02 HIAOY KOIIANOY, однако, слова 2ANAB или ANTEIX отсутствуют. Зато перед лицом правителя имеются знаки, передающие монограмму кхароштхи, очевидно, jatha. Эта монета весьма важна, так как может свидетельствовать о проникновении представителей рода Кушана за Гиндукуш в область, населенную индийским этносом.

{PAGEBREAK}

В истории Старшего Дома Хань говорится, что в Бактрии находилось пять хи-хэу (владения), зависимых от Больших юечжей: Хюми, Шуаньми, Гуйшуан, Хейтунь и Гаофу, тогда как в истории Младшего Дома Хань говорится, что после переселения в Бактрию Дом Юечжей разделился на пять хи-хэу: Хюми, Шуаньми, Гуйшуан, Хисие и Думи. Вероятно, с этих пор в данных владениях началась чеканка собственной монеты, в одних из них по образцу греко-бактрийских монет Гелио-кла и Евкратида, а в Гуйшуане — самостоятельного монетного типа — тетрадрахма и оболов Кушана, основателя ранней юечжийской династии. Учитывая близость их прототипа, первой стадии их чеканки, к греко-бактрийским монетам, начало их эмиссии следует отнести к концу II—началу I в. до н.э. Здесь необходимо отметить, что -падение Греко-Бактрийского царства, происшедшее в середине или начале второй половины II в. до н.э., вовсе не означало прекращения хождения греко-бактрийской монеты вообще, особенно серебряной. На основе доказательств Е.В. Зеймаля и показаний наших исследований в Кампыртепа, серебряные греко-бактрийские монеты еще долго ходили на рынках Бактрии, восполняя недостатки в серебряной монете в ряде юечжийских владений, где за исключением владения Кушана, чеканили не серебряные монеты крупных достоинств, а только оболы и бронзовые монеты.
Теперь обратимся к сложному вопросу о местонахождении первоначального владения Кушана. Сейчас накоплен большой нумизматический материал, позволяющий достаточно уверенно говорить о топографии различных групп монет, обращавшихся в Бактрии в юечжийское время. Наибольшее число монет Кушана («Герая») —17 оболов и клад тетрадрахм найдены в Южном Таджикистане, в низовьях Кафирнигана и в храме Окса на Тахти-Сангине. В остальных местах Бактрии и за ее пределами (Дильберджин, Термез, Кабулистан, Гандхара) найдены единичные экземпляры. Ни одной находки этих монет не зафиксировано в античном Чаганиане, что исключает эту область, впрочем, как и другие, из числа местоположения хи-хэу Гуйшуан, хотя здесь, в Халчаяне, найдена целая скульптурная группа, названная Г.А. Пугаченковой «Гераевым» родом, а на городище Дальверзинтепа локализуется столичный город владения Гуйшуан-Ходзо. Однако, топография монетных находок в этом случае — более строгий критерий для определения местоположения того или иного владения, нежели памятники искусства, которые могут создаваться и спустя много лет в отличие от монет, чеканившихся только во время правления того или иного властителя.
Вместе с тем, наличие находок монет в Южном Таджикистане вовсе не говорит о том, что именно здесь находились первоначальные владения представителей юечжийского рода Кушана.
Эти находки означают наиболее крайний северный ареал распространения данных монет и пределы этого владения на севере. Центр же его находился, по моему мнению, в нынешней афганской провинции Баглан. Как известно, именно здесь располагались главные династийные храмы Кушан: в Сурх-Котале и в Рабатаке.
Вероятно, великие кушанские цари Канишка I и Хувишка, при которых они были возведены, рассматривали Баглан как родину своих предков, где зародилась династия Кушана. Как известно, из Баглана ведут прямые дороги через Гиндукуш в Кабулистан, где вначале в качестве соправителя греко-бактрийского царя Гермея, а затем вождя (ябгу) начал свою политическую карьеру один из представителей рода Кушана — Куджула Кадфиз. Титулатура, помещенная на монетах этого Кушанида, показывает постепенное его возвышение от ябгу до царя царей, сына бога: Maharajasya Mahatasya Kushanasa Kaphasya devaputrasya, а надписи — кха-роштхи на его монетах демонстрируют включение в состав созданного им царства областей с индийским этносом.
Только в Кабулистане и Гандхаре найдены монеты Куджу-лы Кадфиза, причем количество их находок здесь исчисляется сотнями и даже тысячами экземпляров. В то же время ни одной монеты Куджулы Кадфиза до сих пор не обнаружено в Южной и тем более Северной Бактрии, что совершенно исключает принадлежность их Куджуле Кадфизу. Вероятно, в юго-восточной Бактрии продолжали управлять члены рода Кушана, а в других ее частях — представители иных юечжий-ских династий, выпускавшие монеты — подражания Гелиоклу и Евкратиду и самостоятельной чеканки — Сападбиз, Агизи-лес, Фсейгахарис.
Согласно китайским письменным источникам, первому кушанскому царю Qiu-jiu-gue (что передает в китайской транскрипции имя Куджулы Кадфиза) наследовал его сын Yen-gao-zhen, завоевавший Индию, в котором все прежние исследователи видели Виму Кадфиза, на чем и ранее строилась последовательность правления кушанских царей. Однако, данные бактрийской надписи из Рабатака убедительно свидетельствуют, что Yen-gao-zhen — это Вима I Так [то] и именно он завоевал Индию, во всяком случае до Матхуры, знаменитое святилище которой, согласно Дж.Криббу, возведено Вимой Так [то]. Таким образом, есть основание считать, что монеты безымянного царя Сотера Мегаса принадлежали не Виме II Кадфизу, а Виме Так [то].

При нем, в частности, были завоеваны Северная и часть Центральной Индии, а также вся Северная Бактрия вплоть до Гиссар-ского хребта, судя по массовым находкам здесь монет Сотера Мегаса, находки которых исчисляются здесь тысячами экземпляров.

 

переезд офиса заказать офисный переезд недорого | Многоразовые Термопластические слепочные массы.

 

Поиск по сайту

Статьи