Государственное устройство и система управления Селевкид

 

государственное устройство

 

О том, какая система управления существовала в захваченных Селевкидами Бактрии и Согде, нет прямых свидетельств письменных источников. Можно лишь полагать, что она была примерно такой же, как и в других частях огромного Селевкидского государства.
Во главе государства стоял царь (ВА2ЛЛЕЙ2), власть которого была неограниченной, поскольку в представлении эллинов и македонян царь — это тот, выше которого никто не стоит, даже закон, ибо эллинистический царь сам был воплощением закона.
Хотя государства, созданные после смерти Александра его диодохами, нередко называют греческими, но правящие в них династии и цари были по крови и происхождению македонцами. А самому Селевку приписывалось даже родство с родом македонских царей — Аргеадов, к которому принадлежал и Александр Македонский.
Царская власть в государстве Селевкидов была наследственной и передавалась по прямой линии от отца к сыну.
Характерной чертой правления в Селевкидском государстве было существование института, так называемого со-регентства. Соправитель правящего царя считался предполагаемым наследником престола.
Первым таким со-регентом в Селевкидском царстве стал сын Селевка Антиох, который был в 293 г. до н.э. назначен отцом своим соправителем в т.н. «верхних» или восточных сатрапиях, лежавших к.востоку от Ефрата. Формально такой соправитель мог носить царский титул, к примеру, Селевк I называл Антиоха «царем верхних провинций», но никогда по своим правам он все же не был равен монарху-сюзерену. Его изображение не имелось на монетах, а если эти монеты выпускались от имени монарха-сюзерена и соправителя, то в легендах на них первый всегда упоминался с царским титулом BA2IAEQ2, a второй вообще без титула.
Э. Ньюэллом впервые было установлено существование бактрийского монетного чекана Селевкидов — золотых статеров, серебряных тетрадрахм, драхм, полудрахм и оболов, чеканенных в Бактрах после 290—289 гг. до н.э. вначале только с именем Селевка, а затем (по мнению Э. Ньюэлла в 285—280 гг. до н.э.) с именем Селевка I и его соправителя Антиоха, причем перед именем Селевка всегда проставлялся титул «царь», тогда как имя Антиоха —без всякого титула —BA2IЛ EQ2 2EAI0K0Y KAY ANTIOXOY — «царя Селевка и Антиоха». В отличие от других селевкидских монет эти монеты биты не по аттическому, а по древнеиндийскому стандарту.
Назначение наследника престола соправителем на Востоке и, в частности в Бактрии, некоторые историки расценивают как продолжение традиции Ахеменидского государства, где наместником обычно был член правящей династии.
Соправители пользовались во вверенных им провинциях большой самостоятельностью в ведении административной, военной и другой политики. При соправлении Антиоха его полководец Демодам совершил поход на север за Яксарт (Сырдарья), дабы обезопасить границы государства от набегов кочевников, в Бак-трах осуществлялся совместный монетный чекан. По-видимому, уже в это же время он стал проводить политику колонизации юга Средней Азии, в том числе Бактрии и Согдианы, выразившуюся в создании катойкий (военные поселения), восстановлении древних городов и укреплении больших территорий т.н. районными стенами, как, к примеру, в Маргиане (Pliny, N.H., VI, 16, 49). Эту политику он продолжил уже и в годы своего царствования, хотя следует отметить, что Антиохом I на территории Северной Бактрии и Согдианы не было построено ни одного города. Попытка увязать т.н. Антиохию Заяксартскую с городищем Канка не является убедительной, поскольку нижние слои этого города изучены очень слабо. Более правдоподобной выглядит гипотеза В. Тарна о том, что Антиох I якобы восстановил поселение на месте Старого Термеза, ставшее затем известным как Антиохия Тарми-та, хотя, судя по археологическим данным, в это время обживалась лишь цитадель, где материалы селевкидского времени получены лишь в двух шурфах на весьма ограниченной площади в 4 кв. м.

Никаких крепостных стен здесь в это время еще не существовало, в отличие, к примеру, от расположенного в 30 км к западу от него Кампыртепа.
Оплотом колонизационной политики Антиоха I в Бактрии и Согде стали катоикии, которые возводились в наиболее важных в стратегическом отношении местах и посредством которых осуществлялся контроль и управление над прилегающими территориями.
Можно сейчас достаточно уверенно говорить о наличии нескольких такого типа военных поселений на территории Южного Узбекистана. Это Кампыртепа, расположенное у самой важной в то время переправы через Оке по дороге в Бактры. Именно в селевкидское время арк — цитадель этого поселения обводится мощной оборонительной стеной.
Другие катоикии — Капчигайтепа и Курганзол — были построены в предгорьях Байсунских гор для контроля над важной дорогой, которая вела к железным воротам, где в это время, вероятно, располагался военный пост — фрурион.
Такого же рода поселения располагались, видимо, в районе Сазагана и перевала Джам, где недавно были найдены клад тетрадрахм Антиоха I и монета Селевка I, а также (к. Хаприн) тетрадрахма Антиоха I. Эти поселения контролировали важный путь из Кеша — Наутаки в Мараканду, по которому, в частности, прошел Александр Македонский во время своего похода в Согдиану.
Находки селевкидских монет в этом районе, по всей очевидности, не случайны, учитывая его географическую особенность — предгорье и окраина Самаркандского оазиса с одной стороны и начало Великой «Скифской» степи с другой. В этой предгорной полосе было открыто множество кочевнических курганов, относящихся к раннеантичному и античному периодам. Вполне вероятно, что именно этот район в древности требовал пристального внимания и контроля над продвижением кочевников, окружавших оазис Мараканд.
Таким образом, можно полагать, что именно катойкии, основанные еще при Александре Македонском, сочетавшие военные и, вероятно, административные функции при Антиохе I, становятся важнейшим фактором управления Селевкидских территорий в Северной Бактрии и Согдиане. Не случаен, по-видимому, тот факт, что подавляющее большинство селевкидских монет найдено вне крупных поселений и городов, а в тех из них, которые, возможно, определить как катойкии. Видимо, развитие здесь денежных отношений было связано с тем, что они заселялись преимущественно греко-македонским этносом и, в меньшей степени, — местным населением, перешедшим на службу к ним.
Неоднозначно складывались в селевкидский период отношения между крупными городскими центрами и культурными земледельческими оазисами с одной стороны и степью с населявшими ее кочевническими племенами. Первыми отложились, и, скорее всего, не признали власть Селевкидов над собой племена, окружавшие оазисы Бухарского и Самаркандского Согда. Ранние согдийские подражания монетам Антиоха I говорят о том, что эти племена, если и подчинялись Селевкидам, то лишь номинально. Мирное сосуществование кочевых племен с оседло-земледельческим населением было нестабильным еще до прихода на территорию Средней Азии греко-македонян. Установление военного контроля на границах степи и оазисов при четкой военной организации было для кочевых племен далеко нежелательным.
Новая власть в лице греко-македонян напрямую затронула интересы кочевников. Довольно образно об этом говорит Кур-ций Руф (VII, 7, 1), описывая строившийся Александром город на реке Танаисе (Александрия Эсхата), который царь скифов считал «ярмом на шее». Именно кочевые народы первыми отложились от иноземного ига, хотя они и подверглись ему в наименьшей мере. Образ жизни и интересы этих племен, связанные, в основном., со скотоводством и земледелием, были резко противопоставлены крупным городским центрам с развитым ремесленным производством и высоким культурным уровнем. Включение этих племен в сферу политического и культурного влияния Селевкидского государства с их иерархической системой во главе с вождями и мелкими династами усиливало в какой-то мере социальную дифференциацию.
К сожалению, в письменных источниках отсутствуют какие-либо сведения о системе и методах управления, установленных Селевкидами в Северной Бактрии и Согдиане.
Уже при Селевке I была проведена административная реформа, в результате которой крупные сатрапии были разделены на более мелкие административные единицы. Согласно Аппиану, Селевк I властвовал над 72 сатрапиями, причем большинство из них находилось к востоку от Ефрата (App. Syr. 62), каковые, по мнению В. Тарна, являлись не сатрапиями, а гипархиями (более мелкие административные единицы).
Что представляли собой Согдиана и Северная Бактрия в это время — отдельную сатрапию или обе эти области были разделены на гипархии, пока остается неизвестным. Не исключено, что они входили в состав своеобразного домена, управлявшегося Ан-тиохом в бытность его соправителем на Востоке, а наличие катойкий в разных районах указывает на то, что они могли быть и центрами управления небольших административных единиц.
По всей видимости, управление данными территориями осуществлялось непосредственно из Бактр, так как в письменных источниках роль и значение Мараканды никоим образом не отмечено. В этой связи можно вспомнить, что еще при предшественниках Селевкидов Бактрия и Согд были объединены в одну сатрапию, а при последних ахеменидах, накануне похода Александра Македонского, сатрап Хульма (Южная Бактрия) Багаванд отдает распоряжение о строительстве крепостных стен и возведении рва вокруг Киша и Никшапы, т.е. в его ведение входило управление согдийскими городами. Такая же ситуация могла существовать здесь и в селевкидское время.

 

Предлагаем отличный отдых за городом. Прекрасный загородный отель ждет вас. Чистейшее побережье Финского залива. Места — сказка! Вы не разочаруетесь!

 

Поиск по сайту

Статьи