Периодизация развития денежных отношений

 

периодизация

 

Первый период (вторая половина II—первая половина I тыс. до н.э.). Натуральный обмен и меновая торговля. Использование в качестве денежного средства товаро-денег и, возможно, металлических слитков.
Конкретные объекты их пока не выявлены, но судя по аналогии с другими странами, это могло быть зерно, скот, различные ремесленные товары, раковины и т.д. Обращает на себя внимание наличие на памятниках первой половины I тыс. до н.э. керамических круглых предметов, похожих по форме на монеты. Некоторые исследователи считают их фишками для игры, но не исключено, что они могли использоваться в качестве эквивалента монет или выполнять роль счетных единиц.
Второй период (V—конец IV в. до. н.э.). Знакомство населения юга Средней Азии с монетой. Обращение металлических слитков и первых ахеменидских монет. Появление местных надчеканов на ахеменидских монетах.

Сведения о находках монет этого времени здесь имеются, но во всех известных случаях они предположительны: нет пока ни одной находки монет этого времени при археологических раскопках.
По некоторым данным, ахеменидские дарики были найдены, якобы, на городище Афрасиаб, в Старом Термезе и Керки. В Южном Туркменистане или в Хорезме был найден клад серебряных ахеменидских сиклей с изображением лучника в тиаре на лицевой стороне и различного рода надчеканами.
Имеется публикация Д.В. Бирюкова о двух монетах из этого клада. Он пришел к выводу о том, что юг Средней Азии, возможно, входил в сферу денежного обращения империи Ахеменидов. Вместе с тем наличие на этих монетах надчеканов позволяет говорить о них, как о начальной форме обращения среднеазиатских металлических денег. Ахеменидские дарики и сикли, как считают, входили в состав Амударьинского клада, но обстоятельства, связанные как с его находкой, так и последующим пополнением его состава, сомнительны.
Вместе с ними в клад входили и другие монеты VI—V вв. до н.э.: тетрадрахмы и драхмы греческих городов и ахеменидских сатрапов Малой Азии, подражания монетам Афин и монеты царей Македонии. Однако, даже если эти монеты происходят из Аму-дарьинского клада, то они скорее всего использовались как сокровища, не как средство обращения.
Вероятно, существовало здесь и слитковое обращение. Известно, что области Средней Азии, разделенные на три сатрапии, выплачивали налог серебром в казну ахаменидских царей, выраженный в весовой единице-таланте, равной 25,92 кг. Так, к примеру, Бактрия выплачивала 360 талантов, что составляет около 9 т (Геродот, III, 117).
Не исключено, что это была не просто аморфная масса серебра, а весовые слитки, по всей вероятности, клейменные. Таким образом, в ахеменидское время (середина VI—конец IV в. до н.э.) в наиболее развитых областях Средней Азии уже существовали начальные формы денежного обращения: слитковое и монетное, в виде золотой и серебряной монеты.
Нельзя упускать из виду еще одно обстоятельство, связанное со знакомством среднеазиатских народов с монетой и возможным путем ее раннего проникновения в Среднюю Азию. Имеется в виду хорошо известный факт службы в армии и проживание бактриицев, согдиицев и хорезмийцев в различных частях Ахеменидского Ирана, Греции и Египта. Они могли сами привозить ахеменидские монеты или передавать их на родину, в Среднюю Азию, посредством соответствующих банковских домов (как дом Мурашу в Вавилонии).
Вместе с тем исключительно редкие свидетельства о реальных находках монет данного времени в Средней Азии позволяют охарактеризовать данный этап как период первоначального знакомства населения этого региона с монетой и возможного ее использования, в особенности надчеканенных сиклей, в определенных торговых операциях. При этом активную роль в торговле играл натуральный обмен, а в выплате налогов — слитки драгоценных и полудрагоценных металлов определенных весовых стандартов.
Третий период (конец IV—середина II в. до н.э.). В целом этот период характеризуется вхождением ряда областей Средней Азии (Бактрии, Согда, Парфии) в эллинистическую систему монетного дела; становлением и развитием здесь настоящих товарно-денежных отношений; проникновением денежных отношений в сферу мелкой рыночной торговли, что определяется находками медных (бронзовых) монет на многих городищах; выполнением разнофункциональной роли монет — в качестве денег, сокровищ и т.д.; возникновением чеканки монет, от имени местного правителя (монеты Вахшувара в Бактрии в конце IV в. до н.э.), первых местных подражаний селевкидским монетам Ан-тиоха I (в Согде в начале II в. до н.э.) и вторых — монетам Александра Македонского.
Третий период можно разделить на два этапа: первый — конец IV—середина III в. до н.э., второй — середина III—начало второй половины II в. до н.э.

Для первого этапа характерно становление денежного обращения, что подтверждается, хотя и редкими, находками монет Александра Македонского (336—323 гг. до н.э.), Селевка I (311—281 гг. до н.э.) и Антиоха I (281—261 гг. до н.э.) в Северной Бактрии и Согде. Так, драхмы Александра Македонского или Селевка I (ранние выпуски этих монет не отличаются друг от друга) найдены в районе к. Дарбанд, околс Старого Термеза (Северная Бактрия) и на городище Куня-Фазли (Южный Согд). Редкий тип драхм Селевка I обнаружен на городище Шахри Мунк (Северная Бактрия). Дихалк Селевка I происходит из Афрасиаба. Большое число монет (47 экз. тетрадрахм и драхм Селевка I) имелось в составе Амударьинского клада.
Расширение ареала товарно-денежных отношений и более интенсивное их развитие в Северной Бактрии и Согде происходят при Антиохе Т. Монеты этого царя найдены в Тахти-Сангине — 6 халков (вес от 0,72 до 3,12 г), в Старом Термезе — 3 драхмы и, 1 халк, в Кампыртепа — 2 халка, в районе Денау — 1 халк (Северная Бактрия), в Самарканде — 2 халка, в Кургантепа —обол (Согд).
Преобладание среди этих находок халков указывает на наличие достаточно развитого денежного хозяйства и, в частности, мелкой розничной торговли. Следует отметить также, что селевкидские монеты от Селевка I до Антиоха II обнаружены и на территории, непосредственно прилегавшей к Среднеазиатскому Двуречью, в Ай-Ханум — 67 экз. Среди них монеты Антиоха I — 62 экз., Селевка I — I экз. и совместного чекана Селевка I и Антиоха I — 3 экз., Антиоха II (261—246 гг. до н.э.) — 1 экз.

 

бассейны для дачи каркасные в Воронеже | бурение скважин на воду краснодар, свая

 

Важнейшим событием этого периода явилось возникновение собственно бактрийского монетного чекана Селевкидов при Се-левке I и Антиохе I.
При Селевке I в Бактрах чеканили серебряные монеты крупного достоинства (тетрадрахмы, драхмы, хемидрахмы) с изображением на аверсе головы Зевса, а на реверсе — Афины на колеснице, запряженной двумя слонами или четырьмя лошадьми, битые по аттическому весовому стандарту (вес драхмы — 4,27 г.).
Исключение составляет одна серия с именами Селевка и Ан-тиоха, битая в соответствии с каршапана (древнеиндийский весовой стандарт), равным в практическом исполнении 3 г.
При Антиохе I бактрийский чекан стал еще более разнообразным: выпускались золотые (статеры) и серебряные (тетрадрахмы, драхмы) монеты, также битые по аттическому стандарту с изображением на лицевой стороне бюста Антиоха, а на оборотной стороне — головы рогатой лошади.
Выпускались, вероятно, и медные халки, использовавшиеся в розничной торговле.
Не исключено, что драхмы Антиоха I, по-видимому, чеканились и в Согде, что, в частности, подтверждается эмиссией здесь в конце III—II в. до н.э. согдийских подражаний драхмам Антиоха I с рогатой лошади.
В рассматриваемый период был осуществлен также выпуск первых монет, чеканенных от имени местного бактрийского правителя, а не от имени греческого царя Бактрии. Это монеты правителя Вахшувара, что явствует из арамейской легенды, помещенной на лицевой стороне. Известны золотые статеры (бюст мужчины в кирбасии / мужчина на квадриге вправо) и двойные статеры (голова Александра в слоновом шлеме /стоящая Ника влево).
В определении места и времени выпуска монет Вахшувара нет единого мнения, хотя Е.В. Зеймаль и И.М. Дьяконов относят их (наряду с монетами Андрагора) к раннепарфянскому (арша-кидскому) чекану середины III в. до н.э. Вместе с тем И.Р. Пи-чикян настаивает на бактрийском происхождении монет Вахшу-вара — Оксиарта, тестя Александра Македонского и отца Роксаны, который после смерти Александра был, по данным Арриана, сатрапом Парапамисад. Однако, не исключено, что помимо Пара-памисад в состав контролировавшейся им территории входила и коренная область его владений — Северная Бактрия. В этой же области в Байсунских горах, но к северо-западу от г. Денау, расположен к. Вахшувар, название которого полностью совпадает с именем Вахшувар на вышеописанных монетах. Аналогичное название местности отмечено нами и в Бабатаге на дороге в Чагам.
Само же слово «Вахшувар», греческой калькой которого является имя Оксиарт, по мнению В.А.Лившица, означает «избранный (бога) Вахшу (или верящий в бога Вахту), охраняемый богом Вахту». Разведки, проведенные мною в к.Вахшувар, выявили здесь городище Сартепа, нижний слой которого относится к первой половине — середине I тыс. до н.э. Не исключено, что именно это место, сохранившее свое древнее название на протяжении более двух тысяч лет, было главной резиденцией бактрий-ского аристократа Вахшувара-Оксиарта, и именно здесь находилась скала Оксиарта.
Более того, и амударьинский клад принадлежит роду Вах-шувара-Оксиатра — виднейшему представителю северо-бак-трийской аристократии в конце IV в. до н.э.
Второй этап третьего периода характеризуется дальнейшим развитием денежных отношений в Среднеазиастком Двуречье, расширением ареала и вовлечением новых районов, в частности Бухары, в денежные отношения; расширением сферы применения монет; появлением первых монетных кладов, свидетельствующих о наличии больших денежных средств у отдельных лиц; возникновением первых согдийских и бактрийских подражаний селевкидским и греко-бактрийским монетам как первой стадии становления самостоятельной монетной чеканки в Среднеазиатском Двуречье.
Разнообразие весовых стандартов обращавшихся здесь серебряных, медных монет (тетрадрахмы, драхмы, оболы, халки, ди-халки), чеканившихся по аттической системе, — показатель явного прогресса товарно-денежных отношений, использования монет как платежного средства, средства обращения, а также, вероятно, и сокровища. Значительные по объему торговые операции, в том числе международные и межобластные, обслуживались серебряной монетой крупных достоинств. В Северной Бактрии и частично в Согде денежные отношения проникают и в мелкую розничную торговлю между городом и сельскими поселениями.
Данная характеристика подтверждается находками монет на многих городищах и поселениях южных и центральных областей Среднеазиатского Двуречья.
Северная Бактрия. Здесь зафиксированы находки около 100 серебряных и медных греко-бактрийских монет различных достоинств. Среди них Диодота, Евтидема, Антимаха, Ага-фокла, Евкратида, Деметрия, Гелиокла, т.е. всех великих греко-бактрийских царей. Основная масса находок греко-бактрийских монет (более 70 экз.) концентрируется в приамударьинской зоне (Тахти-Сангин — 27 экз., Старый Термез — более 30 экз., Кампыртепа — 35 экз.). Второй район компактных находок этих монет (15 экз.) — долины Сурхандарьи и Кашка-дарьи (Дальверзинтепа, Денау, Регар, Хаитабадтепа, Шахринау). Отдельные находки монет имеются и на других городищах и поселениях.
Согд. В общей сложности здесь зафиксировано более 10 отдельных находок монет, а также два монетных клада.

Кеш и Нахшеб. Найдено три обола Антимаха в Шахрисабзе и халк Диодота — на Сангиртепа, а также клад, включающий оболы, драхмы тетрадрахмы Евкратида.
Самаркандский Согд. Зафиксировано около 10 монет, в том числе драхмы Евтидема, тетрадрахмы Деметрия и Антимаха, Гелиокла и оболы Евкратида, найденные на Афрасиабе, в окрестностях Самарканда и Пенджикента.
Бухара. В восточной части Бухары на Тахмачтепа найден клад, состоящий из 56 тетрадрахм Диодота, Евтидема (около 50 экз.) и Агафокла. Кроме того, в окрестностях Бухары (Ходжа Обон) найдены тетрадрахмы Деметрия и Евтидема.
Хорезм. Доказательств существования в этой области денежного обращения для данного периода пока не имеется. Известны лишь три находки греко-бактрийских монет, которые попадали сюда, вероятно, в качестве иноземных, так как Хорезм не входил в состав Греко-Бактрийского царства. Это тетрадрахма Евкратида из Джанбас-калы, тетрадрахма Евтидема из Хивы и халк из Якке-Парсана.
В других областях Среднеазиатского Двуречья греко-бактрийских монет не обнаружено. Таким образом, лишь в двух наиболее развитых областях этого региона — Северной Бактрии и Со-где, находившихся под юрисдикцией греко-бактрийских царей, — существовали денежные отношения, причем в Согде только, вероятно, в крупных городах — Мараканде, Еркургане, Бухаре. Вместе с тем в отдельных областях господствовал натуральный обмен.
Четвертый период (вторая половина II в. до н.э.—начало I в. н. э.). После падения Греко-Бактрийского царства в начале II в. до н.э. под давлением саков и юечжей политическая ситуация в Среднеазиатском Двуречье полностью изменяется. В Бактрии возникает конфедеративное Юечжийское государство, Согд остается под номинальной властью также конфедеративного государства Кангюй, состоявшего из нескольких достаточно самостоятельных владений, управлявшихся юечжийскими династиями, тогда как в Хорезме, по-видимому, сохраняется древняя династия.
Важнейшей особенностью данного периода является распространение почти во всех областях Среднеазиатского Двуречья, за исключением Ферганы и Чача, чеканки подражаний греко-бактрийским монетам.

Двери, смотреть межкомнатные двери межкомнатные fineza puerta | Чугунные Печи камины длительного горения в Казани

1 2 3 4 5

 

Поиск по сайту

Статьи