Генезис и формирование раннехорезмийской государственности

Государственное устройство. В состав государства Ахеме-нидов вошли многочисленные страны и народы, находившиеся часто на разных уровнях социально-экономического развития. Организуя государственное управление, персы широко использовали местные традиционные, исторически сложившиеся для данной страны формы управления. Кир и Камбиз сохранили внутреннее устройство в странах, вошедших в состав ахеменидской державы, и предоставляли местное самоуправление покоренным народам. Ахемениды проводили политику создания в покоренных странах благоприятных условий для развития ремесел, сельского хозяйства, торговли и экономики в целом. В административном отношении страна была разделена на сатрапии с правителем-сатрапом во главе.
В бехистунской надписи Хорезм упоминается как одна из стран в составе империи Ахеменидов. У Геродота (III, 89—97) приводится список сатрапий, появившихся после административной реформы Дария. Он называет их satrapeie—«сатрапия», nomoi— «номы», archai—«царства». О датировке списка сатрапий Геродота есть разные точки зрения. Но наиболее распространенный список датируется серединой V в. до н.э. — правление Артаксеркса I—время жизни самого Геродота.
Существовал большой государственный аппарат с центральной канцелярией в Сузах. Эта столица была связана с Персидским заливом, сухопутными дорогами с Экбатанами, Персеполем и Вавилоном. Из Суз в провинции и обратно шла официальная переписка. В Сузы приезжали высокопоставленные и мелкие чиновники из стран, вошедших в состав империи Ахеменидов. Для управления провинциями в государстве Ахеменидов существовала регулярная почтовая служба. Вероятно, в систему этих связей, во время нахождения в составе империи, входил и Хорезм. Водным путем по Узбою он был соединен с Каспием, затем через Каспий и сухопутным путем с Сузами и другими центрами Ахе-менидского государства. Для управления провинциями в государстве Ахеменидов существовала регулярная почтовая служба.
Арамейская письменность и язык. Арамейский язык использовался в госканцеляриях западной части империи Ахеменидов уже при Кире II. После проведения Дарием административных реформ арамейский язык стал официальным и в восточных сатрапиях и применялся для общения между канцеляриями в пределах всего государства. Существовали специальные писцовые школы. В ахеменидской империи было много народов, поэтому при царском дворе, в администрации сатрапов, в армии было много переводчиков. В столице Персии Персеполе использовался и эламский язык, однако со второй половины V в. до н.э. он был полностью вытеснен арамейским.
С эпохой вхождения в состав государства Ахеменидов связано распространение в Хорезме арамейской письменности, которая, как полагают некоторые исследователи, была внедрена в местную хорезмскую среду ахеменидскими писцами. На современном уровне наших знаний о культуре Древнего Хорезма самое раннее свидетельство о распространении в Хорезме арамейской письменности относится к заключительному этапу господства Ахеменидов в этой стране, т.е. к рубежу V—IV вв. до н.э.

Земледелие, ирригация. В Хорезме это период строительства крупных ирригационных систем, что происходило на основе местных традиций (тазабагьябская и амирабадская ирригация и земледелие).
Строительство и эксплуатация крупных оросительных систем возможно только при наличии централизованного государственного регулирования. СП. Толстов полагает, что первые крупные магистральные каналы были построены в период между VIII и VI вв. до н.э. Однако, при разработке вопросов ранней государственности подобная широкая датировка явно недостаточна. Сейчас мы полностью можем исключить VIII в. до н.э. За время, прошедшее со дня публикации монографии СП. Толстова, появились новые исследования, науке стала известна ирригация бронзового века Хорезма — тазабагьябская и амирабадская, датируемые в том числе и VIII в. до н.э. Однако, характер этой ирригации еще не позволяет говорить о государственности в позднеа-мирабадском обществе.
В конце VIII—VII вв. до н.э. мы также не имеем оснований говорить о появлении крупных ирригационных систем. В первой половине VI в. до н.э. крупные ирригационные системы тоже вряд ли существовали. Новейшие археологические исследования свидетельствуют об оседло-скотоводческом характере раннего Кю-зелигыра, а отнюдь не об оседло-земледельческом. И только со второй половины VI в. до н.э. мы имеем основание говорить о начале строительства магистральных каналов, создании крупных ирригационных систем и появлении широкомасштабного поливного земледелия. Ахеменидская администрация, вероятно, выполняла роль необходимого «регулятора» при строительстве и эксплуатации крупных оросительных систем.
Выход Хорезма из состава государства Ахеменидов. Формирование независимого государства. При последних Ахеменидах Хорезм, Согдиана и сакские племена из подданных превратились в союзников персов. И.В. Пьянков показал, что во времена Артаксеркса II (404—359 гг. до н.э.) Хорезм образует сатрапию (самостоятельная административная единица). Как полагают, с этим событием связано строительство резиденции персидского сатрапа в Хорезме. Остатки этой резиденции сохранились до нашего времени под названием Калалыгыр.
Не позже середины IV в. до н.э. Хорезм освобождается от власти Ахеменидов и формирует, видимо, в территориальных границах прежней Хорезмийской сатрапии, независимое государство. Источники недвусмысленно свидетельствуют об этом.
Хорезмийцы последний раз упомянуты в древнеперсидской надписи на стене гробницы, которая, как полагают, принадлежала Артаксерксу II. В это время хорезмийцы переходят из разряда подданных в разряд союзников Ахеменидского царя. В битве при Гавгамелах в 331 г. до н.э. среди воинских контингентов в армии Дария III хорезмийский контингент уже не упоминается.
По сообщению Арриана, в 329—328-гг. до н.э. в Мараканду, где находился на зимовке Александр Македонский, явился «…Фа-расман, царь хорасмиев, с конницей в полторы тысячи человек». В.В. Бартольд уже отметил, что по другому свидетельству прибыло посольство хорезмийского царя по имени Фратаферн. Ю.А. Рапопорт предположил, что греческие источники назвали Фарас-мана царем лишь для поднятия престижа Александра Македонского. В действительности царем был Фратаферн, а Фарасман являлся, вероятнее всего, его сыном. Для нас, однако, важным является лишь тот факт, что Хорезм, в данном случае, выступает в роли независимого государства со своим царем, на равных ведущим переговоры с Александром Македонским.

1 2 3 4 5

 

Поиск по сайту

Статьи