Генезис и формирование раннехорезмийской государственности

 

генезис

 

Древний Хорезм (араб. Khwarazm, греч. Chorasmie, древнепер-сид. (H)uwaramis) — одна из древнейших цивилизаций Центральной Азии, исторически связанная с низовьями реки Амударьи. Существует целый ряд предположений относительно этимологии этого макротопонима: «кормящая земля», «низкая земля», «страна, где хорошие укрепления для скота», «страна, где поселения с хорошими стенами», «страна с хорошими варами», «страна благой вары», «страна хуритов».
Впервые наименование «Хорезм» отмечается в Бехистунской надписи Дария I, датируемой около 521 г. до н.э., а также в Авесте.

Географически древний Хорезм — это оазисы низовьев Аму-дарьи от Дарганаты на юге до Аральского моря на севере, от земель древнего орошения древней Южной Акчадарьинской дельты на востоке до Сарыкамышской впадины и верхнего Узбоя на западе. Амударья делит эту территорию на Правобережный и Левобережный Хорезм, несколько различающийся в природном и историко-культурном отношении. Хорезмский оазис окружен со всех сторон пустынями: Каракумами на юге, Кызылкумами на востоке и Арало-Каспийскими пустынями на западе. Лишь на севере он ограничен Аральским морем. Климат аридный, резко континентальный, засушливый, с небольшим количеством годовых осадков, составляющим не более 80 мм в год, высокой испаряемостью с поверхности земли, значительной сухостью воздуха, сильными ветрами. Природные факторы делают невозможным развитие земледелия без искусственного орошения.
Русла Амударьи, неоднократно перемещаясь по древнедельто-вой равнине, последовательно сформировали в верхнечетвертичное (хвалынское) время Хорезмскую, Присарыкамышскую, Акча-дарьинскую и современную Приаральскую дельты.
Определявшаяся природными условиями некоторая замкнутость нижне-амударьинских оазисов, располагавшихся между великими центральноазиатскими пустынями, обуславливала его определенную обособленность от других очагов древних цивилизаций и стимулировала поиски собственных путей развития. В условиях этой обособленности для Древнего Хорезма особую роль приобретали связи с кочевой скотоводческой периферией. Связи эти носили не только экономический, но и этнокультурный характер. Однако эта обособленность отнюдь не была абсолютной. Торговые караваны проходили через пустыни и по путям, проходившим вдоль Амударьи. Река также являлась транспортной артерией, по которой, как об этом свидетельствуют греческие источники (Strabo, XI, VII, 3), во второй половине I тыс. до н.э. проходил водный путь, являвшийся частью пути от Индии до Причерноморья.
Ранние этапы истории Хорезма, как впрочем, и всей Средней Азии не нашли сколько-нибудь полного отражения в письменных источниках. В эпической традиции (мифологии) время воцарения древних царей Хорезма относится к весьма отдаленным временам. Основываясь на исторических преданиях, бытовавших в среде населения современного ему Хорезма, выдающийся ученый средневековья, хорезмиец по происхождению, ал-Беруни приводит сведения о заселении страны и основании династии правителей Хорезма за 980 лет до Александра Македонского (около 1292 г. до н.э.). Он сообщает о прибытии сюда «Сиявуша, сына Кейкауса, и воцарении там Кейхосрау и его потомков».
В.В. Бартольд, обращавшийся к анализу этого текста, полагал, что сведения, содержавшиеся в нем, носят чисто легендарный характер. Однако, позже СП. Толстов, располагавший помимо письменных источников обширным археологическим материалом, вполне обоснованно предположил, что в данном случае сохраняются отголоски действительно имевших место передвижений древнеиранских племен эпохи бронзы в древнюю дельту Амударьи. Чрезвычайно интересные, с точки зрения проблемы первоначального заселения Хорезма, данные исторического фольклора каракалпаков приводит Л.С. Толстова. Она полагает, что в фольклоре сохранились свидетельства о действительно имевших место в доахеменидский период миграциях части древнего населения Бактрии в Хорезмский оазис и основании первой хорезмийской династии.

Проблему древнейшей Хорезмийской государственности в науке долгое время рассматривали с позиций гипотезы о так называемом «Большом Хорезме» — могущественном доахеменидском государственном объединении с центром в районе современного Мерва и Герата, существовавшем в пределах позднейшей XVI сатрапии государства Ахеменидов и объединявшем, по сведениям Геродота, парфян, согдийцев, хорезмийцев и ариев. Накопление новых научных данных делает в настоящее время настоятельно необходимым пересмотр традиционных взглядов на раннюю историю Хорезма и на проблему формирования древ-нехорезмийской государственности в частности. Сейчас этот процесс представляется более длительным и сложным, чем это предполагалось исследователями ранее.
Гипотеза о «Большом Хорезме» была выдвинута в начале XX столетия Й. Марквартом, а впоследствии была поддержана и развита такими выдающимися исследователя, как СП. Толстов, В.Б. Хеннинг, И. Гершевич. Затем она была принята и вошла во многие обобщающие работы, посвященные проблемам ранней государственности Средней Азии. Однако, последующие исследования и, в особенности, новейшие археологические открытия позволяют, как это уже отмечено Ю.А. Рапопортом, отказаться от сложных построений, связанных с этой гипотезой.
Основой этой гипотезы являлось, во-первых, сообщение Гекатея Милетского о хорезмийцах, которые жили «по направлению к восходу солнца» от парфян и, во-вторых, данные, приведенные Геродотом о реке Акес.

 

Ученые, занимавшиеся анализом сведений Гекатея Милетского, исходили из того, что Хорезм — это страна, лежавшая в низовьях реки Амударьи к северу от Парфии. Однако новейшие археологические исследования значительно изменили наши представления о границах территории древнего Хорезма VI в. до н.э. Это обстоятельство уже отметила М.Г. Воробьева, которая основываясь на данных В.Н. Пилипко, сдвинула южные границы расселения хорезмиицев далеко на юг от низовьев Амударьи, в район Чарджуя. Подобная оценка границ расселения хорезмиицев второй половины VI в. до н.э. соответствует указанию Гекатея Милетского, по замечанию М.Г. Воробьевой, знавшего, вероятно, только о южных окраинах Хорезма, о хорезмийцах, живших к востоку от парфов.
В тексте Геродота описывается река Акес, находящаяся в Азии в гористой местности. Этой долиной, граничавшей с гирканами, парфянами, сарангами и фаманеями, некогда владели хорасмии. Впоследствии эти народы попали под власть персов, которые построили в горных проходах, на пяти рукавах реки, шлюзы и, регулируя подачу воды для орошения, стали контролировать эти народы и собирать с них дань. Сообщение Геродота явилось той основой, на которой была сконструирована гипотеза о Большом Хорезме, границы которого, как предполагалось, соответствовали более поздней XVI сатрапии государства Ахемени-дов. Центр «Большого Хорезма» помещали в районы Мерва и Герата. Исследователи полагали, что впоследствии хорезмийцы были вытеснены из этих районов в низовья Амударьи. Время этого переселения оценивается по-разному, это событие относят то к индийской эпохе; то ко времени Ахеменидов; то даже ко времени, предшествовавшему греко-македонской экспансии6.

Новейшие археологические материалы (мы кратко рассмотрим их ниже) позволяют взглянуть на эту проблему по-иному и полагать, что долиной реки Акес (независимо от той или иной ее локализации) владели нижнеамударьинские саки, уже называвшие себя хорезмиицами, активно вторгавшимися на протяжении VII—первой половины VI вв. до н.э. в богатые древние южные страны и частично здесь оседавшие.
Сложение древнейшей государственности в низовьях Амуда-рьи в современной науке принято относить ко времени не ранее начала VI в. до н.э. или к рубежу VII—VI вв. до н.э., ко времени первоначального появления в Хорезме так называемой «кюзели-гырской» или «архаической» культуры. Следует отметить, однако, что имеется и иная точка зрения на данный вопрос, согласно которой первоначальное появление этой культуры следует относить ко второй половине VI в. до н.э. — времени вхождения Хорезма в состав империи Ахеменидов. Результаты исследований городища Кюзелигыр, где ученые выявили слой доахеменидского периода, а также Хумбузтепа в Южном Хорезме позволяют нам присоединиться к первой точке зрения. Сложение архаической древнехорезмийской цивилизации являлось закономерным этапом развития исторического процесса в Южном Приаралье и обуславливалось целым рядом факторов природного, этнического, социально-экономического, политического и культурного характера. Здесь имели место и прочные местные традиции и заимствования, причем последние могли воспринимать лишь в том случае, когда была подготовлена почва для них и созрели условия для их восприятия.
Предпосылки формирования классового общества и древнейшей государственности. Одной из важнейших предпосылок было зарождение культуры земледелия. Орошаемое земледелие в странах с недостаточным уровнем годовых осадков всегда являлось фундаментом древнейших цивилизаций. Для древнего Хорезма, который является земледельческой и урбанистической цивилизацией, развивавшейся в стране с аридным климатом, искусственное орошение (ирригация) являлось непременным условием развития земледелия. Появление ирригационного земледелия в качестве отдаленных последствий имеет формирование классового общества, зарождение государства как необходимого инструмента для сооружения и эксплуатации крупных оросительных систем, переход от доклассового общества к цивилизации.
Мы уже отметили, что Левобережная и Правобережная части низовий Амударьи имели определенные различия как в природном, так и историко-культурном отношениях. В свою очередь, существенные различия намечаются и в Левобережной части, где необходимо отдельно рассмотреть восточные и западные районы.
Правобережная часть. Наличие здесь плодородных земель, обилие мелких дельтовых протоков с медленно текущими водами способствовали переходу к производящему хозяйству, зарождению и развитию земледелия, которое появляется здесь еще в середине II тыс. до н.э., в эпоху бронзы в рамках так называемой «тазабагьябской культуры». Эта культура принадлежала к типу земледельческо-скотоводческих культур степной зоны.
Развитие орошаемого земледелия в низовьях Амударьи представляет собой сложный процесс эмпирического познания законов природы, процесс поисков и накопления опыта древними ирригаторами, позволявшими сознательно использовать полученные знания в интересах общества.
Начальный этап в развитии орошаемого земледелия в низовьях Амударьи связан с так называемыми «лиманным» и «каирным» способами орошения. Для аллювиальных дельтовых равнин это древнейшая система искусственного орошения, основанная на естественном увлажнении земель паводковыми разливами. Исследователи полагают, что развитие земледелия у племен бронзового века низовьев Амударьи стимулировалось культурными связями с югом и, возможно, даже небольшой инфильтрацией населения южного происхождения. Этими же связями было обусловлено знакомство с культурными злаками.

Следующий этап развития орошаемого земледелия характеризуется освоением навыков сооружения небольших полей, располагавшихся на берегу старицы, поступление паводковых вод в которую уже регулировалось искусственным путем. Позднее воду к поливным участкам стали подавать уже не непосредственно из старицы, а при помощи небольших коротких канав3 Неустойчивый водный режим дельты обуславливал недолговременность земледельческих поселений, которые были вынуждены часто менять место поселений и полей, носивших, вследствии этого, полуоседлый характер и имевших земледельческо-скотоводческую хозяйственную ориентацию.
В эпоху поздней бронзы, в рамках так называемой «амирабад-ской культуры» ирригационные системы еще более усложняются. В отличие от небольших, сравнительно коротких арыков предшествовавшего периода, появляются достаточно протяженные (до 1 км) арыки, имевшие разветвления в нижней части. Во многих случаях амирабадские каналы строятся как продолжение усыхающих протоков, как бы «подтягивая» уходящую воду. В целом в эпоху поздней бронзы формируются все те характерные особенности оросительных систем, которые в полной мере будут характерны для ирригационных систем последующей классовой эпохи, эпохи ранней государственности Хорезма.
Прогрессирующее развитие оросительных систем, расширение орошаемых площадей (на стоянке Базар-8, например, орошаемая площадь достигает уже около 200 га), развитие ирригационной техники являются факторами, свидетельствующими о значительном ускорении развития производительных сил.

1 2 3 4 5

 

Поиск по сайту

Статьи