Исторический рубеж

 

исторический рубеж

 

Возникновение и развитие древней государственности на территории Узбекистана и в целом Средней Азии было многогранным и сложным явлением, и III век нашей эры стал завершающим периодом, обозначившим исторический рубеж между древней и средневековой государственностью.
Характерной ее чертой является крушение великих государств — Парфянского и Кушанского царств, распад Кангюя как конфедеративного государства и образование нового типа государств с иными формами правления.
В 227 г. н.э. после сражения на равнине Ормуздакан прекращает свое существование Парфянское царство, а вместе с ним и династия парфянских царей, ведущих свое происхождение от кочевых племен — парнов, оставшихся в иранской традиции узурпатрами государства и власти. На смену ей приходит династия сасанидов, по своему происхождению восходившая к древнему жреческому роду области Парсуа (совр. провинция Фарс на юго-западе Ирана).
Во время правления второго царя из этой династии Шапура I (242—271 гг. до н.э.) сасаниды начинают наступление на восток и северо-восток, в результате которого была захвачена Бактрия, прежде входившая в состав Кушанского царства. Согд также оказался в определенной зависимости от Сасанидского государства. Об этом достаточно убедительно свидетельствует надпись на Ка-абе-Зороастра и новые археолого-нумизматические и эпиграфические данные. Согласно надписи на Каабе-Зороастра (§KZ), составленной в 262 г. н.э., Шапур I завоевал «Кушаншахр (страну кушан) вплоть до Пашкибура, и дальше до Киша (Кеша), Согда и (гор) Шаша». Известный востоковед В.Г. Луконин полагал, что включение Кушаншахра в состав Сасанидского государства «могло обозначать лишь претензии на господство», а не полное подчинение Кушанского царства как такового. Однако это не так. Открытие наскального рельефа с изображением охотящегося всадника Шапура I в местности Раг-и Биби неподалеку от Пул-и Хумри в Северном Афганистане, т.е. на территории Бактрии-Тохаристана, выполненного, по мнению Ф. Грене, в 260 г. н.э., — убедительное свидетельство подчинения сасанидам этой территории.
При Шапуре I сасанидам подчиняется и Северная Бактрия-Тохаристан. В это же время в зоне влияния сасанидов оказываются Согд и Чач, о чем свидетельствуют определенные элементы сасанидской иконографии, прослеживаемые на монетах Чача, Хорезма и Бухары второй половины или конца III в. н.э., на которых изображение Геракла заменяется алтарем огня.
По-видимому в начале последней четверти III в. н.э. Бакт-рия-Тохаристан становится полунезависимым владением, управлявшимся, зачастую, наследниками сасанидского престола, носившими здесь титул кушаншахов.
Однако, причиной крушения Кушанского государства являются не сасаниды и не поход Шапура I, а, вероятнее всего, какие-то глубокие социально-экономические процессы. Об этом убедительно свидетельствуют нумизматические данные. До. хождения сасанидо-кушанских монет в Северной Бактрии-Тохаристане, здесь в обращении были подражания монетам последних Великих кушанских царей Васудевы I и Канишки II (III), которые чеканились правителями небольших самостоятельных владений, образовавшихся после гибели Кушанского царства. Этот период самостоятельных владений продолжался не менее полувека, после чего Северная Бактрия-Тохаристан вплоть до конца IV в. н.э. входила в состав владений сасанидских кушаншахов.
Значительные изменения в типах государственных образований и формах правления происходят и в других частях Среднеазиатского Двуречья.
Главная ставка Кангюя в это время по определенным причинам переместилась в область Кеша и Нахшаба, ранее принадлежавшую малому кангюйскому владетелю Сусе. Однако, в это время Кангюй, по-видимому, уже не был сильной конфедерацией, как прежде. Об этом свидетельствует тот факт, что только хорезмские и чачские правители продолжают сохранять на монетах кангюйскую тамгу. В Хорезме она сохраняется до начала или середины VIII в., в Чаче — до V в. н.э. В Бухарском владении кангюйская тамга на монетах так же, как изображение Геракла, заменяется на алтарь огня.
Особо важную роль в это время во владениях Среднеазиатского Двуречья играли Хорезм и Чач. Изучение чачских монет, чеканенных первоначально от имени правителя по имени Ванун в середине — второй половине III в. н.э., позволяет установить ряд весьма важных данных о становлении новой формы государственности на этой территории.
На раннечачских монетах впервые появляется согдийский титул xwß, который на протяжении V—VIII вв. н.э. широко применялся ко многим правителям Согда и Чача.
Чачские монеты являются наиболее ранними монетами в Средней Азии, на которых появляется название владения-государства (в данном случае Чачаннап), чего прежде в практике монетной чеканки не было. Возможно, этот факт отражает принципиально новую политическую ситуацию, сложившуюся в III в. н.э. в Среднеазиатском Двуречье после распада огромных древних государств — Кушанского, Кангюйского и Парфянского.

 

уличные светодиодные светильники цена, flt120Образовавшиеся на месте Кангюйской конфедерации такие владения, как Бухара, Чач, Кеш были совершенно самостоятельными и обладали всеми признаками государств. Это было первым шагом в развитии нового типа государств в Среднеазиатском Двуречье в период раннего средневековья. Они были небольшими по занимаемой территории с различным, зачастую (исключая Хорезм), нецарским статусом их правителей, но тем не менее обладали всеми признаками государственности вплоть до установления дипломатических отношений. Об этом свидетельствует и наличие собственной государственной символики, наследственные династии, права на чеканку собственной монеты.
Территория Чача была первой, судя по монетным данным, областью в Среднеазиатском Двуречье, где сложилось государство-владение подобного типа. Оно, по-видимому, называлось Ча-чаннап, что означало чачская страна, чачская община, народ. Такое терминологическое сочетание названия государства и народа не встречается в источниках, касающихся других владений-государств Среднеазиатского Двуречья. Оно, скорее всего, отражает какой-то иной статус и форму власти правителей древнего Чача по сравнению с другими владениями этого региона.
Примерно в это же время на монетах Кеша и Бухары появляются их названия. Наряду с этим изменяется полностью иконография монет, исчезают последние эллинистические мотивы (изображения эллинских божеств), происходит возврат к древним сюжетам (герой, поражающий мечом льва на монетах Кешского владения) и титулам, например, кави, восходящему к доахеменид-скому времени (на монетах Бухары).
В Хорезме, наряду с сохранением на монетах прежней символики кангюйской тамги и изображением героя-всадника, появляются сасанидские мотивы, что проявляется в оформлении корон. К власти приходит новая династия Афригидов, названная по имени ее легендарного основателя Африга (по одной из версий около 305 г. н.э.). Правители этой династии носили двойной титул MRT MLK MLK\’.

Рассмотренные здесь государственные образования генетически восходят к эпохе поздней бронзы — раннего железа, когда начинается процесс формирования историко-культурных областей, а на их базе и первых государств типа древнебактрийского и древнесогдийского.
Существование подобного типа государств в рамках Ахеме-нидского царства — бактрийских и согдийских — достаточно четко прослеживается и в VI—V вв. до н.э. Это были, по-видимому, полунезависимые владения, во главе которых стояли правители, именовавшиеся Арианом гипархами.
В IV в. до н.э. (а по мнению A.C. Балахванцева в конце V в. до н.э.) формируется Хорезмское царство, существовавшее продолжительное время — более 1000 лет, начиная с конца V—IV вв. до н.э. и вплоть до вхождения его в состав Аббасидского халифата в середине VIII в. н.э.
В I в. до н.э. — I в. н.э. в Западном крае (Средняя Азия и Восточный Туркестан) существовало 32 владения, а в эпоху правления императора Тай-янь (435—440 гг. н.э.) насчитывалось 16 государств.
Таким образом, независимое и полунезависимое государство-владение, привязанное к определенной историко-культурной области, является наиболее традиционным типом государственных образований на территории древнего и раннесредневекового Узбекистана. Он продолжал сохраняться и в эпоху средневековья. Примером является Чаганиан, который даже при Саманидах продолжал сохранять свою наследственную династию Мухтаджи-дов, чеканил монету и выплачивал им лишь символическую дань.
Эти государственные образования могли с течением времени изменять статус и форму правления, характер социальных отношений, переходить на новую стадию развития, но их коренная автохтонная основа оставалась неизменной.
Очевидно, что именно III в. н.э. необходимо считать завершающим периодом в развитии древней государственности Узбекистана и началом длительного, сложного и многогранного процесса перехода к средневековой государственности.

 

Поиск по сайту

Статьи