Религия и государственность

 

религия

 

В «Книге деяний Ардашира сына Папака» — полулегендарном «житии» основателя иранско-среднеазиатской империи Са-санидов царя Ардашира (224—242 гг. н.э.), последний, взойдя на престол, клянется очистить «наилучшую религию» (den r weh abëzag bë arayam).
Произносил ли в действительности основатель могущественной династии эти слова? Или же это вставка благочестивых составителей и переписчиков «Деяний»? Ответить на этот вопрос, в силу откровенно мифологического, «житийного» характера «Деяний» крайне сложно. Клятва Ардашира, однако, важна как еще одно свидетельство того важного места, которое занимала религия в жизни древних государств Средней Азии и Ирана, что нашло отражение в многочисленных и многообразных источниках.

В данной главе будет предпринята попытка систематизации и анализа этих источников с целью реконструкции отношений между религией и государственной властью в Средней Азии в упомянутый выше период.
Естественно, в рамках одной главы едва ли возможно охватить весь исторический период от зарождения государственности до формирования развитых государственных образований, все религии, развивавшиеся, на территории региона и все государственные институты, с которыми эти религии взаимодействовали. Поэтому весь дальнейший анализ будет сконцентрирован вокруг зороастризма, и, частично, буддизма, как религий, имевших наиболее длительную и относительно надежно документированную историю в регионе. Что же касается их роли в развитии государственности, то она будет рассмотрена на примере их отношения к царской власти.
Действительно, институт царской власти не только венчал собой иерархическую структуру, в которой располагались все прочие институты, он также был важнейшим для любого религиозного течения, независимо от того, какое отношение оно занимало к другим государственным институтам. Именно от царя или другого верховного правителя зависела судьба религиозного течения в древнем государстве; в зависимости от того, насколько тому или иному религиозному деятелю удавалось заручиться поддержкой царя или представителя царского рода, представляемой этим деятелем, религии оказывалось покровительство или, наоборот, она подвергалась гонению. Подробнее о типах взаимоотношений царской власти с религией будет сказано ниже; пока же важно прийти к предварительному согласию относительно важности религии (как социально-политического института) и царской власти друг для друга и для функционирования государства в целом.
Наконец, следует оговорить еще одно ограничение на порядок дальнейшего изложения материала: он рассчитан на читателя, уже имеющего хотя бы общее представление об истории и учении как зороастризма, так и буддизма, и поэтому не содержит тех сведений, которые можно почерпнуть из любого популярного пособия по истории религии.

Тем не менее, учитывая, что популярные и компилятивные работы все же отличаются по своей специфике от научного исследования, представляется необходимым предварительно оговорить два основных момента, в которых и состоит это отличие. Речь идет о терминологии, то есть о том, что ознакомительные или популяризированные работы в лучшем случае объясняют читателю так, как если бы в отношении того или иного термина все было абсолютно ясно. В действительности же проблемы начинаются как раз с наиболее привычных и понятных терминов, которые могут оказаться своеобразными ловушками, если предварительно не уточнить, что, исходя из предмета исследования, будет подразумеваться под данными терминами и как они будут использоваться.

 

Поиск по сайту

Статьи