Понятие «государственность» и ее типы

 

типы

 

Государственность, в целом, равнозначна понятию «государство», хотя и несколько шире по объему. В частности, государственность в виде различных институтов управления может существовать и без государственного суверенитета. Действительно, понятие «государство», как правило, понимается в современном его значении, которое отражено в международной Конвенции прав и обязанностей государств 1933 года и характеризуется наличием следующего:
1)определенная территория;
2)население;
3)внешние сношения с другими государствами;
4)правительство.
Понятно, что далеко не все исторические и территориальные типы государственности совпадают с таким определением. Например, многие колониальные государства не подходят под данное определение, какие бы глубокие традиции государственности у них ни существовали.
Однако при анализе древних цивилизаций следует еще больше различать понятия «государство» и «государственность». Территория, население, правительство, внешние сношения — все это могло не иметь четких очертаний, варьироваться в зависимости от степени социально-экономического развития, природных условий и т.д. Наиболее известным случаем наличия государственности без государства является древнегреческий полис, который часто неточно определяют как город-государство (city-state, Stadtstaat). Однако, во-первых, такой город далеко не всегда охватывал всю территорию и население. Например, в Аттике было два городских центра — Афины и ГТирей; в Спарте же вообще не имелось городского центра, она представляла собой объединение из пяти деревень. При этом, отмечает Г.А. Кошеленко, грекам было не чуждо и представление, что «в принципе полис как таковой может существовать даже без своей территории». Поэтому даже полисная структура, которая воспринималась греками как высший тип развития государства, могла отличаться от государства в современном понимании.
Сказанное не следует понимать в том смысле, что государственность представляет собой некую недоразвившуюся форму государства, пред-государство. Подобное представление возможно, во-первых, лишь при значительно упрощенном взгляде на историю, при восприятии ее в виде линейного, жестко заданного прогресса от низших форм к высшим; в реальности же «траектория» становления государства гораздо сложнее. Например, те же самые античные полисы, которые рассматривались античными политиками, мыслителями и писателями как высшая, по сравнению с империей, форма общественной организации, в период эллинизма трансформировались именно в империю. Во-вторых, с точки зрения истории государственности можно рассматривать и те образования, которые имеют внегосударственный характер, то есть они никогда не станут государствами, хотя и обладают многими признаками последних. Например, дельфийская жреческая корпорация, простиравшая свое влияние на всю Элладу и колонии, или рыцарские ордена средневековья. (Из современных примеров подобных типов внегосударственных образований можно указать на транснациональные корпорации или международные неправительственные организации, не говоря уже о том, что экстерриториальностью всегда обладали мировые религии: христианство, ислам, буддизм…)
Таким образом, понятие «государственность», совпадая в целом с понятием «государство», позволяет лишь более гибко и шире отразить как формирование самих государственных образований (особенно при переходе от раннеобщинных форм социальной организации), так и их соотношение с не- и внегосудар-ственными формами социального устройства. В остальном же государство и государственность будут употребляться как синонимы.
Существуют самые различные интерпретации и методы анализа понятий «государство» и «государственность» в различных общественно-научных дисциплинах, методологиях, учениях, культурах. Например, в юриспруденции государство рассматривается как юридическое лицо, в политологии — как политический агент, в социологии — как общественный институт, в этнологии — как способ организации жизни одного или нескольких этносов и т.д. В разных методологических подходах государство также рассматривается по-разному: например, в рамках механистического подхода (преобладал в XVIII—первой половине XIX в.) государство рассматривается как механизм, требующий постоянного контроля и периодического «ремонта»; биологический подход описывает государство по аналогии с живым организмом, проходящим, как и последний, этапы жизненного цикла от зарождения до отмирания (характерен для позитивистских учений XIX—первой половины XX в.), тогда как, например, кибернетический подход рассматривает государство как саморегулирующуюся систему, в которой происходит движение информации, с «обратными» и «прямыми» связями, «вводом» (информации) и «выводом» (государственных решений).
Не менее многочисленны и генетические определения государства, т.е. теории, определяющие сущность государства через его происхождение. В.Е. Чиркин перечисляет следующие теории происхождения государства: «теории вечности и богоустановлен-ности государства; теории насилия и завоевания, рассматривающие возникновение государства с точки зрения внутреннего насилия (одних групп над другими) или внешнего (завоевание одних племен другими и создание государства для управления покоренными народами); теории общественного договора (создание государства для общей пользы); классовые теории (появление частной собственности, раскол общества на классы и создание экономически господствующим классом особого аппарата подавления сопротивления угнетенных классов в виде государства)».
Все эти теории на сегодняшний день сосуществуют и конкурируют друг с другом, хотя в последнее время в социальных науках и заметны постепенная потеря интереса к вопросу о происхождении государства и вытеснение этой проблемы постструктуралистской критикой понятия государства в духе «политической археологии» Мишеля Фуко. В целом, однако, все эти теории можно подразделить, используя терминологию современной теории международных отношений, на реалистические и идеалистические.
Для реалистических теорий характерно, по определению Г. Моргентау, «понятие интереса, который определяется в терминах власти. Реалист полагает, что универсальные этические принципы не применимы к деятельности государства в их абстрактной универсальной формулировке и могут быть лишь \’отфильтрованы\’ из конкретных обстоятельств времени и места…». Этот подход, возводимый к Фукидиду и софистам в Древней Греции, характерен для всех теорий, представляющих государство инструментом подавления и власти (марксистских, позитивистских, ницшеанских и других влиятельных теорий).

We make diminished value report very fast. | ремонт катеровРеализму противостоит идеализм, подчеркивающий добровольный и даже моральный характер возникновения государства. Классическим примером такого подхода служат взгляды Аристотеля. Человек, отмечает Аристотель в своей «Политике», «по природе своей есть существо политическое», и только тот человек в полном смысле слова, кто является гражданином государства; государство же представляет собой некоторое «общение», к которому гражданин не может не быть некоторым образом «приобщен». Государство «появляется лишь тогда, когда образуется общение между семьями и родами ради благой жизни, в целях совершенного и самодовлеющего существования». Не всякий, кто находится на территории государства и необходим ему, является гражданином, но «по преимуществу… тот, кто обладает совокупностью гражданских прав». Разумеется, в разных государствах, при различных типах государственного устройства, права распределены по-разному, так что в одних случаях понятия «гражданин» и «хороший гражданин» совпадают, а в других — расходятся. Но в наибольшей степени государство соответствует своей природе тогда, когда оно «представляет собой общение родов и селений ради достижения совершенного самодовлеющего существования, которое… состоит в счастливой и прекрасной жизни». Общение в нем «основано на взаимной дружбе, потому что именно дружба есть необходимое условие совместной жизни». Таким образом, при описании любых форм государственного устройства, Аристотель имеет в виду один образец: дружба добродетельных граждан, составляющих большинство среди тех, кто в принципе может претендовать на участие в управлении, и образующих самодостаточное общение ради благой жизни (стоит отметить, что в работах средневековых мыслителей Средней Азии — Фараби, Ибн-Сино и других — преобладала также идеальная трактовка государства).
Здесь нет места для обсуждения того, какой подход является наиболее применимым к анализу государственности; можно лишь заметить, что в истории политической науки с древнейших времен в анализе того, чем государство является, преобладал реализм, а в описании того, чем оно должно являться — идеализм, хотя жесткой границы между этими двумя позициями никоща не существовало.
Что касается типов государства, то уже в Древнем мире наблюдалось значительное разнообразие классификаций. Большую известность получила классификация Платона (она и легла в основу последующих учений мыслителей Средней Азии, прежде всего, Фараби о типах государства), выделяющая, по нисходящей степени совершенства, типы государственного устройства:
1)аристократия — власть достойных (по происхождению);
2)тимократия — власть честолюбивых (на основе личных достоинств);
3)олигархия — власть богатых (по имущественному цензу);
4)демократия — власть большинства (по жребию);
5)тирания — власть одного (на основе насилия).
Два последних типа — демократия и тирания — представляют в этом контексте наибольший интерес, поскольку еще со времен античности они были не только предметом горячих дискуссий, но и послужили основой для представления о восточном государстве как преимущественно деспотическом (в противоположность западной государственности как демократической per excellence). Поскольку данный вопрос имеет прямое отношение к методологии анализа возникновения и развития государственности на территории Средней Азии и, в частности Узбекистана, то его рассмотрению следует уделить больше внимания.

 

Агентства недвижимости в Калининграде | Креативная верстка книг от РПК Брэнд Москва

 

Поиск по сайту

Статьи