Денежные отношения

 

денежные отношения

 

Возникновение денег, «этого товара товаров», — закономерный результат социально-экономического развития передовых цивилизаций древности. Длительный и сложный процесс товарообмена и развитие розничной и международной торговли во II—начале I тыс. до н.э., пройдя через стадии обращения товаро-денег и металлических слитков определенных весовых стандартов, привели в конечном итоге к появлению металлических денег.
Ранние монеты отличались от металлических слитков тем, что они имели на одной или обеих сторонах удостоверяющие их полновесность клейма-изображения. Первоначально они представляли собой сочетание различных геометрических фигур, изображения животных, птиц и рыб — льва, черепахи, тюленя, совы, тунца. Аналогичного характера клейма, но с преобладанием местных особенностей, в частности, астральных символов имелись на каршапанах (древнеиндийские монеты). Лишь спустя некоторое время на монетах появляются надписи, изображение божеств, а в середине IV в. до н.э., при Александре Македонском,— портретное изображение царей.

В Лидии первые монеты чеканились из электра (естественного сплава серебра и золота), а затем из серебра. Только при царе Крезе (561—546 гг. до н.э.) распространилась монетная система, основанная на биметаллизме (одновременное употребление золота и серебра) и получившая затем широкое распространение в Древней Персии.
Уже в древнейших монетных системах: милетской, фокейской, эгинской, евбейской существуют различные номиналы монет, битые по-своему для каждого весового стандарта. Приведение их к единой норме осуществляется уже в эпоху возвышения Македонии и создания государства Александра Македонского, в основу серебряных монет которого была положена так называемая аттическая система с тетрадрахмой весом 17,44 г; драхмой — 4,36 г; оболом — 1,6 г. С этих пор и на протяжении нескольких столетий аттическая система, но с некоторым изменением веса основных номиналов монет господствует во всех странах, попавших под влияние эллинистического мира, в том числе и в южных районах Средней Азии.
Средняя Азия не входила в число областей первоначального зарождения металлических денег, основной причиной чему являлся недостаточно высокий уровень социально-экономического развития. На протяжении многих веков до появления монет здесь существовали различные формы меновой торговли и, возможно, слиткового обращения.
Проблема возникновения собственной монетной чеканки в Средней Азии до недавнего времени обсуждалась лишь в хронологическом и территориальном аспектах: где и когда впервые здесь монета стала использоваться в качестве средства обращения. Характер и особенности ранних этапов ее становления теоретически и конкретно, на основе обширного нумизматического материала, обоснованы в ряде исследований Е. Зеймаля.

Согласно его мнению, возникновение денежного обращения и появление самостоятельной монетной чеканки в Среднеазиатском Двуречье происходило по следующей модели: первоначально сюда в качестве сокровищ поступают иноземные монеты, затем по образцу иноземной монеты, наиболее «первичной» для той или иной области, стали чеканиться местные подражания этим монетам. Они явились начальной формой не только монетной чеканки, но и денежного обращения в областях и странах, соседствовавших с государствами, уже обладавшими развитым денежным обращением. Заключительная фаза этого процесса — выпуск самостоятельных монетных эмиссий в некоторых областях Среднеазиатского Двуречья. Однако, если даже согласиться с данным предположением, остается неясным вопрос о том, являлись ли селевкидские и особенно греко-бактрийские монеты иноземными по отношению к Согду и Северной Бактрии, или же они обращались здесь потому, что обе области входили в состав эллинистических государств. Вопрос этот упирается в политическую историю Среднеазиатского Двуречья в III—II вв. до н.э., которая, в свою очередь, базируется на скудных сведениях письменных источников и тех же нумизматических данных.
Сомнительно, что селевидские и греко-бакрийские монеты всегда выполняли здесь функцию сокровищ, а не средства обращения, тем более, что среди находок встречаются медные халки, очень редко выходившие за пределы государства, чеканившего их.
В последние годы в Южном Туркменистане найден клад серебряных ахеменидских сиклей. Тем не менее ахеменидские монеты, являющиеся, вероятно, определенным вкраплением в мир натурального обмена, не оставили никакого следа в последующей истории монетного дела Средней Азии. Они не стали основой для возникновения здесь впоследствии монетной чеканки, в то время как селевкидские и особенно греко-бактрийские монеты на несколько веков опеределили процесс становления и развития денежного обращения и монетной чеканки в Средней Азии. Они явились тем базисом, на основе которого здесь вначале возникают подражательные эмиссии, а затем и свои монеты.
Очевидно, также, что модель, предложенная Е. Зеймалем (это показывает анализ нумизматических данных), не была универсальной; в различных историко-культурных областях Среднеазиатского Двуречья становление самостоятельной монетной чеканки происходило различным путем.
К настоящему времени накоплено огромное количество монетного материала, что позволяет впервые дать достаточно подробную и содержательную периодизацию развития денежнего обращения в Среднеазиатском Двуречье (разумеется, не ограничиваясь только его географическими рамками) вплоть до III— IV вв. н.э. К сожалению, почти полное отсутствие сведений письменных источников и эпиграфических данных не позволяет конкретизировать многие вопросы денежного обращения, связанные с финансовой политикой.

офисная мебель санкт-петербург цены

 

Поиск по сайту

Статьи