Дипломатические отношения

дипломатия

История дипломатии стран Средней Азии — составная часть всемирной истории дипломатии и международного права, — подтверждающая единство всемирно-исторического процесса, взаимодействие народов и культур в их историческом прошлом и при всем этом наличие специфики в развитии среднеазиатского региона и его особенного вклада в мировую дипломатию. Она носит интернациональный характер, в ней сконцентрирован огромнейший международно-правовой и дипломатический опыт многих народов среднеазиатского региона. Этот опыт принадлежит не только прошлому, по различным каналам он проникает в современность, оказывая значительное воздействие на международные процессы.
Уже в Авесте, созданной, вероятнее всего, в первой половине I тыс. до н.э., содержатся данные о зарождении ранних форм дипломатических отношений. Причем основным гарантом заключения межплеменных соглашений и улаживания споров и военных конфликтов в ней выступает Митра как божество договора и соглашений. Так, в одном из старейших гимнов Авесты Михр Яште (гимн Митре), верховный бог Ахура Мазда, обращаясь к пророку Спитаме-Заратуштре, говорит:

Страну разрушит подлый, Тот, кто не держит слов. Он хуже ста мерзавцев Благочестивых губит. Будь верен договору Ты, данному Спитаме, И лживым иноверцам, И верным в благочестье. Ведь слово договора Принадлежит обоим — И лживым, и правдивым.
(Перевод И.Стеблин-Каменского)
В Авесте имеются и другие сведения о заключении межплеменных договоров под эгидой бога Митры.
Международные отношения народов Средней Азии с Мидией и Ассирией. С IX в. до н.э. на территории современного Ирана через Кавказ и Среднюю Азию происходит миграция иранских племен. Здесь они создали несколько племенных объединений, наиболее крупными из которых были Мидия на северо-западе Ирана и Парсуа на юго-западе, находившиеся на пороге создания государственных образований.
Первым на историческую арену выходит Мидийское царство, основателем которого был некий Дейок, но подлинного своего могущества оно достигает при царе Киаксаре (625—585 гг. до н.э.). Этим царем, в частности, были завоеваны Ассирия, Северная Месопотамия, Гиркания, Парфия, Арейя и, возможно, часть Со-гда, т.е. южная область Средней Азии. По данным Ктесия Книд-ского, Киаксар также, якобы, покорил Бактрию, что весьма сомнительно. Более вероятно, что границы Мидийского царства ограничивались с северо-востока Амударьей, где мидяне столкнулись с сакскими племенами.
Согласно Ктесию, в период правления мидийского царя Асти-абара, отождествляемого с Киаксаром, парфяне подняли восстание и отложились от мидии, m помощь сеое они призвали саков во главе с царицей Зариной, причем продолжавшаяся несколько лет война между саками и мидянами завершилась мирным договором, по которому парфяне при номинальном подчинении Мидии фактически сохраняли за собой прежние владения (Диодор, II, 34, 1—4). Это первый известный в истории дипломатии Средней Азии международный договор, который можно датировать концом VII—началом VI в. до н.э.
У Ктесия был и другой рассказ о войне парфян и саков с мидянами. Та же Зарина после смерти своего мужа Кидрея вышла замуж за Мермера, династа области Парфиена, после чего началась война с мидянами, возглавленная Стриангеем. В сражении сакская армия потерпела поражение и сама Зарина была ранена и взята в плен, но Стриангей, покоренный красотой Зари-ны, пощадил ее. Позднее Мермер, разбив войска мидян и взяв Стриангея в плен, решил убить его, но Зарина не только освободила пленных, но и убила Мермера. В результате Зарина заключила договор о дружбе с индийским царем, передав ему в управление область Парфиены. Из этого следует, что какие-то формы дипломатических отношений в виде мирных договоров существовали в Средней Азии уже в доахеменидское время.
Дипломатия ахеменидского периода (середина VI— конец IV в. до н.э.). Сако-ахеменидские отношения. Во второй половине VI в. до н.э. западные области Средней Азии вошли в состав Ахеменидской империи. Завоевание Бактрии, Парфии, Согдианы, Маргианы, Хорезма было осуществлено основателем этой империи Киром (559—530 гг. до н.э.) в процессе его ранних походов. Продвижение ахеменидов на северо-восток неизбежно привело к столкновению их с могущественной сако-массагетской конфедерацией племен. Поэтому для обеспечения безопасности границ Ахеменидского государства Кир предпринял в последние годы жизни военный поход против саков-массагетов, занимавших в это время территорию между низовьями Сырдарьи и Амударьи.
Походу предшествовал обмен дипломатическими посланиями в устной форме между Киром и царицей массагетов Томирис, сохранившимися в передаче Геродота. В частности, Кир предпринял дипломатический маневр, через послов предложив Томирис стать его женой. Однако Томирис разгадала эту хитрость, поняв, что «Кир сватается не к ней, а к царству массагетов», и отвергла предложение (Геродот, I, 205). Поняв, что уловка не удалась, Кир начал военные действия против массагетов, переправившись через реку Араке (Амударья).
В ответ на это Томирис через специального вестника отправила Киру устное послание, смысл которого сводился к тому, чтобы ахеменидский царь прекратил войну и оставил массагетов в покое. Она также предложила, что если Кир не пожелает следовать этому совету, то «пусть царь отведет свои войска на три дня пути от реки и там померяется силами с саками» (Геродот, I, 206).
Послание Томирис было обсуждено на военном совещании персидской армии, где Кир принял совет лидийского царя Креза, который предложил перейти реку, продвинуться вперед, насколько отступит враг, оставить в лагере худшую часть войска, различные яства и чистое вино, а остальной армии вернуться к реке.
Расчет Креза вполне удался: передовая часть армии массагетов во главе с сыном Томирис Спаргаписом разбила оставшуюся в лагере ахеменидскую армию, после чего устроила пир: массаге-ты предались чрезмерному возлиянию и заснули. Воспользовавшись этим, Кир напал на лагерь массагетов, многих уничтожил и взял в плен, в том числе Спаргаписа (Геродот, I, 210—211).
Коварные действия Кира вызвали второе послание к нему Томирис, переданное также в устной форме через специального вестника. В этом послании Томирис предложила Киру вернуть ей сына, а самому с войском уйти с земли массагетов: «Если же не сделаешь этого, клянусь Солнцем — владыкой массагетов, я утолю твою жажду крови, хоть ты и ненасытен».
Дальнейшие события показали, что Кир не последовал совету Томирис, а Спаргапис покончил жизнь самоубийством, не выдержав позора.

В последующей за этим жесточайшей битве массагеты одержали полную победу, большая часть персидской армии была уничтожена, сам Кир был убит, а его отрубленную голову Томирис поместила в мешок с человеческой кровью (Геродот, I, 213).
Таким образом, можно заключить, что в ахеменидский период дипломатия как специальная форма выяснения взаимоотношений между различными государствами и племенными объединениями в Средней Азии получает уже более устойчивый характер: происходит обмен дипломатическими посланиями, правда, еще в устной форме. Из-за отсутствия в данном случае у саков-массагетов письменности, вероятно, появляются специальные лица, занимавшиеся передачей посланий, которые они должны были выучивать наизусть.
Дипломатические отношения в эпоху эллинизма (конец IV—вторая половина II в. до н.э.). Политическое господство эллинов в Средней Азии, начавшееся с захватом большей ее части Александром Македонским, продолжалось почти двести лет вплоть до падения Греко-Бактрийского царства.
Дипломатические отношения в это время можно разделить на два периода: первый — отношения Александра Македонского с народами Средней Азии, второй — отношения времени вхождения южных ее областей в состав эллинистических государств — Селевкидского и Греко-Бактрийского.
Первый период. Согласно Арриану, в 329 г. до н.э., во время пребывания Александра в Мараканде, к нему пришло посольство от абиев (скифы), а также от европейских скифов. Под предлогом договора о дружбе Александр отправил к ним ответное посольство, цель которого, однако, состояла в том, чтобы узнать природу скифской земли, выяснить количество народонаселения и состав вооружения (Арриан, IV, 1, 1—2; Квинт Курций Руф,УП, 6, 12).
В следующем году Александр совершил поход в Уструшану, где на берегу Танаиса (Сырдарья) им был выстроен город Александрия Эсхата, по-видимому, на месте Ходжента. Затем на правом берегу этой реки состоялось сражение со скифами, завершившееся их поражением. В результате к Александру явились послы от скифского царя с предложением мирного договора и извинениями за действия отдельных групп скифов, но не самого царя, который готов подчиниться Александру. Александр любезно ответил, что доверяет царю, но военные действия не намерен прекращать до полной победы. В 328 г. до н.э. в Мараканду прибыло новое посольство от европейских скифов, с которым вернулось и ранее отправленное к ним посольство Александра. Скифские послы передали ему предложение своего царя о заключении мирного договора и преподнесли дары. Царь скифов предлагал выдать свою дочь за Александра, а дочерей скифских вельмож, в свою очередь, — за его «верных друзей». В ответном дружелюбном послании Александр, однако, отказался от предложений скифов (Арриан, IV, 15, 1—4).
В том же году в Мараканду к Александру прибыло посольство от царя Фарасмана в сопровождении полторы тысячи конников из Хорезма — первого суверенного государства на территории Средней Азии, созданного, по-видимому, после освобождения от ахеменидского господства в 330 г. до н.э.
Фарасман поведал Александру о своем царстве, которое граничило с колхами и амориками, и предложил ему военный союз и помощь в походе на эти народы и другие племена, проживавшие у Эвксинского (Черное) моря. Некоторые сведения в этом рассказе вызывают сомнения, в частности, то обстоятельство, что хорезмийцы проживали по соседству с колхами (жители западной Грузии), что предполагает простирание границ Хорезмйско-го царства вплоть до Кавказского хребта.
Александр поблагодарил Фарасмана, но в ответной речи указал, что подобный поход был бы несвоевременен и его следует отложить до завоевания Индии и возвращения его в Элладу, откуда он предполагал совершить поход в Причерноморье. После пребывания в Мараканде Фарасман в сопровождении правителя Бактрии Артабаза вернулся на родину (Арриан, IV, 15, 1—4; Квинт Курций Руф, VIII, 1, 8—9).
Таким образом, первый период характеризуется возросшей дипломатической активностью государств и племенных объединений Средней Азии, выразившейся в заключении различного рода мирных договоров и военных союзов с Александром Maкедонским. Не исключено, что уже в это время, а, возможно, и несколько ранее здесь формируется определенный род людей, специализировавшихся, если можно так сказать, на дипломатической деятельности.
Второй период характеризуется вхождением части юга Средней Азии в состав эллинистических государств — Селевкидс-кого (конец IV—середина III в. до н.э.) и Греко-Бактрийского (середина III—начало второй половины II в. до н.э.) — и широким распространением эллинистической культуры. В это же время в середине III в. до н.э. на юго-западе Средней Азии выходцами из среднеазиатских кочевников было создано Парфянское государство, а в Среднеазиатском Двуречье во II в. до н.э. —ряд самостоятельных государств — Кангюй, Давань. Судя по монетному чекану, какие-то местные владения возникают и в бухарском, и самаркандском Согде. Сильным и независимым оставалось в это время Хорезмийское царство.
Таким образом, в этот период наряду с сохранением эллинистического государства — Греко-Бактрийского царства — происходит активный процесс формирования местных государственных образований и объединений. Несомненно, что все они поддерживали между собой определенные формы дипломатических отношений и союзов, но, к сожалению, в письменных источниках сведений об этом пока не обнаружено.
Известно, к примеру, о парфяно-греко-бактрийских военных договорах и союзах, заключенных, в частности Диодотом II. По-видимому, после 237 г. до н.э. один из них был заключен с Тири-датом (Юстин, XI, 1, 4, 9) для борьбы с их общим врагом Селев-ком II, попытавшимся вновь завоевать Среднюю Азию.
Имеются сведения и о других договорах, заключенных греко-бактрийскими царями. Так, селевкидский царь Антиох III (223— 187 гг. до н.э.) предпринял в 208 г. до н.э. поход против греко-бактрийского царя Евтидема (230—200 гг. до н.э.), закончившийся его победой в сражении на р. Герируд (Теджен). В 206 г. до н.э. между ними начались переговоры, в результате которых был заключен мирный договор. По договору, Евтидем при сохранении царской власти отдавал своих боевых слонов и признавал в определенной мере власть Антиоха III (от нее, впрочем, он вскоре освободился).
Между 141 и 129 гг. до н.э. Греко-Бактрийское царство пало под напором сакских и юечжийских племен, происходит крушение господства эллинов и на юге Средней Азии, хотя небольшие их владения продолжали сохраняться в Северной Бактрии и Южном Согде спустя много лет после этих событий.
Северная, а несколько позднее и Южная Бактрия были заняты юечжами, переселившимися сюда под давлением хун-нов. Впоследствии одним из юечжийских родов — Кушана-ми — была образована Великая Кушанская империя, и именно юечжи послужили первопричиной открытия китайцами для себя Западного края, так в ту пору они именовали Среднюю Азию.
Дипломатические отношения стран Средней Азии с Китаем в эпоху правления династии Хань (206 г. до н.э.— 222 г. н. э.). Со времени своего создания империя Хань проводила агрессивную экспансионистскую политику, стремясь выйти за пределы подвластной ей небольшой территории в междуречье Хуанхэ и Яньцзы. Особенно усилилась эта тенденция при императоре У-ди (140—87 гг. до н.э.), уделявшем большое внимание западным территориям.
Миссия Чжан Цзяня. Западный край — Средняя Азия и Восточный Туркестан, — как считают, оставался неизвестным для китайцев вплоть до путешествия Чжан Цзяня. Тем не менее, это вовсе не означает, что они совсем не знали о существовании огромной территории на западе от них, заселенной многочисленными народами. Есть сведения, что еще до этого путешествия из области Кангюй в Китай было отправлено посольство.

1 2 3 4 5

 

Поиск по сайту

Статьи