Особенности духовной культуры

 

Особенности духовной культуры

 

Культура и духовность народа определяются степенью их близости с общечеловеческими ценностями, вкладом в мировую цивилизацию и местом во всемирной истории. Один из древнейших народов не только на Востоке, но и в мире, узбеки являются носителями уникальной духовной культуры, развитие которой охватывает весьма длительный период истории. Развитие культуры и духовности напрямую связано с письменностью, являющейся главным показателем общественного прогресса. Известно, что древние предки узбеков относятся к этносам, имевшим свою письменность с глубокой древности. Обнаруженные на развалинах античной крепости Кой-крылганкалы в Хорезме образцы надписи арамейского типа, сделанные на керамике и колее, относятся к VI—I вв. до н.э. Кроме того, при раскопках древней столицы Хорезма Топраккалы обнаружены архивные документы, датированные III в. до н.э. Архивы в Нисе и Парфии первых веков нашей эры свидетельствуют о том, что среднеазиатские народы, особенно городское население, в большинстве своем еще в античную эпоху имели свою письменность.
К сожалению, вопреки исторической действительности, чтобы продемонстрировать «могучую силу» коммунистической идеологии, «преимущества» социалистического образа жизни, советская пропаганда в периодической печати и учебниках по истории стремилась «доказать», что народы Средней Азии, в том числе узбеки, до октябрьского переворота были сплошь неграмотными. В ханское время, якобы, всего два процента населения могли читать и писать, и то это были представители аристократии, духовенства и купечества. Однако и во времена существования узбекских ханств большинство населения, хотя и не имело высшего светского образования, было грамотным. Жители городов (в основном чиновники, ремесленники, торговцы, духовенство) могли читать и писать. Об этом свидетельствует наличие в каждом городе и каждой сельской местности десятков мечетей, при которых обязательно были начальные школы, где обучали грамоте, множества медресе, дающих достаточное для своего времени светское образование, откуда выходили выдающиеся в прошлом ученые, поэты и писатели. Примечательно, что каждый ремесленник, независимо от специальности, торговец и ремесленник имел свою цеховую корпорацию с письменным уставом (рисола). В больших и малых городах на базаре находились книжные ряды или лавки, что также свидетельствовало о грамотности значительной части населения. Следовательно, история национальной культуры и духовности имеет глубокие древние корни, на благодатной почве которой появились выдающиеся ученые, писатели, поэты и государственные деятели, внесшие огромный вклад в мировую цивилизацию.
Составляющие основу духовной культуры народа наука и просвещение, степень их развития и влияния на общество находятся в тесной связи с социально-экономическим строем своего времени. Господствовавшие в Средней Азии вплоть до середины XIX в. феодально-патриархальные отношения и обслуживавшая их надстройка определяли все стороны жизни местного населения, в частности образование и культуру. Сложившийся в эпоху темуридов и сохранившийся вплоть до периода узбекских ханств образ жизни предопределил создание соответствующей системы просвещения. Эта система в основном отвечала требованиям сложившихся патриархально-феодальных отношений и служила укреплению соответствующей данному строю духовности и идеологии, призванных воспитывать личность в духе своего времени. Она включала в себя ряд религиозных направлений, духовное наставничество, основанную на арабской графике письменность, множество начальных школ и медресе в рамках частной и государственной систем образования. Главная цель этой системы — обучать умению читать и писать, в основном тексты Корана и другой религиозной литературы. Существовала своеобразная трехступенчатая система образования — начальная школа (включая корихона), средняя и высшая (в основном медресе).
В ханствах и Туркестанском крае обучение в начальной школе для мальчиков было обязательным. По историческим данным, в 1894 г. в Ферганской и Самаркандской областях было около 3 500 старых школ и медресе, а к началу Первой мировой войны их число достигло 5300. В отдельных городах их количество различалось. Так, в Бухаре было около 200 мечетей, а в трех областях Туркестанского края функционировало более 12 тысяч мечетей, при которых обязательно имелись начальные школы. По другим данным, во всех мактабах Туркестанского края обучалось 44 773 учащихся начальных школ, то есть в среднем в каждой школе проходило обучение около 10 детей. Более способные учащиеся после усвоения грамоты, то есть умеющие читать и писать, продолжали образование в медресе или выезжали в зарубежные страны для совершенствования своих знаний.

 

В местных школах, помимо чтения религиозных книг, обучали каллиграфии (хаттотлик), арифметике и т.д. В среднем школьное образование получали за 7-8 лет. Вообще в Туркестанском крае (помимо ханств) в конце XIX в. насчитывалось более 5000 мактабов, в отдельных областях частные учителя (мактабдорлар) обучали на дому, а богатые люди открывали свои собственные семейные школы. В начальных школах вместо букваря (алиф-бс) использовались специальные доски с начерченными на них черной краской буквами, отдельными словами и предложениями, которые заучивали наизусть, после чего переходили к чтению учебников или книг.
Как сообщает известный узбекский ученый, академик Т. Н. Кары-Ниязов, срок обучения в старых школах не был определенным: каждый ученик, в зависимости от способностей, проходил обучение по-разному. Сначала занимались по книжке «Хафтияк» (сокращенный вариант Корана, в переводе означает — одна седьмая часть) на арабском языке, хотя содержания ее никто не понимал. Затем заучивали «Чоркитоб» на персидском языке, написанную в виде диалога по принципу «вопрос — ответ». Только после этого приступали к чтению поэтических сборников на узбекском языке «Суфи Оллоёр» или «Хужа Хофиз». Причем учащиеся читали вслух и неоднократно повторяли на уроках заученные стихи. Поэтому в школе всегда было шумно, как пишет в своих воспоминаниях Т. Н. Кары-Ниязов. Домла (учитель), следивший за поведением ребят, сурово наказывал чересчур непослушных способом «фалок»: ноги провинившегося мальчика зажимали в специальной деревянной колодке, которую держали, приподнимая кверху, двое старшеклассников (халфа), а домла бил но пяткам прутьями.
Девочки проходили обучение только по разрешению родителей в специальных домашних школах. Преподавали им жены местных имамов. Таких женских домашних школ было особенно много в Ферганской долине. Специально построенных школьных зданий, находившихся вблизи махаллинских мечетей, больше всего было в Бухаре. В других местах для школы отводили отдельное помещение при мечетях. Учащиеся в основном располагались на земляном полу на циновках, а в отдельных школах сидели в специально вырытых ямах-сиденьях, перед которыми делали подставки для учебников из кирпича или глины.
Высшие и средние учебные заведения (медресе) готовили, в основном, преподавателей (домла), чиновников, судей (казн) и служителей духовенства. Большинство медресе, давших миру в эпоху Восточного Ренессанса выдающихся мыслителей, крупных ученых и поэтов, в колониальный период приходит в упадок: они становятся лишь центрами по подготовке религиозных деятелей и местом поклонения верующих. Возмущенный таким положением дел, один из видных мыслителей, Мирза Веди ль, с горечью писал: «Теперь погас свет в медресе, наступило время безмозглых глупцов».
Многие медресе, возведенные из жженого кирпича, богато украшенные, представляли собой прекрасные памятники восточного зодчества. Обычно они были двухэтажными, с маленькими комнатушками и балкончиком.

При каждом медресе была своя мечеть для совершения молитв, тохаратхона для омовения и учительская. В больших городах были десятки медресе. Так, в Бухаре было до 200 медресе и столько же приходских мечетей, где обучались и проживали муллавачча (студенты) из разных областей, даже из-за рубежа. В трех областях Туркестанского края насчитывалось 11 964 приходских мечетей и соответственно столько же имамов при них. Студенты медресе брали жилье в наем, но могли и сами сдавать его в наем или даже продавать. Студенты имели право выбирать преподавателей, которых в больших медресе было несколько, а в малых — единицы. Например, в Бухаре в медресе Кукалдош был один мударрис (преподаватель), а в медресе Улугбека — несколько. Большинство медресе владели землей (вакф), за счет которой содержались, помимо подаяний. Количество му-даррисов часто зависело от дохода, получаемого от вак-фа. В южной Фергане мактабы также владели вакфом. В XIX в. половина вакфных земель принадлежала медресе, остальные — различным святым и духовенству.
meizu mx5 купить в наличии

 

Поиск по сайту

Статьи