Languages

Статьи

Флеш карта

Статистика

хостинг от .masterhost


       Категория  История » Титулатура правителей

 

титулатура правителей

 

Политическая значимость того или иного государства, помимо разного рода факторов, во многом определяется титулом, т.е. почетным званием лица, стоявшего во главе данного государства. Эти титулы были наследственными, передававшимися от отца к сыну и т.д., или приобретенными в процессе борьбы за власть с другими, равными первоначально по званиям, лицами. В процессе укрупнения государства и роста его могущества первоначальный его глава, носивший ранее скромный по значению титул, обрастал все более возвеличивавшими и его личность, а, следовательно, и его государство титулами, в ряде случаев ставившими глав подобных государств в родство с божествами, как, к примеру, китайский титул «сын бога» или равнозначные ему титулы — индийский «девапутра» и бактрийский «багопои-ро». Конечно, истории известны случаи, когда владетели даже незначительного по площади и политической значимости владения присваивали себе титул «царь» и даже «царь царей», но это, скорее, исключение из правила, чем само правило.
Учитывая все это, перейдем непосредственно к предмету нашего исследования.
Титулатура царей и владетелей древней Средней Азии давно уже интересовала исследователей, и в ее изучении сделано немало, особенно трудами В.А. Лившица, Б.И. Вайнберг, И.М. Дьяконова, Е.В. Зеймаля, СП. Толстова, О.И. Смирновой, В.Б. Хеннинга.
Однако, ими, в основном, изучалась титулатура отдельных государств, например, Хорезма или империи Кушан, причем главный акцент делался на выявление происхождения титула, его содержания и этнической принадлежности. Пока еще отсутствуют исследования, в которых рассматривались бы титула-тура домусульманских правителей Средней Азии в целом, характер ее развития и изменения в хронологической последовательности.
Между тем анализ имеющихся данных позволяет выявить исторически закономерный процесс смены титулатуры правителей Средней Азии на всем протяжении исследуемого периода, в зависимости от языковой принадлежности доминирующих государств или историко-культурных причин.
Сложность изучения этого многовекового процесса, заключающаяся в недостаточности информации, — это краткие сведения, приводимые в китайских и греко-римских письменных источниках, дополняемые нумизматическими и отчасти эпиграфическими данными. Их изучение показывает, что в эволюции титулатуры правителей Средней Азии рассматриваемого времени можно выделить четыре периода: авестийский (первая половина I тыс. до н.э.), ахеменидский (середина VI—конец IV в. до н.э.), эллинистический (конец IV—начало второй половины II в. до н.э., но в Бактрии этот период длился до II в. н.э.) и арамейско-кушанский (начало его приходится на II в. до н.э., а завершение — на раннее средневековье), причем арамейско-кушанская титулатура сохранялась в ряде владений Среднеазиатского Двуречья вплоть по VIII в. н.э. включительно.
Это отнюдь не означает, что в Средней Азии не существовало титулов правителей другой языковой принадлежности, к примеру сакской, древнехорезмийской или кангюйской, но к сожалению, наука пока не располагает подобными данными. Мы не знаем также, какие титулы носили правители оседло-земледельческих племен Средней Азии времени зарождающейся государственности, в эпоху поздней бронзы. Попытки связать с ними авестийскую титулатуру не оправданы, так как отсутствуют прямые доказательства того, что авестийский язык бытовал на пространстве всей Средней Азии уже во II тыс. до н.э.
Итак, первый период — авестийский (первая половина I тыс. до н.э.).
Древнейшим известным науке титулом правителей Средней Азии был, вероятно, титул «кави», означавший, как считают исследователи, царей Бактрии или Дрангианы в доахеме-нидское время. Именно при дворе одного из таких кави — Кави Виштаспы, которого зороастрийская традиция упорно связывает с Балхом (Бактрами), — начал свои проповеди Заратуштра.
И.М. Дьяконов считал, что первоначально кави было прозвищем «стихотворец», «прорицатель» и лишь потом превратилось в нечто подобное царскому титулу. По мнению В.А. Лившица, титул «кави» носили вожди, по преимуществу, кочевых племен, враждебных зороастрийской общине. Этот титул, упоминаемый в Гатах, восходит, по его мнению, ко времени индоиранской общности, т.е., по крайней мере, ко II тыс. до н.э. Кави были также верховными жрецами племени, совмещая религиозную и светскую власть. Следовательно, уже на ранней стадии развития первые государственные объединения, во всяком случае на юге Средней Азии, носили теократический характер. Эта традиция сохранялась и в более позднее время, к примеру в Кушанском государстве, найдя свое воплощение в иконографии монет, где царь изображен перед алтарем огня, т.е. выполнявшим жреческие функции. Как считает В.А. Лившиц, в иранской мифологии кави — это «добрые князья», покровители Заратуштры и зороастризма. Он полагает, что титул «кави» был более высоким, нежели просто вождь племени.
От этого титула происходит название второй легендарной династии восточноиранских народов — кавианиды, основателем которой был некий Кави-Кавата (в Шах-наме — Кей-Кобад), в имени которого сочетаются титул «кави» и имя Кавата.
Существовали две династии: кавианиды (ранние кави) в IX— начале VIII в. до н.э. (по А. Кристенсену, в 900—775 гг. до н.э.) и наутариды (поздние кави), правившие в 660—540 гг. до н.э., т.е. в VII—VI вв. до н.э.
Но действительно ли правители Средней Азии в первой половине I тыс. до н.э. могли носить титул «царь»? Сведения местных источников, в том числе Авесты и древнеиранского эпоса, в этом отношении недостаточно аргументированы. Однако, интересные данные можно извлечь из древнегреческих источников, описывающих в Средней Азии события VII—VI вв. до н.э., т.е. доахеменидский и раннеахеменидский периоды.
Так, согласно Ктесию, «саки стояли вне сатрапий», их возглавлял царь, в греческой передаче «басилевс» — Кидрей. Муж легендарной Зарины, правивший, вероятно, в VII в. до н.э., тоже носил титул «басилевс», т.е. царь. Аморг, предводитель саков в войне с Киром, во второй половине VI в. до н.э., и предводитель дербиков Аморей имели тот же титул.
Басилевсом назван и правитель Бактрии Оксиарт. О том, что греки хорошо понимали различия в иерархии титулов правителей Средней Азии, свидетельствует уже тот факт, что правитель Парфии Мермер назван просто династом, а правитель племени барканиев Астиал — архонтом, т.е. титулами, по своей иерархической значимости, стоявшими ниже, чем басилевс.