Languages

Статьи

Флеш карта

Статистика

хостинг от .masterhost


       Категория  История » Структура общества

 

структура

 

Основу общества по-прежнему составляла община, определявшая не только социальную организацию, но и занимавшая ведущее место в общественном производстве. Оставаясь стабильно понятийной категорией, община, однако, находилась в стадии развития и расслоения и качественно менялась. Уже в предшествующий период родственные связи сменились территориальными, и выделившиеся домовые (патриархальные) общины входили в состав более крупного объединения — соседской общины. Система соседских общин как сельских, так и городских определяла инфраструктуру древнего общества на территории Узбекистана. Сельские общины в условиях деспотических государств (Ахе-менидского, Селевкидского, Греко-Бактрийского, Парфянского) становились фискальными податными единицами. Центральная власть Ахеменидов организовывала сельские общины в среде порабощенного населения или насильственно захваченного в плен. Есть сведения о них в Вавилонии. Возможно, такая практика организации искусственных общин существовала в более поздних среднеазиатских государствах. В парфянскую эпоху такая политика была применена к побежденным римским легионерам Красса, поселенным в окрестностях Мерва после битвы в 53 г. до н.э. при Каррах. Созданные таким искусственным путем в фискальных целях сельские общины существовали наряду с объединениями, сложившимися путем естественного развития. Соседские общины могли вырастать в торгово-ремесленные города или храмовые объединения, попадая, в благоприятные для такого развития условия. Низовая ячейка общества — домовая патриархальная община — была первичной структурной единицей как сельской общины, так и жилого квартала в античном городе, который сам представлял соседскую общину.

СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ


Имеющиеся источники по Средней Азии и Ирану проливают некоторый свет на характер семьи и семейных отношений, определявших правовые нормы, сложившиеся задолго до II—III вв. н.э., времени, от которого сохранились хорезмские переписи домов. Структура семьи в разных областях, видимо, отличалась своеобразием. Однако, существовали главные характерные признаки этого института. Хотя в качестве основы социальной организации в античный период закрепилась соседская община, внутри этой гражданской общности, важнейшей структурой оставалась расширенная родственная группа, генетические корни которой восходят к древней эпохе развития кровнородственных отношений. Исследователи определяют ее как союз многих семей, главы которых вели свое происхождение по мужской линии от одного общего предка, от стоявшего от них на три поколения и которого они еще помнили.


Все члены такой группы хорошо знали и ощущали свои родственные связи, в отличие от связей со своим древним родом или кланом, реальность которых уже была утрачена. Община агнатов — «агнатическая группа», как именуют ее одни исследователи (А.Г. Периханян, Е.Е. Неразик), или «патронимия», по терминологии других исследователей (В.А. Лившиц), — охватывала, таким образом, следующие ступени родства: главу общины, его родителей, детей, братьев и сестер, деда и бабку, внуков, дядей и теток, двоюродных братьев и сестер, племянников и племянниц, внуков братьев и сестер.

С укреплением экономической самостоятельности самих семей и ростом имущественного неравенства характерная для общины агнатов экономическая общность постепенно утрачивалась, однако, еще имела определенное значение.

В Иране, например, сохранялась общая собственность и владение агнатической общины на некоторые виды недвижимости: мельницы, оросительные каналы, выгоны для скота, в чем отдельные семьи выступали как совладельцы. Продолжала объединять семьи общность культа душ умерших предков, участие в общих культовых обрядах и жертвоприношениях.

Изначально в Авесте агнатическая группа обозначалась термином «наф», а объединяющая их более широкая общность — «вис». Очевидно, с ослаблением родственных связей между аг-натическими группами, с упрочением общины соседского типа термин «наф» приобретал все более широкое значение и впоследствии стал прилагаться к общине вообще. Так, в раннесредневековом Согде, как явствует из брачного контракта с горы Муг, «наф» означает уже гражданскую общину. В других согдийских документах он имеет значение «народ», «люди», т.е. члены общины как городской, так и сельской.

Наф, как агнатическая группа, отражен в пехлевийских документах и, очевидно, в эпоху античности имел правовой статус, хотя в сасанидском судебнике, в правовых отношениях субъектом, прежде всего, выступают большие и малые семьи, и агнати-ческие связи уходят на второй план. В области суда, культовых церемоний, в отношении общего имущества определенные функции сохранял глава общины «наф». Главную же роль в решении дел общины стали играть остабары или катийакдары (главы семей), составлявшие нафадара (совет общины). Важнейшие дела территориальной общины решались на общем собрании правоспособных ее членов, каковыми считались свободные мужчины, начиная с 15-летнего возраста, принадлежавшие к патронимиям этой общины. По аналогии с тем же институтом античной Индии, которая в экономическом и культурном плане была очень близка среднеазиатским регионам и Ирану, можно считать в числе важнейших дел, выносившихся на общее собрание общины, периодический передел пахотных земель между патронимиями, свадьбу и похороны, суд, назначение опекунства, усыновление, определение меры наказания за особо тяжкие преступления. Наиболее суровым наказанием, которое могло быть вынесено члену общины, было изгнание, означавшее гражданскую смерть. Изгнанный, лишившись прав и привилегий, которые давало членство в гражданской общине даже низшего сословия, был вне общества и легко попадал в рабство.

Значение патронимии — агнатических групп — как в знатных сословиях, так и других слоях общества выступает и в вопросах брака. В Индии экзогамны были не только агнати-ческие группы, но объединявшая их община. В Иране, хотя и не повсеместно, патронимии отличались эндогамией. Обычай заключать браки внутри родственных групп для Ирана отмечают античные источники, причем не только в царской династии и агнатических общинах магов, но вообще в народе, что, в общем, было свойственно многим странам древнего Востока (Египет, Месопотамия). В восьмом фаргарде Видевдата Авесты упоминаются «мужчина, состоящий в кровно-родственном браке, и женщина состоящая в кровно-родственном браке». Кровосмесительные браки были известны в Иране с древности, а позже были канонизированы и вошли в состав «Десяти предписаний Заратуштры человечеству». Возможно, Авеста отражает существование подобных отношений в Бактрии и Согдиане. Предписания Видевдата, видимо, стимулировали заключение подобных браков. Известны примеры крайней эндогамии — браки между отцом и дочерью, матерью и сыном, братьями и сестрами. Прямых сведений о характере брака в среднеазиатских регионах нет, если не считать некоторых намеков на эндогамию у южных земледельческих народов. В частности, Квинит Курций Руф упоминает о браке бактрийского сатрапа Сизимитра с матерью (Курц, VIII, 2, 19).