Languages

Статьи

Флеш карта

Статистика

хостинг от .masterhost


       Категория  История » Кушанское искусство

 

искусство кушанского периода

 

Юг Средней Азии вошел в состав Кушанского государства при великом царе Виме Так [то] в середине или начале второй половины I в. н.э. и оставался в нем вплоть до завоевания саса-нидами при Шапуре I (241—262 гг.). На севере этого региона границы Кушанского царства проходили по Гиссарскому хребту, где была создана мощная фортификационная система, отделявшая Бактрию от Согда, Кангюйское государство от Кушанского. Поэтому, кушанское искусство этого региона — искусство Бакт-рии данного периода.
Памятники искусства кушанского времени в Сурхандарьинс-кой области Узбекистана, в северном Афганистане разнообразны и выразительны: монументальная скульптура, настенная живопись, архитектурный декор, коропластика, керамика, резьба по кости, глиптика, ювелирное искусство, художественный металл. Кушанское искусство развивалось в двух основных направлениях: индо-буддийском и местном бактрийском, в значительной степени эллинизированном, при определенном вкладе, особенно в прикладном искусстве, традиции искусства кочевых народов.
В монументальном искусстве этого региона особенно выделялась скульптура, традиции изготовления которой, как показали раскопки храма Окса, уходят в селевкидское и греко-бактрийс-кое время. Основной материал — глина, гипс и камень. Но не исключено, что существовала металлическая и комбинированная скульптура, что подтверждает найденная на Кампыртепа статуэтка мужчины, выполненная из дерева и обложенная сверху тонким серебряным покрытием. Техника исполнения глиняной скульптуры — вручную, при этом на внутренний каркас накладывалось несколько слоев глины и уточнялась общая форма фигуры, а затем на ее участки тела и лица наносился пластически тщательно обработанный слой из той же глины или гипса, раскрашенный в соответствующие цвета. Для оттиска отдельных деталей лица и украшений часто применялись штампы. Как правило, глиняная скульптура — пристенная или настенная — выполнена в высоком рельефе. Каменная скульптура передавалась в виде фриза или отдельных скульптурных групп Айртам (сидящие) или Сурх-Котал (стоящие).
Бактрийской скульптуре присуща монументальность и строгая фронтальность. Но вместе с тем, судя по изображению образов царей и божеств на монетах, являющихся, по-видимому, копиями монументальных скульптур, ей не чужда и профильная, и трехчетвертная передача изображения.
Монументальная скульптура в Бактрии, предназначенная в первую очередь для установки ее в храмах, тематически и идейно воплощала два основных содержания — культовое и светское. Какие-либо мифологические образы пока не отмечены.
Культовая, прежде всего, буддийская скульптура многочисленна. Она представлена образцами из Айртама, Дальверзинте-па, Каратепа, Фаязтепа и другими менее значительными памятниками. Менее представительна бактрийская культовая скульптура —Дальверзинтепа и Сурх-Котал. Однако на тот факт, что она имела в Бактрии широкое распространение, указывает надпись из Сурх-Котала и особенно Рабатака, где точно установлено: статуи каких зороастрийских божеств были сделаны в сооруженном при Канишке храме. Это Умма, Нана, Ахурамазда, Маздован, Срошард, Нараса, Михр. Нет сомнений, что скульптуры местных божеств стояли и в других бактрийских храмах, но пока единственным реальным фактом их существования является скульптурная голова богини, вероятно, Наны, из храма на Дальверзинтепа, передающая облик немолодой женщины с повязкой на голове.
Широкое распространение в кушанский период получило и светское направление, ведущее место в котором занимало «ди-настийное искусство». Из той же Рабатакской надписи теперь совершенно очевидно, что в храмах Бактрии, наряду со статуями божеств-покровителей, устанавливались статуи царей, причем не только правящего Канишки, но и всех предшествующих: прадеда Куджулы Кадфиза, деда Вимы Так [то] и его отца Вимы Кадфиза. В том же убеждает каменная статуя царя на троне из Мата, как теперь установлено Дж. Криббом, Вимы Так [то].
Вероятно, статую царя (Канишки?) представляет собой каменная стоящая фигура в богатом одеянии из Сурх-Котала, для которой характерна монументальность и строго фронтальная передача. Не исключено, что образ царя (Хувишки?) передан на скульптурном блоке из Айртама с бактрийской надписью, где изображен сидящий мужской персонаж и стоящая рядом с ним женская фигура.
Светскую направленность отражают глиняные и гипсовые изображения донаторов из пригородного буддийского святилища Дальверзинтепа. Наиболее впечатляющая скульптура отсюда — голова «кушанского принца» с благородными чертами лица и высокой конической шапкой, украшенной, по-видимому, золотыми бляшками. Эту скульптурную голову Г.А. Пугаченкова сравнивала с головой царя Антиоха из святилища в Коммагене, находя в них стилистическую близость. Вместе с тем, тщательное сравнение изображения кушанского царя Васудевы I на золотых монетах с головой «кушанского царя» из Дальверзинтепа показывает наличие близкого сходства в чертах лица, в форме головного убора и украшений у обоих этих персонажей. Не исключено поэтому, что скульптурная голова безымянного «кушанского принца» передает изображение кушанского царя Васудевы I.
Очевидно, что монументальная скульптура Бактрии представляет собой выдающееся художественное явление, воплотившее в себе эллинистические, индо-буддийские и бактрийские черты.
Возникновение настенной монументальной живописи в Средней Азии после перерыва в несколько тысячелетий (древнейшие образцы этой живописи здесь связаны с эпохой неолита VI тыс. до н.э. — росписи в Песеджиктепа) целиком связано с эпохой античности.
Наиболее ранними являются фрагменты росписей из Халчая-на, относящиеся к началу I—II вв. н.э.; тем же временем датируется настенная живопись из храмов бактрииских божеств и дворцовых зданий на Дальверзинтепа, буддийского пещерного комплекса Каратепа и буддийского наземного монастыря в Старом Термезе. Живопись этого времени обнаружена и на Зартепа. За пределами Бактрии настенная монументальная живопись кушан-ского времени обнаружена в Топрак-кале (II—III вв. н.э.).
Настенная монументальная живопись, судя по месту ее находок, служила, вероятно, частью декора интерьера зданий культового и светского назначения. Росписями покрывались стены ай-ванов, залов и отдельных помещений. Она осуществлялась минеральной краской на клеевом растворе по поверхности сухой глино-саманной штукатурки или по тонкому слою алебастра.
По своему характеру она была сюжетной и орнаментальной, идейное же ее содержание светское, культовое или мифологическое.
Образцы светского направления представлены весьма незначительными фрагментами из дворца в Халчаяне с изображением головы мальчиков — одной эллинистического, а другой, вероятно, центрально-азиатского типа. Светский характер имела живопись из дворца на Дальверзинтепа, где найден фрагмент с изображением бактрийского воина в шлеме и морда бронированного коня.
Для живописи культового характера свойственны два религиозных направления — буддийское и местное бактрийское.
В Фаязтепа на стене сохранилась часть многофигурной сцены с участием более десяти персонажей, в центре которой изображение Будды и идущих к нему местных божеств с нимбами над головой, над одной из которых сохранилась надпись с именем божества благодати Фарро.

строительство котельных в Москве и Московской области