Вы находитесь:

Languages

Статьи

Флеш карта

Статистика

хостинг от .masterhost


       Категория  История » Крах эллинов

 

крах

 

Завершение политического господства эллинов в различных частях юга Средней Азии не было единовременным актом. В начале III в. до н.э. началось мощное движение кочевых народов — азиатская реконкиста — на эллинистические государства Средней Азии. В середине III в. до н.э. кочевые племена парнов вытеснили Селевкидов с территории Южного Туркменистана и создали Парфянское царство. Значительно дольше держалось Греко-Бактрийское царство — последний оплот эллинистической государственности в Средней Азии, хотя уже в конце III в. до н.э. кочевые народы, скорее всего саки или дахи, начинают штурмовать северные рубежи Греко-Бактрийского царства. В результате данного наступления эллинские правители этого царства теряют всю Согдиану, где возникают независимые владения, возможно входившие в Кангюйскую федерацию.
Это, можно сказать, было первое наступление кочевых народов на последний оплот эллинистической государственности в Средней Азии.
Второе наступление началось в середине — начале второй половины II в. до н.э., которое шло двумя волнами — вначале сакские и сарматские племена (сакаравлы, асии и пасианы), а затем тохары-юечжи. Первые были, по-видимому, выходцами из центральных и северных районов Средней Азии, вторые — из Центральной Азии, где на территории современной китайской провинции Ганьсу локализуется прародина тохаров-юечжей.

В результате этого наступления Греко-Бактрийское царство пало, хотя не исключено, что его распад, возможно, в результате каких-то внутренних противоречий начался еще ранее.
Сакско-сарматские племена ушли на юго-восток, где ими было создано так называемое Индо-Сакское государство. Возможно, какая-то их часть осталась в Бактрии. Юечжи-тохары осели на всей территории Бактрии.
Таким образом, в середине — начале второй половины II в. до н.э. история эллинистической государственности на юге Средней Азии, насчитывающая большой временной период почти в двести лет (330—150/140 гг. до н.э.), пришла к своему завершению.
Тем не менее, отдельные институты эллинистической государственности продолжали существовать еще весьма долго. Так, институт титулатуры сохранялся в Бактрии вплоть до правления кушанского царя Канишки, только при нем греческие царские титулы были заменены на бактрийские.
Еще более сильное влияние оказали материальная и художественная культуры эпохи эллинизма, традиции которой так же, как религия и письменность, удерживали стойкие позиции на всем протяжении античного периода.
Таким образом, если эллинско-македонское политическое господство на юге Узбекистана завершилось в начале второй половины II в. до н.э., то отдельные стороны этой государственности продолжали сохраняться и более того — существенно влиять на ее развитие еще длительный период времени.
На смену эллинистической государственности в Среднеазиатском Двуречье, начиная с конца III—II в. до н.э., приходит государственность совершенно иного типа, созданная кочевыми народами.
Вначале, как мы уже писали выше, на территории Согдиа-ны возникают независимые владения, правители которых, возможно, сакского происхождения, чеканят собственную монету в подражание монетам Антиоха. Затем в Бухаре и Хорезме и по Средней Сырдарье в образовавшихся там владениях чеканятся монеты в подражание монетам Евтидема и Евкратида, время появления которых можно отнести ко второй половине II в. до н.э.
Ярким отличительным признаком этих монет является наличие на них тамг (своеобразные знаки),, как считают, кангюйского происхождения. Это были первые государственные символы в Среднеазиатском Двуречье, показывающие общность этнического происхождения выпускавших эти монеты правителей, их принадлежность к генеалогическому древу, связанному узами родства, но также подчеркивающих государственный характер этих владений.
Сведения письменных источников показывают, во-первых, что в это время большая часть Среднеазиатского Двуречья входила в состав государства Кангюй, в подчинение которого на этой территории находились пять владений; а, во-вторых, сопоставление этих сведений с нумизматическими данными убеждает в конфедеративном характере этого государства, поскольку каждое из этих владений чеканило свою серебряную монету со своей тамгой, что само по себе является прерогативой независимого государства.
По-видимому, эти владения входили в состав Кангюйской конфедерации на определенных условиях, возможно, общей охраны границ этой конфедерации от военной угрозы и др. На возможность такого рода условий указывают, в частности, вновь найденные согдийские надписи первых веков нашей эры на арке ворот в Южном Казахстане, где перечисляются согдийские владения, выделявшие свои войска для охраны северных рубежей Кангюйской конфедерации.
Именно с этого времени, т.е. со II в. до н.э., можно говорить о создании в Среднеазиатском Двуречье государственности совершенно иного типа, чем ахеменидская и эллинистическая монархии — государственности конфедеративного типа. Такого же характера было и государство Больших юечжей, которое в ранний докушанский период также состояло из пяти независимых владений.