Languages

Статьи

Флеш карта

Статистика

хостинг от .masterhost


       Категория  История » Искусство Ахеменида

 

искусство ахеменидского периода

 

Древнегреческие письменные источники указывают на существование в Бактрии, Согде, Маргиане в конце IV в. до н.э., еще в ахеменидский период, городов с развитой и сложной структурой.
Археологические исследования не только подтвердили факт их существования, но и дали важные данные для характеристики городов и поселений, их структуры и фортификации, а также материальной культуры. В их ряду наиболее интересные материалы дали исследования Эрк-калы — древнейшего ядра городища Старого Мерва в Маргиане, городища Афрасиаб (древняя Ма-раканда) в Согде, городищ Узун-Кыр, Сенгиртепа в Южном Согде и Кызылтепа в Северной Бактрии, а также ряда более мелких поселений этого времени.
О развитии монументального изобразительного искусства в этом регионе есть косвенные и прямые данные. Например, известный рассказ автора IV в. до н.э. Хареса Митиленского о любви Зариадра к Одатиде — «самой красивой женщине в Азии», о том, что романтическая история их любви пользовалась широкой популярностью у населения Средней Азии: «сказание о ней изображают на картинках в храмах и дворцах, а также и в частных домах».
Можно предположить наличие здесь в предахеменидское и ахеменидское время настенной монументальной живописи. Наличие скульптуры подтверждают находки из Исфары в Кани-бадамском районе Таджикистана. Это две объемные, пустотелые головы барана в натуральную величину весом 8,1 и 14,8 кг, отлитые из бронзы и датируемые V—III вв. до н.э. Не исключено, что они или представляли собой одиночную скульптуру, или входили в состав скульптурной композиции, украшавшей интерьер какого-то здания, или являлись оформлением зооморфного трона, широко распространенного в Средней Азии и Иране в доисламское время. На развитие форм монументального ваяния указывает и находка в горах Султан Уиздага (Хорезм) каменной капители, оформленной по бокам обращенными в разные стороны полиморфными фигурами в виде лежащих с подогнутыми ногами животных с головами бородатых мужчин. Она имеет близкие аналогии в искусстве ахеменидского Ирана.
Керамическое искусство данного времени характеризуется разнообразием и стандартизацией форм сосудов, высоким качеством техники изготовления, ангобным покрытием и отсутствием орнаментации. Орнаментальные сюжеты в виде росписи красной и коричневой краской на поверхности сосудов, широко распространенные в керамике начала I тыс. до н.э., в этот период сходят на нет.
Характерной особенностью керамического искусства становится совершенство форм сосудов, приобретающих в основном цилиндрические формы, генетически восходящие к керамике предшествующего периода VII—VI вв. до н.э. Цилиндрическая керамика широко распространяется почти на всей территории Средней Азии от Хорезма до Бактрии. Предметы других видов прикладного искусства представлены глиптикой — несколькими геммами, выполненными в ахеменидском стиле из собрания Музея истории Узбекистана в Ташкенте, якобы, найденные на городище Афрасиаб.
Особняком в этом скудном ряду памятников искусства оседло-земледельческих областей Средней Азии ахеменидского времени стоят многочисленные предметы художественной культуры (малые формы искусства — металлическая круглая пластина, торевтика, ювелирное дело) из Амударьинского клада или сокровища Окса, а также сокровищницы храма Окса в Тахти-Сангине. Строго научный подход к ним показывает, что за редким исключением они не могут служить подлинным историческим источником для характеристики искусства ахеменидского периода в Средней Азии и дают лишь представление о том, какие сокровища и из каких стран могли накапливаться в бактрий-ских храмах в течение нескольких веков.

Судя по дате сокрытия этих «кладов», гораздо более поздней, чем даже конец ахеменидского периода, связанный с завоеванием Александром Бактрии в 327 г. до н.э. (эта дата почти в пределах 200 лет, и в том, и в другом случае Амударьинский клад сокрыт во II в. до н.э., сокровищница храма Окса укрыта накануне нашествия юэчжей, т.е. в начале второй половины II в. до н.э.). Эти предметы могли привноситься в храм (или храмы?) как вотивы, когда угодно и могли быть привезены, откуда угодно.
Не вызывает сомнения подлинность состава сокровищницы храма Окса в Тахти-Сангине, зафиксированном с соблюдением научной археологической методики, но сомнительна подлинность состава Амударьинского клада, который, строго говоря, представляет собой коллекцию предметов, собранных при различного рода обстоятельствах в Равалпинди (Пакистан). Часть из них действительно принадлежит Амударьинскому кладу, найденному, может быть, на городище Тахти-Кобад, а другая, вероятнее всего, присоединена на месте в Равалпинди и состоит из находок, сделанных, возможно, в Гандхаре или Ка-булистане.
Сомнение вызывает и монетная часть клада, присоединенная Е.В. Зеймалем из различных музейных собраний к вещевой его части, при невыясненных условиях находки, а также потому, что до сих пор никаких монет V—IV вв. до н.э. греческих городов и ахеменидских сатрапов Малой Азии на территории Средней Азии, в том числе в Бактрии, не найдено. Только в последние годы, по-видимому, в Южном Туркменистане найден клад ахеменидских сиклей, часть которого попала к ташкентским коллекционерам.
Исследование ранней части Амударьинского клада позволило выделить по месту их происхождения пять групп предметов, изготовленных из золота и серебра.

Танец afro, afro rustic dance.Достопримечательности