Languages

Статьи

Флеш карта

Статистика

хостинг от .masterhost


       Категория  История » Характер колонизации

 

характер колонизации

 

В процессе колонизации территории Средней Азии можно условно выделить три этапа. Первый этап связан с походом Александра — наиболее короткий по времени, в то же время наиболее интенсивный в плане культурного проникновения. Здесь наиболее ярко высвечивается фигура самого Александра с его стремительным продвижением и неординарными решениями и действиями, направленными на соединение древней культуры Востока с достижениями греческой цивилизации. Вспомним, например, одновременное массовое бракосочетание высших чинов македонского войска со знатными девушками из местной аристократии, обучение местных мальчиков греческой грамоте и др. Наконец, к этому же этапу относится основание ряда городов — Александрии. Александрии в большей мере строились на стратегически важных пунктах и должны были оберегать завоеванную территорию. К таковым относится, например, Александрия Эсхата — Александрия Крайняя. Воздвигнутый на берегу Танаиса (Сырдарья) город символизировал крайнюю точку греческой ойкумены и в то же время служил форпостом от частых набегов скифов.

Одновременная женитьба греко-македонян в Сузах (324 г.) на местных девушках имела серьезные последствия в политической жизни как самого Александра, так и его генерала Селевка, несмотря на то, что только их браки оказались прочными и не распались. Вскоре после смерти Александра его беременная вдова Роксана пала жертвой дворцовых интриг. А вот жена Селевка Апама, дочь Спитамена, пользовалась большим авторитетом при царском дворе Селевкии, а также любовью мужа, о чем свидетельствуют Апамеи — города, расположенные в разных уголках Селевкидской державы и названные в честь жены (впоследствии, при Антиохе I, в честь матери). Сын Апамы, Антиох I, занял трон после смерти отца в 280 году до н.э.
До смерти отца Антиох I был его соправителем в Верхних сатрапиях. К этому времени относится экспедиция Демодама за Яксарт, упоминаемая в IV книге Плиния Старшего (18, 49). Демо-дам, уроженец Милета (Малая Азия), занимал высокое положение при дворе Селевка; на него, по всей вероятности, было возложено военное руководство и снаряжение экспедиции, об успехе которой может косвенно свидетельствовать указ о сооружении святилища в честь Аполлона Дидимского в Дельфах. Вполне возможно, что святилище это было воздвигнуто не без содействия Апамы, которая была заинтересована в успехе этого мероприятия, возглавлявшегося ее сыном Антиохом. Экспедиция, скорее всего, носила военный характер и имела целью не только выяснение географических особенностей страны, но и разведку военной обстановки и потенциала племен, населявших эти земли. Другой целью было укрепление некогда завоеванных Александром городов и крепостей, чтобы оградить их от внезапных набегов кочевников. Именно в это время были построены два города в «Верхних сатрапиях».

Первый город — Антиохия маргианская, — как уже говорилось выше, был восстановлен на руинах Александрии Маргианс-кой. По всей вероятности, город был разрушен кочевниками и просуществовал довольно короткое время — примерно около четверти века. Во всяком случае Антиох застает город уже разрушенным.
Второй город, упоминаемый у Плиния Старшего, называется Антиохией Скифской. Основание его можно связать со вторым этапом колонизации, которая падает на селевкидский период. Локализация этого города до настоящего времени остается вопросом. Судя по названию, он должен был выполнять охранительную функцию. Из ныне известных археологических памятников по своим масштабам, датировке и географическому положению наиболее подходит городище Канка.
Ко второму этапу колонизации бывших восточных сатрапий Ирана относится функционирование городов, ныне известных как городища Ай-Ханум в Афганистане, Тахти Сангин в Таджикистане, Кампыртепа в Узбекистане и ряд других археологических памятников, в стратиграфии которых мощные напластования относятся к раннеэллинистическому времени (Хаитабад, Старый Термез, Джандавлаттепа, Паенкурган и др. в Северной Бактрии; Ер-курган, Афрасиаб и др. в Согде).
Третий этап колонизации падает уже на греко-бактрийский период, когда греки во главе с Диодотом объявили независимость от Селевкидской империи.
Процесс эллинизации через активную колониальную политику более всего усиливается в селевкидскую эпоху, когда осваивается terra incognita и происходит не только географическое ознакомление, но и культурное освоение пространства. Носил ли процесс эллинизации односторонний характер или все это можно рассматривать как взаимно равномерное явление? Было бы категоричным полагать, что этот процесс был равным по взаимодействию. Безусловно, об одностороннем культурном обмене двух этно-культурных общностей в силу даже объективных причин не может быть и речи. Однако нельзя не учитывать и некоторой греческой отчужденности, которая вырисовывется в античных письменных источниках и которую трудно проследить в памятниках культуры и искусства. Одним из таких примеров могут послужить данные ономастики греческого города Ай-Ханум. Из всех дошедших до нас имен этого города только два имени имеют иранское происхождение. Это должностные лица царской сокровищницы (Оксубаз, Оксебоак).
Существование греческих поселений на территории Средней Азии могло относиться к более раннему периоду. Напомним здесь о депортации греческого населения в разные области в ахеменидской державе: эритрейцы, депортированные в 490 г. до н.э. (Геродот, VI, 119); беотийцы в 480 г. (Diod, XVII, ПО, 4). Последние еще говорили по-гречески, когда их застал Александр. Город бранхидов, по всей вероятности, можно локализовать к северу от реки Окса (Амударья), так как македонский царь застает их на трехдневном переходе после форсирования реки.