Вы находитесь:

Languages

Статьи

Флеш карта

Статистика

хостинг от .masterhost


       Категория  Духовная культура » Музыка

МузыкаВ последние десятилетия быстро развиваются различные жанры песенного искусства Узбекистана, традиции которого также уходят в глубокую древность. В народе, помимо популярных песен, было довольно много классических, сложных, требующих высокого исполнительского мастерства и таланта, передаваемых из поколения в поколение от знаменитых певцов к их ученикам в устной форме. Профессиональные певцы в основном проживали в городах, прежде всего в столице. Большинство из них обладали прекрасным голосом и чувством изящного, умели играть на различных музыкальных инструментах.
В конце XIX - начале XX столетия огромным авторитетом и любовью среди народа пользовались певец-музыкант из Бухары Ата Джалал Насыров и танбурист Ата Гияс Абдулгани, из самаркандцев - музыкант и дутарист Ходжа Абдулазиз Расу лов- и певец Леви Бабаханов, хорезмский танбурист Матюсуф Харратов и певцы Худай-берды Курбанов и Абдулла балабанчи, музыкант из Маргилана Беркинбай Файзиев, ташкентский певец Мулла Тойчи Ташмухамедов и др.
Одним из самых авторитетных, пользующихся большой любовью и популярностью у восточных народов, в том числе и узбеков, жанров является маком, исполняемый под аккомпанемент дутара или танбура. Талант и мастерство макомиста определяется умением исполнять сложные и объемные вокальные произведения песенного жанра. Самый полный из дошедших до нас текстов мако-мов, обнаруженный в Бухаре и известный под названием "Шашмаком", относится к XVI в. Маком как наиболее сложный, но совершенный жанр песенного искусства отличается от других песенных жанров своим мотивом, сложной формой и способом исполнения. Он представляет собой лирические и дидактические стихи, обычно сочиненные знаменитыми поэтами и положенные на музыку композиторами (музыкантами). Например, дошедшие до нас макомы составлены на основе стихов Омара Хайяма, Джами, Руми, Навои, Бедиля, Агахи и др.
В прошлом во дворцах эмиров, ханов и беков специально содержали певцов, танцоров и ансамбли макомис-тов. Так, например, в Хиве во дворце хорезмского хана Мухаммад Рахима II - Феруза (1865-1910) регулярно собирались музыканты, поэты, хафизы, масхарабозы и танцоры, между которыми проводились состязания. Так как хан был известным поэтом и музыкантом, то сам принимал участие во всех смотрах певцов, музыкантов и ма-схарабозов. Лучшие исполнители поощрялись ханом, а повинные в искажениях макомов подвергались публичному наказанию плетьми. При дворце постоянно находился ансамбль макомистов. Отдельные композиторы-музыканты даже исполняли обязанности девонлик (министров или их помощников). Творивший в то время известный поэт и композитор Палваннияз Мирзабоши - Комил Хо-резми (1829-1899) одним из первых записал ноты для хорезмского танбура. Его сын Мирза вслед за отцом становится известным поэтом, музыковедом и певцом (кушик,-чи). Он является автором таких прекрасных макомов, как "Сабо" и "Уфари", включенных в цикл "Шашмакома", известного под названием "Рост" (Истина).

 

Хотите купить диплом? Вам поможет X-diplom! Подробнее. Кофеварка

 
       Категория  Духовная культура » Театр

 

Театральное искусство

 

Важнейшими неотъемлемыми частями духовной культуры народа являются театр, музыка и танцевальное искусство, тесно связанные с фольклором и литературой, уходящими своими корнями в глубокую древность. Как показывают археологические исследования, проведенные в Узбекистане, наши древние предки были знакомы с высоким музыкальным искусством. Найденные в античных и средневековых памятниках изображения флейты, ная, арфы, лютни, бубна, танбура, дутара, гиджака и других музыкальных инструментов являются свидетельством развития здесь данного вида искусства. Исторические сведения о том, что великие мыслители Фараби, Ибн Си-но, Абдурахман Джами и другие создавали произведения и в этой области искусства, говорит о том, что Средняя Азия, в частности Узбекистан, относятся к странам с древними музыкальными традициями.
Археолого-этнографические работы, проведенные в Хорезме под руководством известного востоковеда С. П. Толстова, показывают, что истоки театральной и танцевальной культуры восходят к эпохе неолита. По предположению этого выдающегося ученого, театрализованные представления проводились на неолитических стоянках кальтаминарской культуры Хорезма перед общинным домом. Обнаруженные в горных районах Сурхандарьи и Зарафшанской долины наскальные изображения охотников в масках, исполняющих ритуальные танцы, также свидетельствуют о древних корнях театрализованных представлений. По мнению отдельных исследователей, которые ссылаются на Страбона и Геродота, сообщавших о воинственных танцах массагетов, популярный хорезмский "лазги" по своему темпераменту напоминает пляски сако-массагетских воинов, проводимые по вечерам вокруг зажженных костров. Подобные торжества с музыкальными номерами, песнями и темпераментными хорезмскими "лазги" и "чагаллок" проводились до недавнего времени.
В массовых театрализованных гуляниях узбеков, особенно во время таких крупных народных праздников, как Навруз, широко демонстрируются почти все образцы представлений народного театра, включая цирковые номера - канатоходцев, масхарабозов (клоунада), курашчи и другие спортивные состязания, петушиные, перепелиные и бараньи бои. Навруз, являясь с глубокой древности массовым праздником земледельцев, впоследствии переходит к кочевым и полукочевым тюркским племенам.
Сведения о существовании народного театра, песенного и танцевального искусства в Хорезме в XIX в. подтверждают побывавшие здесь путешественники и военные. Так, например, посетивший в начале XIX в. Хиву русский офицер Николай Муравьев пишет: "Среди народа более обеспеченные имели специально нанятых из бедных людей, развлекавших своих хозяев пением, рассказыванием фантастических сказок, музыкой, плясками, восхвалением героических похождений мужественных людей прошлого. Песенный репертуар продолжался всю ночь..." Хорезмских певцов даже приглашали в соседние государства. Кокандский правитель Умархан приглашал в свою столицу известного хивинского певца и композитора Худайберды устаза, а Мадалихон собирал в своем дворце знаменитых певцов Салихбека и Муминбе-ка. Известный путешественник Г. Вамбери рассказывает, что при дворце хивинского хана Мухаммадхана (1856-1864) всегда были клоуны (масхарабозы), певцы и танцоры. "После ужина, - пишет он, - певцы, музыканты или острословы своими выступлениями веселят и родных хана. В Хиве особо почитают народных певцов. Не только в ТÑڐՑQ�Аݐլ но и на всем исламском Востоке они пользуются успехом". Оказавшийся в плену в Хиве в 1870 г. и проживший здесь два года Илья Ильичков в своих записях сообщает, что на базарных площадях, улицах, пригородных пустырях во время праздников и народных гуляний выступает очень много музыкантов, певцов, танцоров и другиŠартистов.
Такие народные представления проводились в прޑȐېސܠв Бухарском эмирате, Кокандском ханстве и во всем ТуркеQ�АݑPڐސܠкрае. Во время народных праздников и гуляний, на свадебных и семейных тоях и зияфатах (пирах) почти всегда проводились массовые народные игры, инсценированные аскиябозлик (состязание острословов) и представления кукольного театра, свое искусство демонстрировали канатоходцы, певцы, танцоры и масхарабозы, С участием девушек и юношей проводился обряд "киз кувиш" (погоня за девушкой), исполнялись частушки (лапарлар) и песенные состязания.
Узбекский народный театр в основном был представлен в двух видах: театрализованное выступление масха-рабозов и острословов и кукольный театр. Первый вид состоит из маленьких сатирических сцен, исполняемых масхарабозами и кизикчи (клоунада), более крупных сцен с участием артистов-профессионалов, аскиябозов, канатоходцев, акробатов, фокусников (найрангбоз), танцоров на ходулях и музыкантов, играющих на различных инструментах. Другой вид представлен кукольным театром: кул курирчок (ручная кукла, управляемая движением пальцев) и кугирчок уйин (марионетки, управляемые нитями), именуемая в народе "Чодир хаёл".


 
       Категория  Духовная культура » Поэзия

ПоэзияДальнейшее развитие узбекской литературы связано с именами таких известных поэтов, как Атои, Сайфи, Ахмад Хусайни, Амири, творивших в XV в. В своих газелях они воспевали высокие человеческие чувства. Поэт Сак-коки, создавший в узбекской литературе стиль касида, в своих произведениях воспевает идею о просвещенном, справедливом правителе и прославляет одного из самых выдающихся мыслителей средневековья Улугбека.
В середине XV в. в литературе появляется жанр диалога (мунозара). Так, в замечательных произведениях этого жанра "Танбур ва чаиг" Ахмада и "Чогир ва банг" Юсуфа Амири в аллегорической форме раскрываются быт и образ жизни того времени, в частности, разоблачаются пороки отдельных правите лей-тему ридов. Ярый противник деспотизма, подлинный певец здорового образа жизни, лирический поэт Лутфи был создателем самых замечательных газелей на узбекском языке. Очень высоко оценил его творчество великий Навои, назвав его "Царем поэзии" (шеърият шохи).
Несомненно, в средние века узбекская литература достигает кульминационной точки развития благодаря кипучей творческой деятельности великого Алишера Навои. Оказавший огромное влияние на всю мировую литературу, особенно на литературу Ближнего и Среднего Востока, Алишер Навои занял достойное место в ряду самых выдающихся писателей. В своем замечательном труде "Мухакаматул-лугатайн", особо подчеркивая богатство и законченность узбекского языка, он указал на необходимость писать на этом языке художественные произведения.
Знаменитая "Хамса" (Пятерица) Навои включает поэмы "Хайрат-ул Аброр", "Лейли и Меджнун", "Фархад и Ширин", "Саббои сайер" и "Стена Искандера". К ним молено присоединить его прекрасный дастан "Лисон-ут-тайр" ("Язык птиц"). Великий поэт и мыслитель не только создал в этих произведениях, считавшихся образцами высокого искусства, ряд прекрасных образов, но и привел уникальные этнографические сведения. В них подняты самые актуальные социальные проблемы, воспеваются гуманистические идеи. Однако А, Навои предлагает утопическую идею создания справедливого общества во главе с мудрым правителем, улучшения положения народа на разумной и гуманной основе.
В конце XV - начале XVI в. на литературном небосклоне появляется еще одна яркая звезда - Захириддин Мухаммад Бабур. В его творчестве проявилось множество свойственных правителям противоречивых моментов. С одной стороны, в отдельных произведениях он защищает феодальный строй, с другой - осуждает пороки того же общества и вопреки господствующим принципам проповедует передовые гуманистические идеи. В своих лирических сборниках Бабур с присущим ему мастерством воспевает любовь к Родине, благородные человеческие качества, тонкие чувства. В его знаменитом на весь мир "Бабурнаме" высокохудожественно и исторически правдиво, оригинально изложены его биография, сведения о походах в Афганистан и Индию, описаны быт и культура проживающих там народов, даются картины природы и описание некоторых исторических событий. "Бабурнаме" имеет большое значение не только как исто-рико-этнографический источник, но и как образец узбекской мемуарной литературы. Это произведение издано во многих странах мира, что говорит о его уникальности.
В XVII-XVIII вв. в столицах узбекских ханств начинают возникать литературные центры. Большинство литераторов, принимавших участие в их деятельности, окончили местные медресе и по традиции писали на двух языках - узбекском и таджикском. В это время в Бухаре, Хиве и Коканде появляются антологии стихов местных поэтов, что свидетельствовало о новом подъеме узбекской литературы. Так, например, во время правления Мухаммад Рахимхана (1885-1910) в Хорезме при дворце появляется литературный центр, который издает стихи местных авторов, собранные Табиби в специальной антологии поэзии, служившей важным литературным источником того времени. Естественно, в произведениях придворных поэтов воспеваются хан и его чиновники.
Однако, кроме придворных поэтов и поэтов-мистиков, в узбекской литературе нашлось место и для выходцев из народа - демократически настроенных прогрессивных писателей и поэтов. В своих остросатирических прозаических и стихотворных произведениях они смело разоблачают пороки своего времени, ханжество и лицемерие, коварные проделки ханов и беков. Такие писатели в большинстве своем жили в бедности и подвергались гонениям. Одним из таких смелых заступников народа и противников его угнетателей во время правления Суб-ханкулихана (1680-1702) был мужественный Турди (Фароги).
Среди демократически настроенных писателей и поэтов, известных своими глубокими и содержательными произведениями, особое место занимает Бабарахим Ма-шраб (1654-1711). Живя в бедности и бродяжничая, этот великий человек в своих сатирических строках беспощадно высмеивает угнетателей народа - феодалов, беков и их лакеев. Махмуд и Гулхани также рисовали в своих произведениях правдивую картину тяжелого положения широких масс трудящихся и смело разоблачали несправедливость и насилие.

 

кровати для детей от 3 лет с ценами и описанием

 
       Категория  Духовная культура » Фольклор

 

Фольклор

 

Широко известное в узбекском фольклоре имя Афросиаба (его еще называют Алп Артуш), воспетое в легендах, встречается и в тюркских источниках XI в. Так, мифы о нем сохранились в произведениях Махмуда Каш-гари "Девону луготит турк" и Юсуфа Баласагуни "Кутад-гу-билик". В упомянутых трудах отражены особенности быта и культуры узбекского народа, его вековые чаяния, общечеловеческие ценности, особенности национальной психики и т.д. Замечательный героический эпос "Алпа-мыш" также является историческим источником, свидетельствующим о мужестве и талантливости узбекского народа, его характере и ценностных ориентациях.
Узбекский фольклор весьма богат и представлен множеством жанров. В нем воспеваются многокрасочный быт и многогранная культура узбеков, их гуманистические традиции и благожелательность, свободолюбие и братство, патриотизм, ненависть к врагам и другие благородные качества. Широко распространенные среди узбеков анекдоты об Афанди и остроумные афоризмы, поговорки и пословицы, сатирические высказывания в форме "аския" и многое другое свидетельствует о том, что народ не безразличен к общественно-политическим, идейно-нравственным и социально-бытовым явлениям, ежедневно происходящим в обществе, и выражает свое отношение к ним через различные жанры устно-ноэтиче-ского творчества.
Одним из наиболее распространенных среди народа жанров фольклора является эпос - дастаны, которые дошли до нас через столетия благодаря устно-поэтической традиции. Бережно сохраненные в веках, их с проникновенностью исполняют поэты и бахши, которые являются выходцами из гущи народа - пастухами и дехканами. Они, естественно, были выразителями мыслей и чаяний трудового народа, его желаний и надежд в своеобразной устно-поэтической форме. Современные узбекские народные поэты переняли от своих древних предков и не только передают основное содержание и форму произведений устно-поэтического творчества, но и значительно обогащают их созвучно требованиям времени, вносят в них новую струю благодаря творческой импровизации. Наиболее известными в новую эпоху были бережно сохранившие богатое эпическое наследие народные бахши и шаиры Эргаш Джуманбулбуль оглы (1868-1936), Фазыл Юлдаш оглы (1872-1955), Мухаммад Джамрад оглы Полкан (1874-1941), Ислам Назар оглы (1874-1953), Абдулла шаир Нурали оглы (1870-1975), Курбан Исмаил оглы (1869-1940) и др.
В Узбекистане есть ряд знаменитых кишлаков, где с древних времен живет целая плеяда талантливых бахши. Таковым является кишлак Курган Нуратинского района Самаркандской области, где в середине XIX в. было более 20 народных сказителей. Из этого кишлака вышел известный бахши Пулкан шаир, наизусть знавший около 70 дастанов. Среди женщин-бахши весьма знаменитой была бабушка Эргаша Джуманбулбуль Тиллакампир. Другим центром создателей эпических произведений был кишлак Лайка Булунгурского района, откуда вышел крупнейший сказитель - бахши Фазыл Юлдаш оглы, принадлежавший к полукочевому племени кырк. Его отец Юлдаш шаир также был бахши. В его репертуаре насчитывалось 43 дастана, большинство из которых записано, а некоторые даже опубликованы.
В последнее время, особенно после обретения Узбекистаном независимости, творчество народных шаиров бурно развивается. Они стали не только заново собирать старые дастаны, но и создавать новые эпические произведения, отвечающие требованиям времени. Появившиеся в новое время сказители Бола бахши (Курбанназар Абдуллаев), Ярлакаб Бекназаров, Эгамберди Алланаза-ров, Ташмаир Чоршанбе оглы, Атахан Матякубов, Шо-берди бахши, Кадыр бахши и другие стали популярны среди народа.

 


 
       Категория  Духовная культура » Литература

Узбекская литератураИсторические корни узбекской литературы тесно связаны с образцами письменности и устного народного творчества, созданными предками. Дошедшие до нас самые древние письмена участвовавших в этногенезе узбеков тюркских племен относятся к VI в., а художественные произведения - к XI в. Наукой еще не решены проблемы духовного наследия античного периода, и созданные в те времена произведения письменности и образцы народного творчества ждут своих исследователей. К сожалению, дошедшие до нас сотни "немых" исторических памятников, великолепные постройки и предметы еще не дают возможности живо представить характер быта и духовной культуры. Однако возникновение местной письменности арамейского типа в середине 1-го тысячелетия до н.э. и создание священной книги зороастрийцев "Авеста" говорят о сложившейся здесь городской цивилизации.
Проведенные в Узбекистане в последние десятилетия исследования свидетельствуют не только о том, что в 1-м тысячелетии до н.э. здесь жили этносы с высокой культурой, создавшие грандиозные ирригационные и фортификационные сооружения, владевшие тайнами прикладного искусства, но и о том, что они оказали огромное влияние на соседние народы. Как сообщают античные авторы, эти этносы создали не только свою письменность, но и прекрасные разножанровые произведения народного творчества. Найденные при раскопках древних памятников образцы искусства, где изображены различные мифические фигуры, также свидетельствуют о значительном развитии в то время народной мифологии. Воспетые в жемчужине классической литературы народов Востока "Шахнаме" Фирдоуси легенды и мифические образы не случайно напоминают мифологические сюжеты из "Авесты". Не будет преувеличением сказать, что в этом священном писании зороастрийцев содержится множество сюжетов из сокровищницы народного творчества. Упомянутые в трудах Геродота, Страбона и других древних авторов, в жемчужине мировой литературы -замечательном французском эпосе "Песнь о Роланде" — древнейшие предки узбекского народа, саки-массагеты, согдийцы и бактрийцы, действительно имели богатое народное творчество, элементы которого дошли до наших дней, словно звонкое эхо прошлого.
По утверждению великого русского литературного критика В. Г. Белинского, "народная поэзия тесно связана с его историей, и в поэзии, и в истории воплощено психическое состояние народа, поэтому его историю можно объяснить через поэзию, а поэзию - через историю". Фольклор представляет собой важную часть духовной культуры народа, и потому он выражает историческую действительность и мировоззрение общества под влиянием его эстетических идеалов через художественные образы.
Исторические источники также сообщают, что жившие в VI-V вв. до н.э. на территории современного Узбекистана народы были создателями богатого устно-поэтического наследия. Так, например, в узбекских эпических произведениях, дастаиах, сохранились элементы эпоса древних саков-массагетов. Некоторые сюжеты узбекского эпоса "Айсулув" напоминают о борьбе масса-гетов во главе с их царицей Томарис против иранских завоевателей, возглавляемых шахон-шахом Киром. В записанном в 1928 г. из уст народного поэта Фазыла Юл-даша эпическом героическом эпосе "Рахия и Сухангул" отражены элементы легенды о царице Томарис.
В отдельных записанных узбекскими фольклористами дастанах рассказывается, что на большой территории между Каспием и Сырдарьей была расположена страна, где правил некий царь Зариандр, который влюбился в дочь царя саков Одотиду. Об этой лирической поэме саков повествует милетский автор Харес. В произведениях узбекского народного творчества часто встречаются эпизоды мужественной борьбы героя "Авесты" против разорившего страну страшного дива Ажа-даха (вспомним обобщенный образ страшного "аждархо" в узбекских сказках и мифах). Видимо, не случайно в узбекский эпос вошел образ непобедимого и благородного Рустама из мифологии саков. Согласно исследованиям знаменитого востоковеда В. В. Бартольда, автор "Шахнаме" Фирдоуси при написании своей бессмертной поэмы использовал рассказ одного дехканина, проживавшего среди согдийцев и саков вокруг Чача (Ташкента). Древние истоки многих узбекских дастанов можно найти в таких лирических поэмах, как "Ширин и Шакар", где встречаются элементы сюжета о трагической судьбе покинувшего свою страну из-за преследований мачехи и совершившего в скитаниях множество подвигов Сиявуша. Примечательно, по утверждению археологов, что этот образ нашел отражение в образцах изобразительного искусства, найденных во многих памятниках. Известный историк X в. Наршахи также сообщает, что в средневековой Бухаре слагали песни, посвященные Сиявушу. Не случайно этот образ во многом напоминает образ мифического героя Афросиаба из Турана.

 


 
       Категория  Духовная культура » Язык нации

В связи с обретением независимости и объявлением узбекского языка государственным проживающие в республике нации и народности также обязаны изучать язык коренной нации, об этом говорили даже наши предки. В одном произведении того времени автор призывал каждого человека, помимо родного языка, изучать один из иностранных: "Посланник Всевышнего тоже призывал своих правоверных, если необходимо, ради знания ехать в Китай, как сказано в хадисах. Значит, если можно получить пользу от знания чужого языка, знать его не противоречит нашей религии. Такое наставление свидетельствует о мудрости наших предков. Только после обретения независимости мы поняли, сколько мы потеряли из-за незнания иностранных языков. К сожалению, и поныне есть люди, которые не понимают, что недооценка знания других языков, в том числе русского, ставшего иностранным, вредна и служит тормозом нашего прогрессивного развития.
Важной исторической заслугой туркестанских джадидов является и то, что впервые на Востоке они призывали к освобождению женщин, которое должно открыть для них широкий путь социального прогресса, научного знания и просвещения. Ярким свидетельством этому служит ряд статей и стихов, появившихся в газете "Садои Туркистон". Так, в опубликованной в ней статье бухарца Захириддина Фахриддин-заде было отмечено: "Если взглянуть на исторические книги любой нации, то можно увидеть, что прогресс или упадок нации зависит прежде всего от степени учености или невежественности женщин... Потому что первой причиной развития является наука. Главный путь к учености наших женщин — в их благовоспитанности и образованности". Обращаясь к массе, автор призывает: "Эй, туркестанские мои соотечественники! Как неблагожелательно мы относимся к нашим женщинам, мы все еще немилосердны и безжалостны по отношению к женщине. Хватит держать их в рабских кандалах, толкать в пропасть невежества. Если мы будем и дальше держать женщин в таком положении, лишенных знаний и воспитания, мы нанесем огромный вред самим себе. Таким образом, мы сами будем причиной того, что потомки наши под их влиянием останутся невеждами и непросвещенными. Давайте сбросим с себя одеяние невежды, общими усилиями освободим матерей единой нации от когтей косности, откроем ради справедливости и гуманности матерям нашей Родины очаги просвещения". Наше светлое счастливое будущее - в руках наших женщин, - заключает один из лидеров джадидов.


 
       Категория  Духовная культура » Органы печати

Органы периодической печатиТуркестанские джадиды проявили истинный героизм при создании органов периодической печати в крае накануне Первой мировой войны. За короткий период они выпустили 15 наименований газет и журналов. С разрешения генерал-губернатора Туркестана и одобрения русского царя с 1905 г. джадиды начинают издавать новую газету под названием "Урта Осиёнинг умр гузорлиги". В начале 1906 г. под редакцией Исмаила Абиди выходит газета "Тараккий", где печатается ряд статей, посвященных вопросам реформирования школ, национального единства и сотрудничества мусульман, решения социально-политических проблем и т.д. Естественно, смелые критические выступления газеты не устраивали царское правительство, и поэтому по указанию "белого царя" эта газета, названная бунтарской, была закрыта. Однако джадиды с разрешения царского правительства начинают выпускать новую газету под названием "Хуршид", которая не печатала на своих страницах критических статей, а, наоборот, стремилась проявлять дух благожелательности. Несмотря на это, администрация генерал-губернатора закрывает и эту газету. Несмотря на запрещение в течение одного года двух узбекских газет, активизируется деятельность джадидов в этом направлении. В 1907 г. они добиваются разрешения на издание новой газеты, известной под названием "Шухрат". Хотя на ее страницах пропагандируется сотрудничество с русской администрацией и открыто выражается идея борьбы против революционного движения, эта газета просуществовала менее полугода и также была закрыта царским правительством. На оставшиеся от газеты "Шухрат" средства начинают печатать газету "Азия", которая также просуществовала весьма короткий срок и была запрещена. Один из самых богатых людей Туркестана, Саидкарим Саидазимов, начал издавать первую частную газету для предпринимателей "Тиджар" ("Торговец"), которая, также не успев оправдать себя, была закрыта.
Ввиду того, что местная национальная верхушка нуждалась в своих органах периодической печати, выражающих ее интересы, новые газеты продолжали появляться. Теперь уже они печатаются на местах, в отдельных городах. Так, в 1913 г. в Самарканде но инициативе известного деятеля Бехбуди выходит газета "Самарканд", в 1914 г. в Коканде - "Садои Фаргона", в Бухаре - "Бухорои тариф" и "Турон" и др. Среди местных периодических изданий особо выделяется своей остротой и критическими выступлениями ташкентская газета "Са-дои Туркистон", появившаяся в 1914 г.
Благодаря усилиям джадидов в области печати, в это время появляется ряд журналов на узбекском языке. Так, например, в 1913 г. начал выходить журнал "Ой-на", а в 1915 г. - "Ал ислох". Это свидетельствовало об определенном уровне развития местной печати, о совершенствовании узбекского и других местных языков и активизации научной и литературной мысли. Выходившая на узбекском языке газета "Садои Туркистон" значительное внимание уделяла вопросам языка и орфографии. В посвященной этой проблеме статье говорилось: "Приведение в определенную систему языка и орфографии имеет большое значение для печати и литературы. Если не реформировать язык и правописание, национальная пресса и литература предстанут смешанными с вековой грязью и тем самым будут опозорены".
Специалистов того времени серьезно огорчал тот факт, что в богатый узбекский язык, имитаций весьма древние кории, зародившийся в эпоху формирования тюрко-енисейской письменности и смешавшийся затем со старым уйгурским языком, что составило основу чистого родного тюркского, с позднего средневековья начинатот активно проникать арабско-иерсидские слова. Бывший свидетелем этого явления замечательный поэт и литератор Абдулла Авлони в 1914 г. в одном из журналов писал: "Мы, туркестанцы, не только не стараемся сохранить свой национальный язык, наоборот, с каждым днем начинаем терять и забывать его. Если будем искать в своем доме, найдем то, что уже потеряли. Присоединив к половине родного языка арабизмы и фарсизмы, стараемся прицепить к нему и русский язык... О боже! Что с нами стало! Сходим с дедовского пути. Не случайно говорят: "Лучше искать в своем плохом доме, чем брать у хорошего соседа". Доставшиеся от предков и принесшие пользу и нам, священный язык и литература не будут лишними, исходя из принципа "Если даже мал дуппи, буду натягивать на голову чужой европейский колпак, а не старый родной, не будет ли стыдно перед другими?" По меткому определению узбекского поэта и мыслителя, "слово является мерилом степени развития и совершенства личности, ее образованности и достоинства. Мудрецы определяют мысли и желания, степень знания и ценности отдельной личности по ее высказываниям и словам". В то же время джадиды особо подчеркивали необходимость знания, помимо родного языка, в зависимости от требований времени, иностранных языков. Как было отмечено в одной джадидской статье под заглавием "Значение русского языка", каждый народ, находящийся под короной господствующей нации, должен и обязан знать ее язык.

 

 

Создание сайта 

В последние время очень популярной стала услуга по созданию сайтов. При этом вовсе не обязательно создавать дорогой корпоративный сайт. Для многих мелких фирм вполне достаточно сайта-визитки. Наша фирма предлагает вам создание сайта визитки. Мы делаем сайты на высочайшем профессиональном уровне. Вы не разочаруетесь!

 

справка из физдиспансера

 
       Категория  Духовная культура » Русские школы

 

Русские школы

 

После завоевания Средней Азии царской Россией в системе народного образования происходят некоторые изменения. Начиная с 70-х годов XIX в., хотя религиозные школы и медресе все еще составляли значительное большинство, постепенно появляются новометодные светские учебные заведения. Первоначально небольшая часть узбеков, обучаясь в русских школах, получала среднее образование. Начиная с 1885 г. в крае появляются русско-туземные школы, количество которых быстро растет, что не могло не привлечь внимания местного населения. Накануне октябрьского переворота в русско-туземных школах обучалось около двух тысяч детей узбеков. В то же время для обучения русскому языку взрослых появляются специальные школы и вечерние курсы. В 1885-1916 гг. такие курсы окончили около 3 тысяч человек.
В отдельных медресе Ташкента и Коканда вводят курс обучения русскому языку. Несомненно, подобные мероприятия проводились с целью подготовки кадров для царской администрации и местных чиновников. Об этом свидетельствуют многие источники и документы. Так, например, по инициативе Туркестанского генерал-губернатора создается специальная Комиссия по народному образованию, на которую возлагается следующее: "Основная цель решения вопросов народного образования состоит в том, чтобы поставить его на службу интересам русских". Однако поначалу колониальная власть совершенно не вмешивалась в деятельность старометодных школ средневекового типа. Обучение же детей местной национальности совместно с русскими преследовало цель русификации последних. По выражению генерал-губернатора Кауфмана, "православные весьма заинтересованы были ассимилировать население оккупированного края", а мусульман следовало "воспитывать в духе преданных, одинаково приносящих пользу России граждан". Тем не менее, обучение детей коренных жителей было ограничено. Впоследствии царское правительство усилило надзор над всем народным образованием, в том числе и над старометодными школами и медресе, однако они продолжали функционировать наряду с новыми русско-туземными школами. По откровенному заявлению генерал-губернатора, "правительству целесообразно использовать местные школы и медресе, так называемые новометодные школы как средство пропаганды наших идей и убеждений", го есть использовать для русификации и христианизации, что было ясным призывом к реализации открытой колониальной политики.
Первая русско-туземная школа была открыта в 1874 г. в Чимкенте. К 1913 г. количество русско-туземных школ достигло 167, в них обучалось около 7 400 учащихся, среди них было 6 969 узбеков и представителей других местных национальностей, 346 русских мальчиков и 13 русских девочек. В 1916 г. количество таких школ достигло 212. Методы обучения в русско-туземных школах по сравнению со старометодными были более совершенными, но знания у детей местного населения - более низкого качества, чем в светских русских школах, да и их число также было очень мало. А в начале XX в. царское правительство ввело обязательное обучение русскому языку во всех новых медресе. В русско-туземных школах для русских было введено также обучение узбекскому языку. В 1883 г. в Ташкентской семинарии, а в 1901 г. при обществе востоковедения были открыты курсы по изучению местных языков для русского населения.
Для русско-туземных школ был подготовлен специальный учебник "Книга для чтения", где, помимо примитивных сведений о природе, человеке, животных и птицах, содержались краткие выдержки из произведений классиков русской литературы - Пушкина, Лермонтова, Крылова, Толстого, Некрасова и других, а также пословицы, поговорки и сказки. Особенно широко использовались изданные в 1898-1899 гг. учебные пособия "Книга для чтения" и "Сборник задач по математике" С. Граменецкого.

 


 
       Категория  Духовная культура » Духовность

 

Особенности духовной культуры

 

Культура и духовность народа определяются степенью их близости с общечеловеческими ценностями, вкладом в мировую цивилизацию и местом во всемирной истории. Один из древнейших народов не только на Востоке, но и в мире, узбеки являются носителями уникальной духовной культуры, развитие которой охватывает весьма длительный период истории. Развитие культуры и духовности напрямую связано с письменностью, являющейся главным показателем общественного прогресса. Известно, что древние предки узбеков относятся к этносам, имевшим свою письменность с глубокой древности. Обнаруженные на развалинах античной крепости Кой-крылганкалы в Хорезме образцы надписи арамейского типа, сделанные на керамике и колее, относятся к VI—I вв. до н.э. Кроме того, при раскопках древней столицы Хорезма Топраккалы обнаружены архивные документы, датированные III в. до н.э. Архивы в Нисе и Парфии первых веков нашей эры свидетельствуют о том, что среднеазиатские народы, особенно городское население, в большинстве своем еще в античную эпоху имели свою письменность.
К сожалению, вопреки исторической действительности, чтобы продемонстрировать "могучую силу" коммунистической идеологии, "преимущества" социалистического образа жизни, советская пропаганда в периодической печати и учебниках по истории стремилась "доказать", что народы Средней Азии, в том числе узбеки, до октябрьского переворота были сплошь неграмотными. В ханское время, якобы, всего два процента населения могли читать и писать, и то это были представители аристократии, духовенства и купечества. Однако и во времена существования узбекских ханств большинство населения, хотя и не имело высшего светского образования, было грамотным. Жители городов (в основном чиновники, ремесленники, торговцы, духовенство) могли читать и писать. Об этом свидетельствует наличие в каждом городе и каждой сельской местности десятков мечетей, при которых обязательно были начальные школы, где обучали грамоте, множества медресе, дающих достаточное для своего времени светское образование, откуда выходили выдающиеся в прошлом ученые, поэты и писатели. Примечательно, что каждый ремесленник, независимо от специальности, торговец и ремесленник имел свою цеховую корпорацию с письменным уставом (рисола). В больших и малых городах на базаре находились книжные ряды или лавки, что также свидетельствовало о грамотности значительной части населения. Следовательно, история национальной культуры и духовности имеет глубокие древние корни, на благодатной почве которой появились выдающиеся ученые, писатели, поэты и государственные деятели, внесшие огромный вклад в мировую цивилизацию.
Составляющие основу духовной культуры народа наука и просвещение, степень их развития и влияния на общество находятся в тесной связи с социально-экономическим строем своего времени. Господствовавшие в Средней Азии вплоть до середины XIX в. феодально-патриархальные отношения и обслуживавшая их надстройка определяли все стороны жизни местного населения, в частности образование и культуру. Сложившийся в эпоху темуридов и сохранившийся вплоть до периода узбекских ханств образ жизни предопределил создание соответствующей системы просвещения. Эта система в основном отвечала требованиям сложившихся патриархально-феодальных отношений и служила укреплению соответствующей данному строю духовности и идеологии, призванных воспитывать личность в духе своего времени. Она включала в себя ряд религиозных направлений, духовное наставничество, основанную на арабской графике письменность, множество начальных школ и медресе в рамках частной и государственной систем образования. Главная цель этой системы — обучать умению читать и писать, в основном тексты Корана и другой религиозной литературы. Существовала своеобразная трехступенчатая система образования - начальная школа (включая корихона), средняя и высшая (в основном медресе).
В ханствах и Туркестанском крае обучение в начальной школе для мальчиков было обязательным. По историческим данным, в 1894 г. в Ферганской и Самаркандской областях было около 3 500 старых школ и медресе, а к началу Первой мировой войны их число достигло 5300. В отдельных городах их количество различалось. Так, в Бухаре было около 200 мечетей, а в трех областях Туркестанского края функционировало более 12 тысяч мечетей, при которых обязательно имелись начальные школы. По другим данным, во всех мактабах Туркестанского края обучалось 44 773 учащихся начальных школ, то есть в среднем в каждой школе проходило обучение около 10 детей. Более способные учащиеся после усвоения грамоты, то есть умеющие читать и писать, продолжали образование в медресе или выезжали в зарубежные страны для совершенствования своих знаний.