Вы находитесь:

Languages

Статьи

Флеш карта

Статистика

хостинг от .masterhost


       Категория  История » Античная эпоха

 

институты государственности

 

Социально-экономические институты
В раннеклассовом обществе Средней Азии древнего периода, которое некоторыми исследователями определяется как «общество создателей древних частей Авесты», представляющее собой союз патриархальных общин оседлых скотоводов и земледельцев, в античную эпоху происходят динамичные прогрессивные изменения.
IV в. до н.э. стал рубежом, началом новой эпохи развития древних цивилизаций. В этот период в условиях сложившейся местной государственности, в частности Парфянского, Греко-Бактрийского и Кушанского царств, в южных регионах с традиционно развитой земледельческой культурой, а позднее в подключившихся к этому процессу более северных регионах, являвшихся связующим звеном оседло-земледельческих оазисов с кочевой степью, обозначались качественные изменения в экономике, структуре самого общества, в утвердившихся культурных эталонах. Наиболее ярким внешним проявлением этих изменений является резкий подъем урбанизации, развитие старых и появление многочисленных новых городских центров, рост числа которых отразил политику целенаправленного градостроительства. Период этот можно назвать эпохой среднеазиатской античности.
Второй яркий признак развития общества — появление и широкое распространение денежной торговли, связанной с подъемом ремесленного производства и массовым регулируемым товарооборотом; устойчивый товарооборот на внешних транзитных линиях, что выразилось в оформлении основных среднеазиатских трасс Великого шелкового пути.
Отметив эти основные приметы эпохи, составившие ее специфику и новизну, однако, не следует забывать, что общество Средней Азии не было однородным. Регионы, достигшие передовых методов хозяйства и социальной организации, к коим можно отнести южные области наиболее ранней урбанизации, ранее входившие или находившиеся в зависимости от Ахеменидского государства, сосуществовали с территориями, где урбанизация делала только первые шаги и где господствовали патриархальные отношения. Для них период античности стал временем постепенной интеграции в сообщество развитых урбанизированных цивилизаций. Кроме того существовала кочевническая периферия, влияние которой своеобразно регулировало поступательное развитие среднеазиатского общества в этот период.
Сведения письменных источников о социально-экономическом строе, государственном устройстве и управлении, структуре общества на территории Узбекистана в эпоху античности скудны и разнородны. Воспроизвести связную картину его внутреннего развития на основе отрывочных и разрозненных фактов крайне затруднительно без привлечения источников о сопредельных регионах — Иране, Индии, Восточном Туркестане, часто при этом используя метод экстраполяции.
Важнейшим базовым материалом исследования являются результаты археологического изучения городов и поселений, могильников оседлого и кочевого населения всех основных регионов — Бактрии, Согда, Хорезма, Чача, Ферганы, а также выявленный в процессе этого изучения обширный нумизматический фонд и исследованные специалистами эпиграфические находки. Последние, хоть и отличаются фрагментарностью, но носят характер неоспоримого документа.
Исторический период, включающий время походов Александра, Селевкидского и Греко-Бактрийского царств, Кушанского государства, отражен в трудах авторов, писавших на греческом и латинском языках, — Геродота, Квинта Курция, Арриана, Поли-бия, Юстина, Страбона, Плиния, Плутарха, Помпея Трога. Ряд указаний на социальный состав среднеазиатского общества содержится в китайских источниках, в частности в хрониках Старших Хань. Источники на парфянском языке представляет набор остраконов (надписи на черепках) из хозяйственного архива дворцового комплекса II—I вв. до н.э., обнаруженного раскопками ЮТАКЭ в Нисе под Ашхабадом. Надписи на черепках сосудов, отмечавшие поступление вина в царские винохранилища и распределение довольствия, содержат также сведения о категориях земель и характере налогооблажения, об устройстве дворцового хозяйства, категориях населения. В некоторой степени эти данные дополняются находками греческих надписей на сосудах, обнаруженных в почти аналогичном комплексе с дворцовой сокровищницей на территории Южной Бактрии при раскопках городища Ай-Ханум.
Источником наиболее богатой информации следует назвать архив документов, написанных арамейским письмом на коже и деревянных дощечках, найденных при раскопках дворцового комплекса правителей древнего Хорезма на городище Топрак-кала (И—III вв. н.э.). Документы на коже регистрировали выдачу вина, муки, скота, они же содержат сведения о некоторых категориях чиновников царской администрации. Документы на дереве имеют неоценимо большее значение, так как являясь переписью домов, они дают представление о семейных отношениях и структуре общества Хорезма.
Существенные знания о самых различных сторонах общественной и повседневной жизни, категориях населения и администрации, градостроительстве и внутреннем устройстве городов, профессиях горожан и т.д. содержатся в труде «Милиндапаньха» («Вопросы Милинды»), философском диалоге между Милиндой (Менандром) — греческим царем одного из государств, возникших на территории северо-западной Индии после похода Александра Македонского, — и буддийским монахом Нагасеной. Будучи полководцем Деметрия, Менандр содействовал быстрому завоеванию Индии для Греко-Бактрии, а затем стал самостоятельным правителем. Его царствование относят к 130—100 гг. до н.э. Учитывая тесные связи Индии с Греко-Бактрийским царством, не только не прервавшиеся, но и укрепившиеся в последующую эпоху, что доказывается хотя бы проникновением именно в это время иранских языковых заимствований в северо-западную Индию, кажется правомерным ретроспективное приложение сведений этого источника к собственно бактрийским территориям и использование для освещения здесь ситуации в первых веках до н.э. Особенно, если учесть, что в структуре общества, обозначении управленческих категорий, организации царского хозяйства прослеживаются явные параллели с парфянским и сасанидским миром.