Население Узбекистана

Население Узбекистана

Население УзбекистанаУзбекский народ сформировался из многочисленных племен и родов. По своему характеру, по роду хозяйственной деятельности они были очень разными, поэтому некоторые дореволюционные этнографы принимали их за особые народности. Это мнение укреплялось отчасти тем, что хозяйственные, культурно-бытовые и диалектные различия между отдельными группами узбеков даже в конце XIX в. были очень значительными. В тот период население, жившее на территории сегодняшнего Узбекистана, еще не имело общего названия. Крупную самостоятельную группу составляло оседлое население. Его основным занятием было земледелие. Искусственное орошение, обеспечивая поля водой, исключало необходимость кочевать. Много среди населения этой группы было искусных ремесленников. Они производили бумажные и шелковые ткани, медную и гончарную посуду, чугунные котлы, деревянные ложки, чархи (прялки), люльки, омачи (сохи), железные кетмени, лопаты,, ураки (серпы) и другие предметы быта. Особенности производственной деятельности оседлого населения сказывались на характере его культурного облика, общественного и домашнего быта. Постоянным местом жительства у них были города и кишлаки. Города обычно ограждались крепостными стенами, отличались людностью.

 

Наиболее крупные из них распадались на несколько частей. Основными административно-территориальными единицами городов были махалля — своеобразные общины, объединенные вокруг мечетей. Зачастую отдельные махалля специализировались на производстве какого-либо- изделия, и тогда они получали наименование от профессии своих жителей, например махалля котельщиков, плотников, кузнецов. В отличие от городов кишлаки были по преимуществу мелкими селениями и не ограждались крепостными стенами. В центре их обычно располагалась жилая часть, состоявшая из дворов с садами и виноградниками, огражденными дувалами (глинобитными стенами). Вокруг жилого центра располагались поля. Каждый кишлак имел свою мечеть, а иногда и не одну. В более крупных селениях функционировали базары, на которые стекалось население прилегающей территории. Населяли кишлаки в основном крестьяне и в небольшом количестве ремесленники; в мелких кишлаках ремесленники не селились. Кишлаки, как и махалля в городах, были не кровнородственными, а соседскими общинами. Многовековой опыт хозяйственной деятельности в орошаемом земледелии вырабатывал у населения особое умение и навыки в создании оросительных систем. Некоторые каналы и ирригационные сооружения, построенные в древности, и поныне орошают хлопковые поля, сады и виноградники. Поражают своими масштабами и сложной архитектурой такие сооружения, как сохранившийся еще акведук в районе нынешнего Шурчи в Сурхандарь-инской области, называемый местными жителями мостом Искандера (Александра Македонского). Высоко были развиты своеобразное искусство чеканки по металлу, ювелирное дело, роспись на стене и гончарной посуде.

 

Мастера славились также золотошвейным. шелкоткацким, ситценабивным искусством. Женщины-мастерицы достигали высокого совершенства в вышивке прекрасных сю-зане, поясных платков, разнообразных тюбетеек, в выделывании художественных ковров. Домашний быт и семья резко отличались от быта и семьи кочевых и полукочевых народов Средней Азии. Оседлый образ жизни выработал особенно бережное отношение к жилищам, ко двору, поражавшим своей чистотой. Счи-талось обязательным не только систематически подметать комнату и двор, но и улицу у ворот или калитки. Семейная жизнь характеризовалась своеобразным разделением труда мужчин и женщин. Земледелие, садоводство, преобладающая отрасль кустарного производства в основном были монополией мужчин. Вся работа, начиная от приготовления пищи и шитья одежды и кончая уходом за домашними животными и забота о детях,— удел женщины. Люди были очень привязаны к местожительству и прибавляли к своим именам его название («Я житель такого-то города или такого-то кишлака»). У них было сильно развито чувство поддержки и взаимопомощи не только между близкими родственниками, но и между соседями. Обычаи совместной защиты односельчанами и прихожанами одной мечети своего имущества от воров, взаимной помощи при пожарах, обязательного посещения дома соседа в дни похорон, свадеб и другие проявления добрососедских отношений вырабатывались веками. Хозяйственная деятельность оседлого населения отличалась высокой производи- тельностью и использованием по тем временам совершенных орудий производства. Это содействовало развитию у него искусства градостроения, строительства водных сооружений, письменности.

 

Это была самая развитая в культурном и экономическом отношении часть будущего узбекского народа. Другую группу будущей узбекской нации составляли некоторые полукочевые тюркоязычные племена, из которых до начала XX в. сохранились карпуки, барласы, калта-таи, муса-базари. Скотоводческие полукочевые племена группы, вливаясь в состав узбекского народа, постепенно переходили к оседлости, но этот процесс у них шел медленно, тормозясь влиянием традиций полукочевого и скотоводческого образа жизни и, главное, трудными природными условиями, в которых они оказались. Племена этой группы селились в предгорных и горных местно- стях, где было тяжело вести поливное земледелие или заниматься разносторонним скотоводством, требующим больших паст-бищных угодий. В основном они занижались овцеводством, а там, где ото было возможно, богарным земледелием. Тяга к оседлости среди них, в особенности среди беднейшего населения, была очень велика. Полукочевой и полуоседлый образ жизни определили характер материальной и духовной жизни населения этой группы. Оно жило общинами, сплоченными родственными связями. В зимнее время люди переселялись в кишлаки (дословно «место зимовки»), а л-етом со стадами овец уезжали на яйлау (место летовки). В кишлаках строили глинобитные домики-полуземлянки, обычно имевшие дверь, маленькое отверстие в стене почти под потолком и дымоход—дыра в крыше. В отличие от жилищ оседлого населения внутреннее убранство домов было очень бедным. Темные, грубо оштукатуренные, закопченные стены, необмазанные потолки представляли собой резкий контраст с благоустроенными домами оседлых племен. Но и такие дома появились сначала только у некоторых групп муса-базари и лишь позднее, в XX в., у других племен. До этого они жили в капах — полусферических жилищах из согнутых жердей, крытых войлоком, а летом камышовыми циновками. Отапливались они кострами, разведенными в очаге посредине капы. Домашняя утварь изготовлялась из шерсти, кожи, дерева и очень редко железа.

 

Прочно сохранялись пережитки патриархальных связей. Каждая община состояла из родственников и была по форме родовой. В нее входили крупные феодалы — скотоводы и зависимые от них мелкие земледельцы и чабаны. Третья группа образовалась в результате наплыва тюркоязычных скотоводческих племен и родов из Дешти-Кынчака в Среднюю Азию во время завоевания ее Шейба-ни-ханом в конце XV и начале XVI в. К XIX в. роды и племена этой кочевой группы закрепились в долинных полосах Ферганы, Зеравшана, Сурхандарьи, Каш-кадарьи, Гиссара, в Ташкентском и Хивинском оазисах. Районы их расселения отличались плодородными полями и хорошими, но небольшими пастбищами. Из-за недостатка выпасов скотоводство не обеспечивало их существования. Некоторые, особенно бедняцкие, слои начали заниматься земледелием и в конце концов полностью перешли на оседлый образ жизни. Только у немногих племен скотоводство еще сохранялось, хотя земледелие и в их хозяйстве уже начало играть важную роль. Кроме мелких групп, обитавших в земледельческих районах Ферганской долины, люди в теплую пору года жили в юртах независимо от того, выезжали они на летние пастбища (яйлау) или нет. Так прочны были старые традиции кочевого образа жизни. Юрты их отличались от кап несколько большими размерами и формой. Зимние жилшца у этой группы населения представляли собой глинобитные кибитки и землянки. Юрты и кибитки отапливались кострами, которые разводили в очагах в середине жилища. На этих же очагах приготовлялась пища.

 

Культурный уровень населения был очень низок, грамотных среди него почти не было Несмотря на различия между этими тремя группами населения, постепенно в быту, культуре и языке они сближались и в дальнейшем стали неразрывными частя-\’ ми узбекской нации. Этническая неоднородность узбекского народа ярко выразилась в множестве диалектов. По территориальному распространению они разделялись на несколько групп: среднеузбекский, «джокающий», южнохорезмский и отдельные говоры. Среднеузбекский диалект распадается на ташкентский, ферганский, самаркандский, бухарский говоры. В него входят также и североузбекские говоры, распространенные в районах Чимкента, Сайрама, Мерке, Джамбула и других районов Южного Казахстана. «Джокающий» диалект, схожий по этому свойству с казахским и киргизским языками, распространен главным образом в Ферганской, Зеравшанской, Кашкадарьин-ской и Сурхандарьинской долинах и в Северном Хорезме, то есть в районах заселения кочевых племен. Южнохорезмский диалект образовался еще до эпохи Навои, поэт назвал его хо-резмско-тюркским диалектом. Он распространен в районах Хивы, Ургенча, Ханки, Янгиарыка, Хазараспа, Шавата и, по-видимому, возник в результате тюркизации языка древних хорезмийцев. Он имеет сходство с некоторыми диалектами туркменского языка. Своеобразная группа говоров распространена в районе Намангана и окружающих его кишлаков. Она носит название «умшга-утных» говоров и характеризуется смягчением некоторых гласных. По-видимому, она образовалась в период тюркизации Древних ираноязычных народов под влиянием языка древнего племени уйгуров. Такими были этнический состав, быт и язык узбекского народа накануне Великой Октябрьской социалистической революции.

 

В советское время в результате огромных перемен, происшедших в жизни народов Средней Азии, из различных этнических групп сформировалась узбекская социалистическая нация. Смешение разных групп узбеков, в прошлом значительно различавшихся между собой, способствовало их тесному общению. Узбекские племена и роды долин Кашкадарьи и Сурхандарьи, в прошлом резко противопоставлявшие себя другим родам и племенам и даже чуждавшиеся их, теперь освободились от былой родовой замкнутости. Слово «узбек» стало единым национальным самоназванием узбекского народа. Если во времена переписи населения 1926 г. из числа живущих в Ферганской долине и Ташкентском оазисе 32 784 человека еще называли себя кипчаками, 50 078 — кураминцами, 2155 — тюрками, противопоставляя себя узбекам, то во время переписи 1939 г. все они уже причисляли себя к узбекам. Родо-племенная ограниченность отошла на второй план, на первый выступило чувство национального единства.

 

Лучшие коттеджи и загородные дома для аренды в Подмосковье

 

Поиск по сайту

Статьи